Служба новостей IDG, Париж

К 2010 году, по прогнозу Еврокомиссии, расходы на НИОКР достигнут 3% от ВВП

Может ли Мальта, небольшое островное государство с населением 400 тыс. человек, опередить всю остальную Европу в области ИТ? Все зависит от того, как посмотреть. Экспорт технологий, инновации, расходы на исследования, использование широкополосной связи — каждый их этих показателей уводит взгляд в своем направлении. Скандинавские страны лидируют в сфере телекоммуникаций, у Германии больше всех патентов, ряд государств славятся экспортом технологий. Например, по данным статистической службы Еврокомиссии (Евростат), в экспорте Мальты доля доходов от высоких технологий больше, чем у любой другой европейской страны. В 2004 году в ее экспорте высокотехнологичные товары и услуги составляли 55,9%.

По сведениям Евростата, в среднем по странам ЕС в 2004 году расходы на исследования и разработки составляли 1,9% валового внутреннего продукта по сравнению с 2,59% в США и 3,15% в Японии

В Ирландии, где власти упорно трудились, чтобы привлечь крупнейших ИТ-производителей и поставщиков услуг, включая Apple, Dell и Intel, высокие технологии составляют лишь 29,1% экспорта. Для сравнения, от высоких технологий США получили 27% экспортных доходов, а Япония — 22,8%. Для Великобритании эти цифры составляют 22,7%, для Франции — 20%, для Германии — 14,8%.

Конечно, под определение высоких технологий в Евростате подпадают не только компьютеры, но и производство бытовых электронных устройств, фармацевтических препаратов, медицинских инструментов и самолетов. Однако сектор услуг почти полностью связан с ИТ: к нему относятся телекоммуникации, компьютерные и сопутствующие им услуги, а также НИОКР.

Давайте, однако, взглянем на вещи в перспективе: на Мальте не более 300 производителей высокотехнологичной продукции, но Италия имеет их 34 651, что выводит ее на первое место в Европе по числу высокотехнологичных компаний. Это почти вдвое больше, чем в Германии, и составляет 6,3% всех производственных компаний страны. Однако, несмотря свою многочисленность, итальянские компании по сравнению с немецкими намного мельче, а их средний объем производства на треть меньше.

Германия занимает первое место по доле производственных предприятий в высокотехнологическом секторе. Из 19 6702 производственных компаний Германии 19 346, или 9,8%, в 2002 году относились к сектору высоких технологий, по сравнению со средним числом 6,3% для государств — членов ЕС.

Любопытно тем не менее, что германские производители высокотехнологичной продукции в денежном выражении выпустили ее несколько меньше по сравнению со своими коллегами из «низкотехнологичного» сектора. Объем производства в этих двух категориях составляет в среднем 6-7 млн. евро.

Производители высокотехнологичной продукции Великобритании, а это 11 866 компаний (7,2% общего количества предприятий в стране), были более продуктивны — их средний объем производства достиг почти 10 млн. евро на каждого, по сравнению с 4 млн. евро для других производителей в стране.

Франция также имеет продуктивный высокотехнологичный производственный сектор: ее 16188 высокотехнологичных предприятий (6,5%) имели средний объем производства почти 9 млн. евро, в то время как остальная часть ее производственного сектора изо всех сил пыталась достичь в среднем 4 млн. евро.

Относительно высокий объем производства невысокотехнологичных компаний Германии по сравнению с Великобританией мог стать следствием исчезновения традиционной британской обрабатывающей промышленности и последующего смещения страны в сектор услуг.

Британские высокие технологии проявляются скорее в услугах, чем в производстве. При том что Великобритания и Германия имели почти одинаковое число сервисных компаний на душу населения (499587 в Германии и 425819 в Великобритании), с высокими технологиями и информационными услугами связаны 19% британского сектора услуг, а в Германии — лишь 4,4%.

Расходы на НИОКР — одно из средств, с помощью которых и компании, и страны способны оставаться на переднем крае. По сведениям Евростата, в среднем по странам ЕС в 2004 году расходы на исследования и разработки составляли 1,9% валового внутреннего продукта по сравнению с 2,59% в США и 3,15% в Японии. В Европе 54% этих расходов финансировались предприятиями, а остальное — правительствами. В США предприятия взяли на себя 63% расходов на исследования и разработки, а в Японии — 75%.

К 2010 году, по прогнозу Еврокомиссии, расходы на НИОКР достигнут 3% от ВВП, причем две трети будут профинансированы из отраслевых фондов.

Насколько быстро различные европейские страны приближаются к этой цели?

Ближе всех к ней находятся Скандинавские страны. В 2004 году Финляндия истратила на НИОКР 3,51% ВВП, и ее расходы растут на 4% в год в реальном исчислении. Более двух третей этих расходов покрывается за счет частного сектора. Швеция потратила на НИОКР больше — 3,74%, но в реальном исчислении ее расходы снижаются на 2,1% в год, покрыв две трети этих расходов за счет соответствующих отраслей. В Дании бюджет НИОКР составляет 2,63% ВВП и растет на 4,3% в год; примерно 61% финансируется частным капиталом.

Германия по расходам на НИОКР не слишком отстает от Дании, выделяя на эти цели 2,49% ВВП, или 55,1 млрд. евро, из которых две трети дает частный сектор, но эти расходы в реальном исчислении ежегодно возрастают лишь на 0,8% и явно не достигнут 3% к 2010 году.

Расходы Франции растут столь же вяло, составляя около 2,5% ВВП; лишь половина из них поступает из промышленности. Французы надеются повысить долю финансирования со стороны частного сектора, предлагая для этого государственным лабораториям финансовые стимулы. Принявшие участие в этой инициативе исследовательские центры получат название лабораторий Карно — по имени французского ученого и государственного деятеля. Они будут организованы по образу и подобию немецкой сети научно-исследовательских институтов Фраунгофера со смешанным общественно-частным финансированием. Начиная со следующего года французское Министерство высшего образования и научных исследований предложит дополнительное государственное финансирование лабораториям, заключившим контракты на исследования с индустриальными партнерами. Объем финансирования будет зависеть от числа партнеров из частного сектора, найденных лабораториями. Начальный бюджет проекта — 40 млн. евро.

Великобритания в течение нескольких лет расходовала много меньше, чем страны ЕС, которые тратили в среднем 1,9% ВВП, причем чуть меньше половины поступало из частных источников.

(Это одна из областей, где Мальта — неудачный пример: на НИОКР она тратит лишь 0,29% ВВП, причем большая часть финансируется правительством.)

Значительно сложнее измерить эффективность расходов компаний и стран на НИОКР. Еврокомиссия недавно опубликовала список компаний стран ЕС, ведущих научные изыскания, в котором сравнивается продуктивность лучших 700 инвесторов, финансирующих НИОКР в ЕС, с лучшими 700 инвесторами в других странах. Предварительный анализ, ранжирующий примерно 200 ИКТ-компаний по отношению расходов на НИОКР к чистой выручке и отношению чистой прибыли к чистой выручке, не показывает никакой очевидной связи между этими показателями. Ни одна из десяти компаний, лучших по доходности, не попадает в десятку лучших по расходам на НИОКР, а самые экономные в этом плане — вовсе не самые низкодоходные. Разумеется, между началом НИОКР и пожинанием плодов проходит некоторое время: подобное упрощенное ранжирование работает только в отраслях, где компании более десяти лет равными долями вкладывали капитал в те технологии, которые они сейчас продают.

Но если сегодняшняя прибыль не является критерием эффективности сегодняшних программ НИОКР, как еще измерить инновации? Один из способов заключается в том, чтобы посмотреть на число патентов, выданных на новые процессы и технологии и являющихся более зримыми плодами исследовательских усилий.

Однако если говорить о европейской ИТ-индустрии, у такой меры есть недостатки, поскольку большинство инноваций лежит здесь в области ПО. Между тем ситуация в этой сфере серьезно усложнилась после отклонения Европарламентом в июле проекта директивы о патентовании программ.

Тем не менее исследователи находят возможности для патентования изобретений в области вычислительной техники и электронных коммуникаций. С 2000-го по 2004 год число патентов, выданных в этих областях Европейским патентным бюро, увеличилось почти вдвое, с 2819 до 5615. Среди европейских стран по количеству патентов первое место занимает Германия — 741 патент по ИТ. За ней следуют Франция (466 патентов), Финляндия (288), Великобритания (238) и Швеция (221).

Для реализации потенциала роста инноваций Еврокомиссия предлагает увеличить инвестиции в инфраструктуру широкополосных коммуникаций.

Впереди еще много работы: согласно опубликованному в июне отчету IDC, к концу 2004 года в Дании доля широкополосных коммуникаций составляла около 18%, в Финляндии, Швеции и Норвегии — порядка 15%, во Франции и Великобритании — примерно 10%, а в Германии и того меньше.

По общему признанию, в 2005 году Франция развернула множество линий широкополосной связи, так что список лидеров может измениться, но это лишь показывает, что попытка путем вычислений определить европейскую страну, наиболее развитую в плане ИТ, походит на попытку поразить подвижную цель.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями