DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

Прорыв на китайском рынке поправил дела одного из ведущих тайваньских производителей материнских плат

Двадцать два месяца подряд, с мая 2003 года по февраль нынешнего, продолжалась «черная полоса» компании Elitegroup Computer Systems. Финансовые отчеты неизменно свидетельствовали о падении оборотов по отношению к данным годичной давности. По итогам прошлого года, убытки ECS превысили 18 млн. долл. Чтобы не потерять полностью доверие инвесторов, компании пришлось по ходу дела кардинально пересмотреть свои собственные прогнозы: первоначально в ECS рассчитывали, что 2004 год будет завершен с внушительной прибылью. Будущее компании у многих аналитиков вызывало серьезные опасения.

Вопрос о выживании ECS, конечно, не поднимался. Являясь одним из участников «большого квартета» производителей материнских плат, в который также входят ASUSTeK, Micro-Star International и Gigabyte Technology, компания обладала солидным запасом прочности. Речь шла о другом: четверка лидеров мирового производства материнских плат на глазах превращается в пятерку (с участием Foxconn), но в итоге все же может остаться и четверкой, если падение ECS и дальше будет продолжаться. По сути, в ECS оказались один на один с малоприятной перспективой перехода во второй эшелон — что-то в стратегии компании необходимо было менять.

В неудачах ECS многие винили ASUSTeK. До 2002 года — когда была основана ASRock, обособленная дочерняя компания ASUSTeK, практикующая бизнес исключительно с так называемой бюджетной продукцией, — ECS вполне вольготно чувствовала себя на рынке материнских плат начального уровня. ASUSTeK такое положение не очень устраивало. Слияние с PC Chips в 2000 году превратило ECS в достаточно серьезного конкурента. Курс акций и обороты компании росли, и все чаще в индустрии раздавались голоса о том, что расстановка сил в рейтинге производителей материнских плат может измениться в пользу ECS.

Главная сложность для ASUSTeK заключалась в невозможности противопоставить ECS ее же собственное оружие — низкие цены на продукцию начального уровня. Это могло слишком больно ударить по брэнду ASUS, на развитие которого было потрачено немало усилий и средств. Обходной маневр с появлением на рынке отдельного брэнда, за которым стоит мощный инженерный и финансовый потенциал ASUSTeK, оценивался аналитиками как сильный ход, и действительность это подтвердила. Не случайно пример ASUSTeK позже был взят на вооружение в Gigabyte и MSI.

Появление ASRock спутало карты не только ECS, но и многим производителям второго эшелона, сократив им простор для маневра. Как отмечали впоследствии в Тайбэе, это было что-то вроде мины замедленного действия, заложенной под ECS. Во втором эшелоне привыкли активно пользоваться производственным потенциалом ECS, и потому неурядицы этих компаний рано или поздно должны были сказаться и на самой ECS. Тем не менее поначалу казалось, что в ECS достаточно легко справляются со своими новыми задачами. Компания первой из участников «большого квартета» диверсифицировала свою продукцию, и в 2002-2003 годах существенно увеличила объемы продаж — главным образом за счет ноутбуков. Наблюдателей, однако, настораживал тот факт, что на фоне роста оборотов ECS началось постепенное падение акций компании.

Потом пошли неудачи. Жесткая конкуренция на рынке ноутбуков привела к тому, что ECS пришлось значительно сократить объемы их производства. Не принесла ощутимых выгод и попытка раскрутить собственный брэнд. В августе 2004 года было объявлено об очередной смене приоритетов ECS по отношению к ноутбукам — в пользу контрактного производства. Но это был уже вынужденный ход. Первый блин диверсификации уже фактически превратился в ком, а бизнес ECS возвращался в свое исходное состояние. Согласно данным DigiTimes Research, в 2004 году 93% продаж ECS в итоге пришлось на долю материнских плат.

Вторая половина 2004 года и первые месяцы нынешнего ознаменовались рядом серьезных потрясений на рынке материнских плат. Скандалы с Procomp и ABIT, окончательный уход с рынка Shuttle, драматичные события в Acorp — все это по идее (если следовать логике тех, кто связывал неудачи ECS с проблемами производителей второго эшелона) должно было лишь усугубить и без того непростое положение ECS. На деле же случилось обратное — именно в эти месяцы была заложена основа для будущего рывка вперед, и уже в марте компания прервала свою «черную полосу», вновь увеличив объемы продаж по отношению к данным годичной давности.

Интересно, что перелом совпал по времени с представлением в рамках выставки CeBIT едва ли не единственного за последние годы продукта компании, к которому в принципе можно применить такие эпитеты, как «уникальный» и «инновационный». Речь идет о материнской плате PF88 для процессоров Intel Pentium 4, с которой при наличии специальных карт расширения (с поддержкой разработанного в компании интерфейса Elite Bus) можно использовать процессоры AMD (в том числе Athlon 64, Athlon 64 FX, Sempron и Turion 64) и Pentium M. Решение само по себе небесспорное, но интересное — поэтому оно и привлекло внимание как специалистов, так и рядовых пользователей, а от финансовых проблем компании, соответственно, отвлекло. А дальше выяснилось, что проблемы эти уже, можно сказать, остались в прошлом.

Вячеслав Соболев — редактор тайваньского онлайн-издания DigiTimes.com, освещающего события и тенденции ИТ-индустрии в странах Юго-Восточной Азии

Наверное, было бы преувеличением заявлять, что в поисках «рецептов выхода из пике от ECS» журналисты сбились с ног. Но несколько, скажем так, полуфантастических версий все же прозвучало. В одной из них, в частности, говорилось, что ECS третьей на Тайване (вслед за ASUSTeK и Foxconn) заполучила контракт на изготовление материнских плат для Intel. В самой ECS это предположение отвергли. По словам представителей компании, поправить дела удалось в основном за счет расширения бизнеса в Китае.

Переведя свои основные производственные мощности в Китай, в ECS долгое время искали правильный подход к внутреннему китайскому рынку. В 2003 году, по данным DigiTimes Research, доля рынка ECS в Китае была ниже по сравнению не только с MSI, Gigabyte и ASUSTeK (в рейтинге они располагались именно в таком порядке), но и с Soltek. Как отмечают источники в Тайбэе, положение стало меняться к лучшему, когда компании наконец удалось наладить сотрудничество с китайскими сборщиками ПК и выйти на уровень государственных проектов крупного масштаба (таких, например, как программы компьютеризации сельских районов).

Немного оправившись от собственных проблем, в ECS протянули руку помощи одной из старейших тайваньских компаний — Tatung, взяв под свое крыло подразделение по выпуску персональных компьютеров (в активе которого значатся контракты с такими известными компаниями, как Apple и Hewlett-Packard) в обмен на акции нового выпуска. У Tatung в сентябре прошлого года началась своя «черная полоса». Войдя в стратегический альянс с ECS (ожидается, что в результате соглашения между компаниями, заключенного в октябре, Tatung будет принадлежать около 30% акций ECS), Tatung получила наглядный пример, как преодолевать «черную полосу».

Заводы Tatung расположены во многих странах мира. Есть они и в Китае. Следовательно, есть и возможность действовать, руководствуясь пресловутыми «рецептами от ECS». Однако для компании, которая считается, по сути, одним из национальных символов Тайваня, это может оказаться не так просто.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями