Network World, США

В Редмонде назначен руководитель по открытому ПО
Билл Хилф: «Потребность в доступе к исходным текстам существовала всегда»

Одно только название Microsoft все еще вызывает порицающие выкрики и ропот посетителей LinuxWorld. Однако и защитники программного обеспечения с открытым кодом, и руководители Microsoft понимают необходимость корректного взаимодействия. Редмондская корпорация уже приняла на работу Билла Хилфа, ветерана индустрии ПО с открытым кодом. Хилф, ставший директором Microsoft по организации технологической стратегии платформы компании, провел техническую встречу на LinuxWorld – первую для Microsoft, – на которой основное внимание было уделено управлению Linux в смешанной среде. Старший редактор еженедельника Network World Дженифер Мирс смогла выяснить из первых уст, что представляет собой лаборатория Microsoft по Linux и открытому программному обеспечению, а также куда, по мнению гиганта индустрии, движется отрасль.

Расскажите о своем опыте работы и о том, как вы оказались на столь неожиданном посту в Microsoft.

Работать в Microsoft я начал примерно 20 месяцев назад, а вообще открытым кодом и Linux занимаюсь уже порядка десяти лет. Моя работа всегда была связана с разработкой программного обеспечения. Я руководил инженерной группой компании eToys.com, представляющей собой очень крупный сайт электронной коммерции, построенный практически полностью на программных компонентах с открытым кодом. Затем, когда корпорация IBM стала проявлять интерес к Linux – примерно в 1999Б??м или 2000 году, я перешел туда. Представители Microsoft связались со мной в конце 2003 года и заявили: «Нам необходимо понимать программное обеспечение с открытым кодом и то, чему мы можем у него поучиться». Мое сердце принадлежит программам, и я заинтересовался работой в компании, которая создает ПО такого масштаба. Это было интересно как с точки зрения карьеры, так и с точки зрения расширения технологического кругозора. В январе 2004 года я приступил к своей нынешней работе.

Испытывали ли вы внутренний конфликт по поводу работы в Microsoft, которая многими участниками сообщества с открытым кодом считается империей зла?

Несомненно. Однако многие смотрят на Microsoft слишком поверхностно и видят лишь компанию, которая зарабатывает много денег и продает закрытое программное обеспечение. Microsoft на самом деле является технологической компанией, в которой работает много специалистов по технологиям и которая такими специалистами управляется. С технологической точки зрения это место работы оказалось для меня очень интересным. Мне нравится IBM, это великая компания. Но эта компания занимается продажами и управляется менеджерами по продажам. Как для человека, которого влечет к технологиям, Microsoft стала для меня самым подходящим местом работы.

Что вы можете сказать о сравнении ОС Linux с раковой опухолью, которое позволил себе Стив Балмер несколько лет назад?

Вся эта ситуация напоминает жевательную резинку, прилипшую к вашей обуви. Не важно, как это случилось, главное, что от этого уже не избавиться. Это произошло задолго до моего появления в компании.

Как отреагировали на ваш переход в Microsoft ваши коллеги из сообщества Open Source?

Я только что дал интервью сайту Slashdot. Я сообщил свой электронный адрес и попросил написать мне, если у кого-то есть вопросы. Я уже получил порядка 1200 посланий и отвечу на все. Около 99% сообщений несут положительную оценку и благодарности за открытость и честность. Благодарю их авторов за то, что они вступили в диалог. Люди отмечают, что присутствие в Microsoft человека, вышедшего из движения программного обеспечения с открытым кодом, понимающего проблемы этого сообщества и умеющего общаться с его представителями, привнесло в компанию свежую струю. Я всегда тратил достаточно времени на общение с разработчиками из сообщества Open Source, иногда делал это ежедневно. Я разговаривал со многими лидерами этого сообщества на техническом уровне о том, что мы можем сделать, чтобы работать вместе еще лучше. Вы будете удивлены, как много человек говорили мне: «Ты знаешь, слава Богу, что у нас теперь есть с кем можно говорить на эти темы. Я работаю в этой области многие годы, но не знал никого из Microsoft».

Как встретили вас в Редмонде?

Это на самом деле вызывало мое сильное беспокойство, я даже беспокоился об этом больше, чем о реакции сообщества Open Source. Многие в том сообществе являются хорошими друзьями. Я больше беспокоился о том, что окажусь самым одиноким человеком в Редмонде. Однако одной из самых больших неожиданностей для меня стало то, сколь много людей, особенно среди инженеров Microsoft, действительно понимают это сообщество и феномен открытого кода. Они раскрыли свои обюятия и сказали: «Эй, поговори с нами, расскажи нам про все это». Однако здесь, в Microsoft, я ни в коей мере не проявлял религиозный фанатизм, потому что он смазывает итоги обсуждений. Когда я заявляю, что наши продукты могли бы быть лучше в этом месте или что мы можем продвинуться в той области, то опираюсь только на конкретные факты».

Могли бы вы обрисовать пару-тройку самых крупных областей, где, по вашему мнению, программы с открытым кодом представляют угрозу Microsoft, и то, как корпорация отвечает на подобные угрозы?

Я могу с уверенностью сказать, что трачу одинаковое время на размышления о конкуренции, о выгодности и об интероперабельности. Я старался показать, что речь идет не только о конкуренции. Мы конкурируем не только с продуктами из ряда ПО с открытым кодом, но и с коммерческими предложениями и всегда были в такой ситуации. Однако здесь имеется масса возможностей для нас, множество способов, какими мы можем организовать взаимодействие с этими технологиями. Здесь не так уж много технических вопросов, о которых можно сказать: «Это и станет концом индустрии программного обеспечения в том виде, в каком мы ее знаем». Если вы попросите меня оценить радикальные инновации последних десяти лет, то окажется, что они пришли не из мира открытого ПО. Open Source является прекрасным механизмом обобществления. Так что когда мы рассматриваем угрозы с точки зрения конкуренции, то реальной угрозой конкуренции является обобществление тех наших технологий, на которых мы зарабатываем деньги. Впрочем, эта угроза висит над всеми.

Как вы считаете, произойдет ли обобществление, к примеру, после выпуска сообществом Open Source продуктов управления идентификацией?

В основном обобществление произошло в области, которую я называю «серверной инфраструктурой», касающейся работы сетевых серверов. К примеру, я не вижу никакого обобществления в области SCM-, ERP- и CRM-систем. Этого нет. Я наблюдаю обобществление DHCP-сервера. Я наблюдаю обобществление сервера DNS. Так что вам просто нужно продолжать развивать инновации, чтобы оставаться в игре. Причина, почему я говорю это так уверенно, заключается в том, что я знаю, как будут выглядеть последующие полтора года с точки зрения инновационного цикла в Microsoft. В этот период мы выпустим больше программного обеспечения, чем когда-либо за последние многие-многие годы.

Расскажите немного о Linux-лаборатории и о том, чем она занимается.

У нас имеется более 300 различных серверных и клиентских систем, работающих под управлением множества различных версий Linux и Unix. Я беру наши продукты, которые разработаны с учетом интероперабельности, помещаю их в свою лабораторию и тестирую. Так мы работаем сейчас со следующим релизом нашего серверного Windows-продукта под названием R2, который выходит в этом году. В нем будет присутствовать множество функций по обеспечению взаимодействия с Unix. Еще одной работой, которую мы завершили и результаты которой надеемся вскоре увидеть, является создание продукта для организации высокопроизводительных вычислений. Он будет выпущен в этом году под названием Compute Cluster Edition. Сегодня в кластерных вычислениях лидирует Linux. Мы не работали в этой области достаточно эффективно. Так что я построил в лаборатории эффективный кластер на базе Linux и добился того, чтобы наш продукт его обогнал. Мы выполнили замеры производительности, провели сравнение и рассмотрели возможности интероперабельности. Я надеюсь на то, что продукт займет хорошие позиции.

Microsoft прибегает к услугам сторонних разработчиков для обеспечения взаимодействия между Windows и другими средами. Продолжит ли компания Microsoft опираться на сторонние компании?

Мы будем применять оба подхода. Один сетевой администратор после публикации интервью Slashdot написал мне, что ему необходимы различные службы NFS и NIS. Работа, проделанная нами в нашей подсистеме для Unix-приложений в R2, поможет ему с точки зрения готовности Windows. Мы опираемся на партнеров во многих других областях, в частности в управлении, аутентификации и авторизации. Мы можем выйти на различные рынки в зависимости от наших потребностей, и действительным положительным моментом в наличии партнерской «экосистемы» является тот факт, что они могут быть глубочайшими специалистами в некоторой узкой области. Мы хотим вложить деньги в создание платформы управления, к которой могут подключаться сторонние производители. Мне импонирует наличие множества игроков, подобных Vintela и Centrify.

Что вы можете рассказать об инициативе Microsoft по раскрытию кода, в рамках которой предоставляется ограниченный доступ к исходным текстам программного обеспечения корпорации. По вашему мнению, это движение должно расширяться?

Потребность в доступе к исходным текстам существовала всегда. Однако, достаточно давно вращаясь в сообществе Open Source, я убедился, что наличие исходных текстов является всего лишь одним небольшим аспектом феномена программного обеспечения с открытым кодом. Самой большой его частью является общественный процесс. Это волшебство. Это социологический эффект. Это не имеет большого отношению к кодированию. Я полагаю, что в Microsoft должны будут понять, как сообщество Open Source смотрит на все свои продукты. Примером может служить изменение способа ведения сетевых дневников. Существует безумное количество – многие тысячи – разработчиков, которые ведут дневники каждый день. Их не существовало два года назад. Что находится в этих дневниках? Есть маленькие куски интересного кода на языке C# или небольших пакетных файлов, которые можно использовать для обновления собственных настроек политик во всей сети. Это делается прозрачно, это делается в общественном духе и именно так это работает. И в этом заключается самое большое волшебство.

Поэтому вы думаете, что Microsoft сможет присоединиться к этому движению, оставаясь при этом гигантом коммерческого программного обеспечения?

Абсолютно верно. И мы не единственные люди, которые это понимают. Имеются очень значительные выгоды от этого общественного процесса, но также и множество отрицательных моментов. Как и всегда в этом мире, путь не всегда усеян розами. Имеются также и некоторые проблемы при построении программного обеспечения таким образом. И мы их видим.

Однако, по-видимому, Microsoft видит схему сосуществования программного обеспечения с открытым кодом и коммерческого ПО?

Сосуществование коммерческого программного обеспечения и открытого ПО будет наблюдаться всегда. Я твердо в этом убежден. Мы не начали бы программы, подобные раскрытию кода, если бы не видели нужды наших клиентов в повышении прозрачности исходного кода. В основе нашей уверенности лежит наша вера в то, что мы является компанией, производящей коммерческое программное обеспечение и что мы можем создавать прекрасные инновационные продукты. Наша уверенность непоколебима уже 30 лет и сильна как никогда. Люди заявляют, что существуют фанатики открытого кода. Они должны побывать в Редмонде. Здесь есть некоторое количество людей, просто влюбленных в наши технологии. Мы верим, что создаем прекрасные продукты. Я сам это видел. Во многих вещах я остаюсь критиком номер один в Редмонде. И я видел некоторые прекрасные технологии, созданные нами. Они очень привлекательны.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями