DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

В BenQ осознают, что бизнес, приносивший Siemens многомиллионные убытки, не получится сделать прибыльным, ничего в нем не меняя

Помнится, когда в декабре прошлого года корпорация IBM сенсационно объявила о продаже своего подразделения персональных компьютеров китайской компании Lenovo, легендарный основатель Acer Стэн Ши отнесся к этой сделке прохладно. Комментируя случившееся, Ши был настроен скептически, высказываясь в том духе, что, мол, стратегия Lenovo свои плюсы имеет, но в Acer всегда придерживались иных приоритетов и не собираются расширять бизнес за счет приобретения других компаний или торговых марок. Примерно в том же ключе говорил и Ли Кун Яо, которого в Тайбэе считают одним из лучших учеников Ши. В Taipei Times цитировались слова руководителя компании BenQ, выросшей из подразделения Acer Communications & Multimedia, о том, что в BenQ не рассматривают стратегию Lenovo как пример для подражания, на который следовало бы равняться, решая задачу улучшения позиций на мировом рынке. BenQ и без этого удалось добиться существенного прогресса в ряде регионов, в частности в Европе, как отмечал тогда Ли.

У истории, как известно, свои причуды. Всю первую половину нынешнего года в ИТ-отрасли активно дискутировались трудности, с которыми предстоит справиться Lenovo, приняв на себя ответственность за судьбу брэнда IBM PC, и возможности, которые эти трудности открывают для других компаний. Acer с самого начала отводили первый номер в списке претендентов на получение дивидендов в результате «китаизации» брэнда IBM PC. BenQ в этот список включил сам Ли, заявивший в январе в одном из интервью, что для его компании наступило подходящее время бросить вызов позициям IBM ThinkPad на рынке ноутбуков. В тот момент, думаю, мало кто предполагал, что по прошествии всего лишь пяти месяцев в роли Lenovo окажется именно BenQ — после приобретения подразделения Siemens по разработке и выпуску мобильных телефонов.

Зачем BenQ это приобретение? Пожалуй, символично, что лучший ответ на этот вопрос дал Ши. Основателю Acer припомнили его же собственные слова о правильности решения отказаться от покупки подразделения персональных компьютеров Siemens, принятого им в 1998 году.

«Мы действительно полагали, что могли бы изменить к лучшему позиции брэнда Siemens на рынке ПК. Однако тогда в Siemens нам не пообещали того, что они сейчас пообещали BenQ, а именно — компенсации потенциальных потерь», — заявил экс-председатель совета директоров Acer.

Иными словами — от предложения Siemens на этот раз было невозможно отказаться, но сделано оно было явно не от хорошей жизни. Подразделение клиентских средств мобильной связи приносило Siemens убытки, исчисляемые сотнями миллионов евро, и нет ничего удивительного в том, что в немецкой компании всеми силами стремились от него избавиться. Удивительно другое: в официальном заявлении участников сделки вообще ничего не говорилось о том, какую сумму BenQ выплачивает за активы Siemens, но при этом было несколько раз повторено, что Siemens перечислит BenQ 250 млн. евро на развитие бизнеса и плюс еще 50 млн. будут уплачены за акции тайваньской компании. Вообще при первом прочтении этого документа у многих складывалось полное впечатление, что это не BenQ покупает бизнес с оборотом в 5 млрд. долл., а Siemens разменивает свое место в группе лидеров мирового рынка мобильных телефонов акциями BenQ, да еще и приплачивает тайваньской компании в качестве своего рода возмещения моральных издержек.

В самый канун объявления о совершении сделки в информационных лентах мелькала сумма в 350 млн. евро, которая, впрочем, так и осталась неподтвержденной на уровне официального коммюнике. Непонятным осталось и то, каким образом эти неподтвержденные 350 млн. соотносятся с упомянутой поддержкой развития бизнеса BenQ со стороны Siemens в размере 250 млн. евро, и не составляет ли в итоге сумма сделки всего лишь 100 млн. евро, что в десять раз меньше суммы сделки между Lenovo и IBM. Впрочем, даже если так оно и есть, это еще не повод для руководителей Siemens посыпать голову пеплом. Все-таки брэнд мобильных телефонов Siemens — это далеко не то же, что IBM PC.

Конечно, похвальна и даже в какой-то степени трогательна забота топ-менеджмента Siemens о собственных сотрудниках, которых сделка с BenQ превращает в работников тайваньской компании. Найденный в лице BenQ «идеальный партнер» (выражение генерального директора Siemens Клауса Кляйнфельда) по сути согласился на то, чтобы все в приобретаемом подразделении мобильных телефонов оставалось как есть, и даже штаб-квартира не совсем пока понятной новой структуры формально сохранится на прежнем месте — в германском Камп-Линтфорте. По этому поводу аналитиками даже было пролито некоторое количество слез умиления; их, возможно, могло быть и больше, если бы не одно известное обстоятельство. Бизнес — штука жесткая, временами жестокая, и сантиментов не любит.

Всего лишь через неделю после того, как BenQ и Siemens обнародовали детали своей сделки, другая тайваньская компания, Lite-On Technology, объявила о прекращении сборки сотовых телефонов на своих производственных мощностях. В Lite-On не стали напрямую связывать два этих события, но многим в Тайбэе связь представляется очевидной. Именно эта компания являлась основным подрядчиком Siemens, т. е. трудности Lite-On были вполне предсказуемы и закономерны, хотя никто, конечно, не ожидал, что дело примет такой серьезный оборот. Даже с учетом имевшихся сведений о том, что Siemens с середины мая приостановила размещение новых заказов на заводах Lite-On.

Если в BenQ действительно хотят сделать прибыльным бизнес, который приносил Siemens многомиллионные убытки, им вряд ли имеет смысл творчески развивать европейские идеи гуманизма по отношению к экс-сотрудникам немецкого концерна. Резко увеличив свою долю мирового рынка мобильных телефонов, тайваньская компания теперь являет собой реальную угрозу позициям лидирующего трио (Nokia, Motorola и Samsung Electronics) и потому едва ли может ожидать сентиментального снисхождения со стороны грандов.

По сути, война уже началась. Ее прологом стали слова «Двум индейкам не высидеть орла» забывшего о политкорректности исполнительного вице-президента Nokia Ансси Ваньоки, сказанные им в ходе июньской конференции Nokia Connection 2005. Досаду Ваньоки можно понять. После потери в конце прошлого года OEM-контракта с Motorola, сделавшей выбор в пользу другой тайваньской компании, Compal Communications, у BenQ, согласно данным DigiTimes, оставался единственный крупный OEM-заказчик мобильных телефонов — Nokia. А другим тайваньским OEM-партнером финской корпорации, кстати, была компания Lite-On Technology.

Руководствуясь универсальным принципом «поживем — увидим», в BenQ предпочли пока не реагировать на выпад со стороны Nokia. В Тайбэе понимают, что покупать убыточный бизнес означает покупать трудности, и в основном эти трудности — внутренние, а не внешние. Подтверждением тому стало недавнее интервью Ли в немецком еженедельнике Der Spiegel, где, в частности, прозвучало такое предостережение бывшим сотрудникам Siemens: «Мы не ожидаем от немецкого персонала столь же высокой производительности труда, как у китайских работников. Но им нужно осознать, что их подразделение оказалось в критическом положении, и в итоге проиграют все, если мы не будем ничего менять».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями