DigiTimes.com, специально для Computerworld Россия

В Тайбэе считают, что стратегия Lenovo имеет свои плюсы, и размышляют о том, как «конец эпохи» может отразиться на тайваньской ИТ-индустрии

Вряд ли кто-нибудь станет спорить с тем, что объявление о приобретении китайской компанией Lenovo Group подразделения корпорации IBM по выпуску персональных компьютеров стало одним из самых заметных событий минувшего года в ИТ-индустрии. Конечно же, случившееся вполне можно считать как знаковым событием, так и логическим продолжением объективных тенденций развития компьютерной отрасли на протяжении последних даже не лет, а десятилетий. Безусловно, имеются достаточно веские основания для того, чтобы назвать сделку между Lenovo и IBM исторической. И, скорее всего, правы те, кто квалифицировал случившееся как конец эпохи. Ведь IBM оставалась символом этой эпохи, даже не являлась лидером рынка ПК.

Китай усиливает свои позиции на международной арене, но, пожалуй, нигде это пока еще не вызывает такого беспокойства, как на Тайване. Взаимоотношения Пекина и Тайбэя никогда не были простыми, даже в те времена, когда казалось, что в них наступило значительное потепление. В послевоенные годы Китай и Тайвань нередко оказывались на грани серьезной конфронтации, однако ее до сих пор удавалось избежать. Естественно, в Пекине с интересом наблюдают за тем, что происходит в Тайбэе, и наоборот. Касается это не только политики, но и, пожалуй, даже в большей степени экономики.

Предположить, что сделка между Lenovo и IBM вызовет широкий резонанс с другой стороны пролива, было бы вполне логично. Связи и Lenovo, и IBM с тайваньскими компаниями достаточно прочны и обширны, случившееся неизбежно затрагивало их интересы. Однако реакция здешней ИТ-индустрии в действительности оказалась довольно сдержанной.

В какой-то степени это можно объяснить особенностями азиатского менталитета (хотя в континентальном Китае реакция была куда более бурной), а также — сезонным ростом бизнес-активности в период перед католическим Рождеством (хотя к середине декабря этот рост уже, как правило, сходит на нет, вскоре сменяясь практически полным прекращением активности). Но, думается, с переходом IBM PC «во владения Lenovo» целая эпоха закончилась и для Тайваня, и именно этим объясняется сравнительно вялый интерес здешней ИТ-индустрии к данной сделке. Наступило время очередной переоценки ценностей.

Отношение к IBM на Тайване всегда было особым, и это было не просто почитание или уважение. Это был своего рода культ — в IBM верили, как верят в народные средства медицины или хорошие приметы. Характерный пример — один знакомый инженер из компании Quanta рассказывал, что ему стоило больших трудов перейти в подразделение, которое занимается разработкой продуктов в рамках OEM-контрактов с IBM. Но дело того стоило: свой переход он рассматривает как важную веху на пути карьерного роста.

Торговая марка IBM по-прежнему ценится на Тайване очень высоко, сама эта аббревиатура вызывает почти трепетное отношение. При этом IBM многие здесь считают еще и своего рода «крестной матерью» тайваньской ИТ-индустрии, хотя вряд ли можно утверждать, что в ее становлении корпорация принимала по-настоящему активное участие. Но IBM дала здешним компаниям шанс встать на ноги, и многие этот шанс использовали на все сто процентов, если не больше.

IBM пришла на Тайвань задолго до местного компьютерного бума. Строительство знаменитого теперь на весь мир научного парка Хсинчу на северо-востоке острова началось в 1980 году, а уже на следующий год в IBM отметили четвертьвековой юбилей своего тайваньского представительства. И в том же году был анонсирован IBM PC, ставший впоследствии своего рода символом бурного роста тайваньской ИТ-индустрии. Возможно, она и не сыграла главной роли в появлении на свет термина IBM PC Compatible — на этот счет могут быть разные мнения. Но, вне всяких сомнений, представить производство ПК-совместимых систем и комплектующих для персональных компьютеров без здешних компаний сегодня просто невозможно.

Помимо Quanta, согласно данным тайбэйской Economic Daily News, ноутбуки для IBM в последнее время производила также компания Wistron, материнские платы — ASUSTeK, ECS, Gigabyte, MSI, USI и Foxconn (Hon Hai), настольные ПК — та же Foxconn. Большинство из них (в частности, Quanta, ECS, MSI и Foxconn) были связаны партнерскими отношениями и с Lenovo, ноутбуки для которой выпускались также компаниями Compal и MiTAC. Кроме того, по данным DigiTimes, Lenovo была одним из трех крупнейших заказчиков подразделения по выпуску мобильных компьютеров компании FIC. Интересно, что вскоре после объявления о сделке Lenovo и IBM появилась информация о планах FIC по переносу всего производства ноутбуков на новое предприятие компании в Китае, ввод которого в эксплуатацию ожидается в третьем квартале следующего года.

Вполне возможно, эти планы как-то коррелируют с уже анонсированным намерением руководства Lenovo перераспределить размещение заказов по обеим сторонам Тайваньского пролива. Очевидно, что это перераспределение может привести к ужесточению соперничества тайваньских компаний в борьбе за OEM-контракты между собой, а также с китайскими конкурентами.

В Тайбэе в целом довольно скептически относятся к перспективам прогресса Lenovo на рынке ПК после поглощения активов IBM. Китайской компании (которая, к слову сказать, частично принадлежит государству) еще предстоит доказать корпоративным заказчикам IBM, что IBM PC от Lenovo ничуть не хуже, чем IBM PC от самой IBM. Но если этого сделать не удастся, в выигрыше могут оказаться другие тайваньские компании, и в первую очередь — Acer, которая прежде опережала Lenovo в рейтингах ведущих производителей ПК, а теперь по логике должна остаться позади.

Легендарного основателя и теперь уже экс-председателя совета директоров Acer Стэна Ши, разумеется, не преминули спросить о том, каково его мнение о заключенной сделке. Ши ответил в том духе, что, мол, стратегия Lenovo, конечно, имеет свои плюсы, но в Acer всегда придерживались иных приоритетов и не собираются расширять бизнес и увеличивать долю рынка за счет приобретения других компаний или торговых марок. Аналогично ответил на тот же вопрос и Ли Кун Яо (в российской ИТ-прессе его часто именуют Кей Уай Ли), председатель совета директоров компании BenQ, выросшей из подразделения Acer Communications & Multimedia.

Acer и BenQ наряду с ASUS относят к числу самых узнаваемых и уважаемых тайваньских торговых марок. BenQ, конечно, не имело смысла ввязываться в борьбу за IBM PC, а вот Acer и ASUSTeK вполне могли в ней поучаствовать, также, кстати, как и Foxconn (Hon Hai — один из самых мощных промышленных холдингов Тайваня, и, как здесь уверены, в любом случае останется в выигрыше в результате случившегося). Участвовали они в ней или нет, теперь уже, наверное, не столь важно. ИТ-индустрия изменилась после того, как активы подразделения IBM по выпуску персональных компьютеров отошли к Lenovo Group. Но что именно в ней изменилось, еще предстоит осознать и осмыслить, в том числе и в Тайбэе.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями