В последнее время представители Borland не устают рекламировать свою стратегию управления жизненным циклом приложений (application lifecycle management, ALM), а также усилия, связанные с созданием унифицированной производственной структуры для проектов разработки ПО

Президент и генеральный директор Borland Software Дэйл Фуллер пришел в компанию в 1999 году. В последнее время представители Borland не устают рекламировать свою стратегию управления жизненным циклом приложений (application lifecycle management, ALM), а также усилия, связанные с созданием унифицированной производственной структуры для проектов разработки программного обеспечения. Редактор еженедельника InfoWorld Пол Крил обсудил с Фуллером вопросы, связанные с развитием инструментальных средств Borland, стратегией ALM, а также противостоянием между Java и .Net.

Borland сегодня не упускает из виду рынки Java и.Net. В Microsoft утверждают, что .Net опережает по популярности Java в корпоративной среде. С другой стороны, представители Sun Microsystems не устают заявлять прямо противоположное. Кто, на ваш взгляд, выиграет эту битву? Или же победителей в ней не будет? Какое место отводится в этой схватке Borland?

Действительно, Java и многозвенные архитектуры инициировали коренную перестройку корпоративных программных систем и подняли их на новую высоту. Со своей стороны, .Net претендует на лидерство в мире настольных компьютеров. Не секрет, что рынок настольных компьютеров фактически контролируется Microsoft. Серверы на платформе Windows тоже занимают на рыночном пространстве весьма обширную нишу. Многие серверы подразделений работают под управлением Windows, а потому уже в ближайшее время также будут развиваться под знаком .Net. На практике это означает, что в корпоративной среде как Java, так и .Net будет отводиться достаточно большое место. Кроме того, остается и «третья сила» — ее составляют унаследованные системы.

Таким образом, есть три среды, в которых нам приходится работать. Какой из них в данный момент отвести место лидера, зависит от вашей оценки своих перспектив. Помните, как трое слепых описывали слона. Один трогал его за хвост, другой — за хобот, третий — за ногу, и все говорили о слоне по-разному. Но несмотря на различие описаний, это был один и тот же слон.

То же самое можно сказать и о клиентах. Мы живем в объективно неоднородной среде, и это необходимо принимать во внимание для того, чтобы сохранить и расширить свою клиентскую базу. Каждая категория клиентов представляет собой часть общего целого.

Каких пользователей у вас больше: отдающих предпочтение JBuilder или Delphi?

Хотелось бы напомнить, что Delphi поставляется на протяжении уже восьми лет, поэтому сегодня у нас больше пользователей Delphi, а не JBuilder.

А каково соотношение между ними?

Сейчас, вероятно, оно приближается к отметке 50:50. Однако если добавить сюда пользователей, работающих на C++, то следует признать, что общая армия поклонников C++ и Delphi значительно превосходит количество пользователей JBuilder. По моим оценкам, число сторонников JBuilder перевалило за миллион. Впрочем, повторю еще раз, сколько лет исполнилось JBuilder? Четыре года. А первая версия Delphi появилась восемь, даже девять лет назад.

Не превратит ли желание закрепиться на рынке как Java, так и .Net вашу компанию в островок, который будет находиться везде и вместе с тем нигде?

Мы больше похожи на мосты между островами. Острова в данном случае — это мир Microsoft и остальные. Одновременно мы играем роль транспортных магистралей и между отдельными частями мира J2EE. Одни из них принадлежат IBM, другие — Sun, третьи — прочим платформам. Мы объединяем их друг с другом и позволяем клиенту перебраться на платформу Microsoft с тем, чтобы все используемые им программные компоненты можно было связать в единое целое. Это реальный, по-настоящему действенный механизм, который многие представители противоборствующих компаний попросту не используют. Они не смотрят друг на друга, не создают связующих технологий, которые мы пытаемся встраивать в свои продукты. Таким образом, в мире программного обеспечения нам отводится роль Швейцарии — Borland не собирается переходить на ту или иную сторону. И мы сознательно стремимся придерживаться именно такой линии, потому что уверены: это способствует расширению и укреплению нашей клиентской базы.

Не кажется ли вам, что Web-сервисы при таком многообразии стандартов становятся чересчур сложными?

Web-сервисы — это просто вызов объектов особого рода из приложения, обращающегося к внешним распределенным системам, которые предоставляют определенную услугу. Как протестировать, загрузить и эффективно использовать то, что требуется клиенту? Все эти вопросы решаются с помощью Web-сервисов. Согласен, неразбериха с Web-сервисами объясняется, в частности, и наличием слишком большого числа органов стандартизации, которые создают собственные версии Web-сервисов и формируют соответствующие течения, вносящие сумятицу в ряды пользователей. Те перестают понимать, что за штука скрывается за данным термином.

Проявляют ли ваши клиенты интерес к Web-сервисам?

Пожалуй, вставлять в свои рассуждения упоминание о Web-сервисах сегодня нравится всем. Но думаю, что далеко не все в состоянии дать им точное определение. Лично я сделать этого не могу, потому что за данным термином скрывается широкое понятие. Неясно, что на самом деле стоит за модным названием. Значение, которое вкладывают в этот термин в Bank of America кардинально отличается от того, что подразумевают представители Porsche, Boeing или какой-то другой компании. Таким образом, практически каждый сегодня готов предложить свое частное определение.

Означает ли анонс стратегии оптимизации доставки программ (Software Delivery Optimization, SDO), что Borland превращается в большей степени в поставщика решений категории ALM и постепенно отходит от производства средств разработки, или же это естественное расширение взятого ранее курса?

Наша компания всегда пыталась охватить уровень производительности труда индивидуального разработчика, на котором и находятся инструментальные средства. Без инструментов невозможно перейти к следующей стадии повышения эффективности коллективного труда. На этой стадии уже нужны механизмы ALM. Здесь конструкторы, авторы моделей, архитекторы и разработчики должны объединить свои усилия для реализации проекта. Сами по себе инструментальные средства определяют скорее характер индивидуальной игры. Что касается команды, то каждый ее член обязан поддерживать связь с коллегами. А здесь определяющее значение имеет скорость операций.

Следующий крупный этап связан с механизмами SDO, которые характеризуют ваш подход к оптимизации ведения бизнеса, к повышению его эффективности. Как узнать, движемся ли мы в правильном направлении? Это не просто оценка единичного проекта, скорее, здесь фигурирует целый портфель проектов. Индивидуальные черты проекта могут меняться, но это не сказывается на его ценности для предприятия, потому что я либо пытаюсь сократить затраты, либо назначаю другие сроки, либо сужаю его рамки. Ценность для бизнеса определяется тем, что я хочу получить в конечном итоге. Мы стремимся оптимизировать связи между технологией и миром бизнеса. И вот здесь-то на передний план и выходит управление ИТ, управление программным обеспечением.

Компания Borland только что купила технологию EstimatePro, предназначенную для планирования реализации программных проектов. Собираетесь ли вы делать еще какие-то приобретения?

Да, мы занимаемся этим вопросом, но не хотели бы раскрывать подробности раньше времени.

А в каких технологических областях предполагается осуществлять приобретения?

Думаю, нам надо укреплять свои позиции в области SDO. Проекты Themis, Hyperion и Prometheus призваны расширить возможности новой технологии. Мы предполагаем вести разработки собственными силами, покупать готовые решения и привлекать партнеров. Все эти три направления активно развиваются.

Я хорошо осведомлен о деталях проекта Themis, но не так много знаю о Hyperion и Prometheus. Какова их цель? Какие продукты должны появиться в конечном итоге?

Идея Themis заключается в ролевом представлении того, что происходит в секторе ИТ, с точки зрения перспектив бизнеса. Каким я вижу существующее положение дел? Как принимать решения в зависимости от состояния нескольких различных проектов? Какой путь оптимален? Что принесет наибольшую прибыль?

Проект Prometheus должен повысить предсказуемость того, что я делаю, и вывести управление на новый качественный уровень. Как одновременно руководить сразу несколькими направлениями? На какие сигналы обращать внимание? Каковы признаки здоровья и благополучия активов ИТ, их изменения с учетом движения по выбранному пути?

А Hyperion — это набор средств управления имеющимся портфелем активов, архитектурой в целом. Не только архитектурой, а всей организацией. Что мне известно о своих активах — что работает, что не работает, что приносит деньги, что денег не приносит? А в конечном итоге, что со всем этим делать? Если открываются новые возможности, следует ли отрывать людей от проекта, который не приносит денег, и направлять их на реализацию прибыльного проекта?

Одновременно с созданием новых технологий мы продолжаем развивать и технологии ALM. Сегодня мы становимся свидетелями дальнейшей интеграции. Лейтмотивом нашей стратегии была интеграция всех компонентов в режиме реального времени, начиная от определения требований и заканчивая выполнением операций по развертыванию приложений. Мы можем сократить цикл разработки на две трети и действительно выпускать продукты гораздо быстрее и с более высоким качеством. На это как раз и направлена стратегия ALM.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями