В той или иной форме Linux будет существовать, пока сообщество идей Open Source продолжает поддерживать эту систему. Но в Microsoft надеются, что в конечном счете корпорация больше выиграет, чем проиграет. Microsoft находится на подъеме и рассчитывает, что такая тенденция сохранится на рынке как серверов, так и настольных систем

Недавно исполнился год с того момента, как Мартин Тэйлор начал выполнять в Microsoft роль главного стратега в отношении Linux. Официально его должность называется «генеральный менеджер по стратегии платформ». Тэйлор встретился с корреспондентом еженедельника Computerworld и поделился своими последними наблюдениями.

Какие уроки вы извлекли за прошедший период?

Поначалу я думал, что люди действительно скрупулезно сравнивают все аспекты Linux и Windows и на основании этого делают вывод, что Linux обладает меньшей общей стоимостью владения. На самом деле все далеко не так. Когда я разговариваю с клиентами и мне заявляют, что общая стоимость владения Linux ниже, далеко не всегда сравнение проводится с Windows. Оказывается, что речь идет о том, что по данному критерию Linux лучше Unix. Многие знают, что сэкономят деньги, отказавшись от коммерческих версий Unix и систем, построенных на базе RISC-процессоров. Вопрос заключается в том, какое направление выбрать. Осуществлять переход на Linux или на Windows? Именно эти операционные системы и надо сравнивать.

Какие еще неожиданности вас поджидали?

За последний год мы все чаще стали слышать требования о возмещении убытков (множатся судебные иски о нарушении патентного законодательства и авторских прав). Все больше и больше клиентов спрашивают, что мы, собственно, рассчитываем получить от всех эти разбирательств с Hewlett-Packard, IBM, Red Hat или Novell. Прежде всего, хочу заметить, что мы будем защищать свою технологию самыми агрессивными методами. Нужно убедить людей в том, что уровень доверия к нашим продуктам во многих отношениях выше, чем к Linux. Таким образом действительно можно склонить чашу весов в свою сторону.

В нынешнем году меня поразили и масштабы коммерциализации Linux — откровенно говоря, такое положение дел я рассматриваю как хороший знак... потому что теперь мы можем говорить на языке коммерции. Когда люди получают что-то бесплатно, на многие отрицательные моменты они склонны смотреть сквозь пальцы. Ход рассуждений примерно таков: «Хорошо, раз мы не платим за это, уделять вопросам безопасности повышенное внимание не имеет смысла. Все, что нужно, мы сделаем сами. Что ж, действительно, здесь нет тестирования на обратную совместимость. Впрочем, не стоит беспокоиться. Мы сделаем самостоятельно и это». Но как только вы начинаете выписывать чеки, у вас появляются определенные требования, и это справедливо.

Что вы можете сказать о действиях Novell?

Корпорация находится в переходной стадии. В какой-то степени эта компания хочет быть независимой от конкретной платформы, поскольку в действительности сегодня ее бизнес по большей части не связан с NetWare. Акцент делается на ZENworks и всем, что связано с данным проектом. Руководству Novell хочется охватить и Windows, и Linux, и NetWare. Но со временем им все равно придется сделать ставку на какую-то одну платформу и в дальнейшем развивать именно ее.

Летом я встретился с 12 ведущими мировыми реселлерами продуктов Novell и на протяжении четырех часов внимательно их выслушивал. Мне нужно было понять, что в действительности происходит на рынке. Очевидно, что Novell активно призывает всех как можно быстрее перейти на SuSE Linux... Думаю, они ставят перед собой цель опередить Red Hat и стать ведущим поставщиком Linux.

Правильно ли я понимаю, что в долгосрочной перспективе Novell следует рассматривать в качестве вашего основного конкурента среди производителей Linux?

В этом нет никаких сомнений, потому что у них наилучшим образом реализованы связи между ядром, уровнем приложений и тем, что находится поверх него.

Сегодня их задача заключается в том, чтобы сделать свою систему отличной от системы Red Hat. А это, в свою очередь, означает, что компании необходимо наладить распространение настраиваемой ОС. В конечном итоге система Linux перестанет быть просто Linux. Версия Red Hat Linux будет отличаться от Novell Suse Linux, Debian Linux, Mandrake или версии любого другого поставщика.

Microsoft поручала аналитическим компаниям готовить отчеты, помогающие людям «узнавать конкретные факты» о Linux. Занимаетесь ли вы этим по-прежнему?

Если есть какие-то интересные факты или сведения, надеюсь, что найдутся аналитические компании, которые опубликуют их по собственной инициативе, просто потому, что это имеет большое значение для них самих. Если же такого не произойдет, мы поручим им провести соответствующее исследование.

Продолжают ли поступать жалобы клиентов на лицензионную политику Microsoft?

Вопросам лицензирования сегодня я посвящаю едва ли половину того времени, которое тратил на них год назад... За последние пару месяцев я обсуждал политику лицензирования, пожалуй, всего три-четыре раза, тогда как в прошлом году это происходило регулярно.

Какую «серверную» работу вы хотели бы отобрать у Linux в первую очередь?

Основное внимание мы уделяли Web-серверам, работающим под управлением Linux. Кроме того, рассматривался и сценарий, связанный с прикладными платформами Unix. Представители компании Meta Group недавно провели опрос 24 специалистов в области ИТ и руководителей основных подразделений, которые осуществили переход с систем SAP или PeopleSoft, работавших под управлением Unix, на платформу Windows. В результате у них на 50% снизилась потребность в серверах, на 50% сократились расходы на администрирование и уменьшилась общая стоимость владения, на 25% расширился спектр возможностей в части устойчивости, масштабируемости, готовности. Одна из причин, по которой мы обратились к Meta с просьбой поговорить с пользователями, прежде чем самим переходить к активным действиям, заключалась в необходимости прочувствовать ситуацию. Какие ценные для клиентов предложения мы можем выдвинуть? Действительно ли люди видят открывающиеся перед ними преимущества? Как переманить на свою сторону поклонников Unix, которые не хотят иметь дел с Windows? Действительно ли на этом можно серьезно заработать?

Считаете ли вы, что ваша работа состоит в том, чтобы убедить людей не сбрасывать со счетов Microsoft при рассмотрении вопросов перехода с одной операционной системы на другую?

Да. Это интересная задача, хотя моя работа не ограничивается только проблемами подобного рода. Один из вопросов, которому мне в текущем году хотелось бы уделить повышенное внимание, заключается в том, чтобы добиться от нынешних пользователей Unix хотя бы рассмотрения возможностей Windows.

А как вы находите таких людей?

При принятии решений никого из Microsoft туда нередко даже не приглашали. Частично это объясняется тем, что изначально наша корпорация ассоциировалась с настольными компьютерами и серверами низшего звена. И до сих пор нас не всегда зовут на обсуждение вариантов построения высокопроизводительных корпоративных систем. Поэтому один из путей проникновения на этот рынок мы видим в использовании возможностей партнеров. Представители компаний наподобие Unisys, пользующихся авторитетом у клиентов и организующих управление современными центрами данных, могут ненавязчиво предложить: «А почему бы при проектировании нового решения не рассмотреть механизмы Microsoft? Хотя бы взглянуть на них, прежде чем слепо осуществлять переход». Именно укрепление отношений с партнерами, на мой взгляд, открывает перед нами наиболее заманчивые перспективы.

Какие потери, связанные с Linux, беспокоят вас больше всего?

Все зависит от того, что вы понимаете под потерями. Если речь идет о конкретном случае, то мюнхенские события не нравятся мне прежде всего потому, что имели место. Можно ли согласиться с тем, что прошлого не воротишь, и начать двигаться дальше? Вот уже около года я задаю себе этот вопрос.

При таком сценарии потери весьма болезненны для меня. Ведь речь здесь не идет о стоимости, или безопасности, или ценности. Просто люди хотят получить нечто, отличающееся от продуктов Microsoft. В данной ситуации я ничего не могу поделать. Такой сценарий трудно переварить, потому что я чувствую: мы делаем все возможное. Но в конце дня оказывается, что двукратное повышение или снижение цены, двукратное расширение или сужение функциональности не имеет никакого значения. Мы со своей стороны еще ничего не предложили. Просто люди не хотят идти вперед вместе с нами.

Другой сценарий, который не слишком распространен, напоминает политику фармацевтических компаний с серьезными наработками, компаний с мощными научно-исследовательскими центрами. Мне остается лишь выйти из комнаты ни с чем, когда я слышу: «Постой, мы хотели бы открыть карты. Мы не желаем заниматься распространением коммерческих продуктов. Нам хочется делать их самим. Мы хотим поддерживать их и готовы пойти на риск». Если вы действительно хотите взять все расходы на себя и приступить к созданию собственного системного программного обеспечения, как говорится, Бог в помощь, потому что на этом рынке мы не работаем. Мы занимаемся поставками операционной системы, которая используется множеством людей, а чтобы добиться этого, необходимо исключать сложности, а не добавлять их.

Какие победы вас вдохновляют более всего?

Те, которые требуют глубокого анализа и переоценки. А ведь часто бывает так — кто-то из числа людей, принимающих решения, говорит безапелляционно: «Я знаю, ваш труд стоит дороже. Я знаю, безопасность у вас находится в ужасном состоянии. Я знаю, что с Linux смогу сделать гораздо больше». После этого мы тратим время попусту, развенчивая мифы прошлого, а я тем временем не устаю удивляться стремительному наплыву облаков новых мифов. Меня поражает, как много людей выбирают альтернативные пути, не имея для этого никаких оснований. И когда я могу поделиться конкретными фактами и открыть людям глаза, мне нравятся такие победы.

Если бы можно было повернуть время вспять, что бы вы сделали по-другому?

Исходя из того, что слышу от клиентов, наивысший приоритет я присвоил бы общей стоимости владения и безопасности...

А каково положение Linux на рынке клиентских операционных систем?

Мы по-прежнему не видим широкомасштабного применения этой системы. Два дня я потратил, изучая различные версии Linux для настольных компьютеров. Причем считаю, что провел эти два дня с большой пользой для себя. Каждый из них представлял особую ценность. Мне хотелось, чтобы люди просто взглянули, как работает Linux на настольном компьютере. Та сложность, с которой придется столкнуться здесь конечному пользователю, на мой взгляд, просто неприемлема. Закрепится ли Linux на этом рынке? Безусловно. Со временем эта система будет развиваться. Но надеюсь, что и мы не будем стоять на месте.

Microsoft продолжает говорить об угрозе со стороны Linux в своих обращениях в американскую Комиссию по ценным бумагам и биржам. Можно ли в обозримом будущем ожидать смягчения тона подобных высказываний?

В той или иной форме Linux будет существовать, пока сообщество идей Open Source продолжает поддерживать эту систему. Но я надеюсь, что в конечном счете мы больше выиграем, чем проиграем. Мы находимся на подъеме и рассчитываем, что такая тенденция сохранится на рынке как серверов, так и настольных систем.

Изменятся ли в предстоящем году ваша стратегия или ориентиры?

Думаю, что мы больше внимания будем уделять инновациям и обсуждению ценности платформы Microsoft на более глубоком уровне. Если нам удастся добиться необходимого баланса при регулировании общей стоимости владения, безопасности и устойчивости, речь в дальнейшем пойдет только о ценности. Мы потратим больше времени на перенос Unix-систем и на вопросы, связанные с конкретными сценариями. Обсуждение затронет в основном различные версии Linux, а не Linux в целом.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями