Возможно компания готовится перейти в ряды интеграторов?
Gemini — мультиканальная система дистанционного обслуживания клиентов банка. Она предоставляет возможность удаленного управления счетами, оплаты коммунальных платежей, открытия вкладов и пластиковых карт и других операций через персональный компьютер, КПК, обычный и мобильный телефон

«Диасофт» и чешская компания BSC Praha подписали договор, согласно которому «Диасофт» получила эксклюзивные права на продвижение на рынках России, Украины, Белоруссии и Казахстана локализованной версии системы дистанционного обслуживания банковских клиентов Gemini.

Для BSC Praha, имеющей партнеров в Германии и Венгрии, это первое подобное соглашение с российской компанией. Как сообщил управляющий директор BSC Praha и основной владелец компании Бедрих Чамски, инвестиции в локализацию сегодня делает чешская сторона. В настоящее время система внедряется в одном из крупнейших российских банков (его название пока не разглашается); одновременно идет адаптация продукта к местной специфике. Специалисты «Диасофт», прошедшие обучение в Чехии, будут привлекаться для решения прикладных вопросов локализации, связанных с особенностями отечественного законодательства, но работа с ядром системы, направленная на ее развитие, останется в ведении BSC Praha. Gemini — мультиканальная система дистанционного обслуживания клиентов банка, используемая, в частности, GE Capital Bank, Citibank, Raiffaisenbank и CommerzBank. Она предоставляет возможность удаленного управления счетами, оплаты коммунальных платежей, открытия вкладов и пластиковых карт и других операций через персональный компьютер, КПК, обычный и мобильный телефон, а также терминалы самообслуживания и банкоматы. Для интеграции используемого клиентами произвольного набора каналов доступа к банковским услугам в системе реализован контакт-центр. Главным образом решение нацелено на банки, предоставляющие массовые дистанционные услуги населению, и многофилиальные структуры. Gemini не относится к дешевым системам, внедрение решения на 1 млн. абонентов обойдется примерно в 0,5 млн. долл., включая стоимость программного обеспечения. Однако, по словам представителей «Диасофт», удельные затраты в расчете на одного абонента сопоставимы с предложениями конкурентов.

Намерение предлагать комплексное интегрированное решение на базе как собственных, так и чужих продуктов характерно, скорее, для системных интеграторов. Для «Диасофт» данное соглашение, по сути, — первый шаг в направлении сервисной модели бизнеса и позиционировании себя как поставщика решений для крупных банков. Впрочем, отказ от «продуктовой» ориентации наметился не вчера. Необходимые для превращения в проектную компанию структурные изменения уже происходят; по словам Александра Глазкова, управляющего директора «Диасофт», планируется заключение и новых соглашений с поставщиками программных продуктов.

Решение сконцентрироваться на крупных банках объясняется не только скромными ИТ-бюджетами небольших организаций, но и серьезными сомнениями в том, что мелкие и средние банки вообще будут существовать в нашей стране через два-три года, особенно в случае вступления России в ВТО. Вследствие укрупнения банков и сокращения их числа, а также увеличения номенклатуры и сложности банковских продуктов, изменились требования к автоматизации. Пришло понимание того, что лучшие решения в каждой области невозможно получить от одного производителя. И хотя заинтересованность заказчика в выборе основного поставщика сохраняется, крупные банки требуют индивидуальных решений, которые строятся на базе интеграции систем разных производителей.

Сегодняшние проекты «Диасофта», как отметил Глазков, по сложности и количеству задействованных в них специалистов на порядок отличаются от проектов пятилетней давности; даже типовые проекты идут минимум по полгода. Одно из основных изменений — повышение требований к производительности, порожденное в том числе и борьбой банков за частного вкладчика. Если несколько лет назад от системы требовалась способность обрабатывать тысячи или десятки тысяч документов в день, то сегодня в контрактах фигурируют сотни тысяч документов, а запросы заказчиков измеряются уже в миллионах.

Разрыв между спросом и предложением на рынке систем дистанционного обслуживания особенно очевиден: банки требуют решений для работ с 1 млн. абонентов и более, в то время как реально эксплуатируемые системы едва ли справляются с 10 тыс. абонентов. Чтобы преодолеть этот разрыв, нужны деньги и время, но есть и альтернативный путь — соглашения с другими поставщиками.

Нынешняя емкость рынка систем банковского дистанционного обслуживания, по оценкам компании, составляет около 17 млн. долл. «Мы этот рынок фактически проиграли, — признал Глазков, — наша доля всего 5-6%». Когда стало очевидно, что в некоторых областях «Диасофт» не успевает за требованиями клиентов, вместе с которыми разрабатываются сложные решения, и это становится вопросом не инвестиций, а просто нехватки времени, компания встала на путь сотрудничества с другими разработчиками. Помимо дистанционного обслуживания клиентов и хранилищ данных, оно будет касаться фронт-офисных приложений в сфере ценных бумаг, денежных документов и других направлений.

«Мы готовы сосредоточиться на тех направлениях, где мы максимально компетентны», — заявил Глазков. Таковыми компания считает корпоративный и ритейл-банкинг, бэк-офисные приложения по ценным бумагам и денежным инструментам и автоматизацию внутрихозяйственной деятельности банка.

От дальнейшего продвижения собственного решения Diasoft 5NT Client пришлось отказаться: теперь это не только нецелесообразно, но и запрещено условиями соглашения. Diasoft Client используют примерно 200 банков, объем продаж этой системы за прошлый год составил около 1 млн. долл. Инвестиции в ее развитие будут прекращены, а количество занимающихся продуктом сотрудников сократится до минимума, необходимого для поддержки.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями