В штаб-квартире Microsoft в Редмонде работают около сотни руководителей высшего ранга — вице-президенты корпорации. Больше года назад в этой топ-сотне появился и наш соотечественник

Каково россиянину делать ИТ-карьеру на Западе? Об этом с вице-президентом подразделения средств управления корпоративного уровня (Enterprise Management Division) корпорации Microsoft Кириллом Татариновым беседует обозреватель Computerworld Россия Ирина Шеян.

Когда наш соотечественник делает ИТ-карьеру на Западе, чего ему обычно не хватает для успеха, что мешает, чему приходится учиться?

Возможность продвижения дает знание языка, чему у нас обычно не уделяют достаточно внимания. Основная проблема — языковый барьер, неумение представлять себя, выступать публично, чем там великолепно владеют с малых лет и к чему наши соотечественники не подготовлены. В России люди обычно имеют глубокие научные знания, но при этом не достаточно хорошо умеют выступать на публике и представлять свои идеи. В Америке выступления, доклады, презентации — это основное, чем они занимаются, к чему их готовят и на чем построена вся жизнь.

За что там ценят российских специалистов, чем они отличаются?

Отличаются умением отыскивать нестандартные решения, способностью выходить за пределы шаблонов, быть новаторами и изобретателями. Ну и глубиной базовых знаний, как я уже говорил.

Сколько выходцев из России работает в Microsoft?

В штаб-квартире в Редмонде очень много русских, около 800, в основном это программисты, они очень высоко ценятся, их уважают. Сколько россиян в среднем звене административного аппарата — трудно сказать, но в основном они занимаются решением сложных технических, а не управленческих задач, а среди вице-президентов я в гордом одиночестве.

Не сокращают ли «инородцев» в первую очередь?

Нет. В США, особенно в последнее время, очень важную роль играют вопросы «диверсификации» национального состава, даже наоборот, иностранцев держат.

Есть ли для них потолок в карьере, выше которого не прыгнуть?

Президентом США не стать, если вы там не родились, а в карьере — нет, не думаю. Я знаю многих выходцев из России, у которых в США собственные компании, есть наши и среди глав небольших фирм, несколько российских компаний успешно выходят на американский рынок. В корпорации смотрят не на то, где вы родились, а на что вы способны.

Занимается ли вице-президент программированием сам?

Программированием не занимаюсь уже лет десять. Однако постоянно ставлю себя в роль «пользователя», активно используя продукты, которые мы представляем на рынок.

В чем заключается ваша работа?

Во-первых, в организации производства — процесса программирования в той области, которая мне вверена. Это создание систем управления компьютерными системами. Также за мной — разработка стратегии того, как эта область должна развиваться в Microsoft. Сегодня, когда идет острая борьба с продуктами с открытым кодом, одним из важных аспектов, за счет чего мы можем одолеть бесплатное ПО — это снижение совокупной стоимости владения нашими программами. Благодаря внедрению систем управления мы позволяем заказчикам снизить общие затраты на эксплуатацию в течение двух-пяти лет. И одним из основных элементов моей деятельности является работа с другими департаментами корпорации, чтобы они внедряли системы управления в свои продукты.

Но наиболее важная часть работы — встречи, общение, непрекращающийся диалог с заказчиками, чтобы в любой момент точно знать, что нужно рынку. Моя главная задача — обеспечить разработку именно того, что необходимо заказчику на сегодняшний день, и предусмотреть, что ему понадобится через два-три года.

Какую роль играют в этой стратегии информационные технологии?

Огромную. В этом заключается подход Microsoft: 99% того, что делается в корпорации, полностью автоматизировано. Не помню, когда последний раз я подписывал какую-то бумагу, практически всю переписку и каждодневные операции я могу делать через компьютер независимо от того, где нахожусь: утверждать отчеты, подписывать договора, разрешения. Этот подход выражается пословицей «We are eating our own dog?s food» (буквально — «мы едим пищу собственной собаки»): мы пользуемся тем, что производим. Ни один продукт не выпускается на рынок, пока мы сами не начнем им пользоваться.

Чего вы рассчитываете достичь в своей карьере?

Для Microsoft характерно то, что люди, выросшие до высоких постов, работают в корпорации по 10-15 лет, я же здесь всего 15 месяцев, мне многому надо научиться. За эти месяцы я, наверное, узнал больше, чем за всю мою карьеру, особенно это касается области управления. Это основная причина, по которой я согласился здесь работать. Кроме того, это потрясающая возможность работать с умнейшими людьми, быть лидером индустрии и двигать ее вперед, это обогащает и придает смысл жизни.

Чему же вы научились?

В Microsoft на высочайшем научном уровне поставлена система работы с персоналом, изучение его возможностей. В любой момент я знаю, кто будет моим преемником, если я получу другое назначение, кто из его подчиненных будет его последователем, какие у этих людей достоинства и недостатки. Очень серьезное внимание уделяется диалогам о карьере, ведь в компьютерной индустрии все построено на людях. Второй момент — использование собственных продуктов и полная автоматизация. Я не видел ни одной компании, где бы все было настолько систематизировано и автоматизировано. Думаю, именно поэтому Microsoft сумела настолько быстро вырасти и остаться лидирующей компанией. Очень многие компании не выдержали собственного роста, потому что их системы были к этому не готовы.

Легко ли нашему человеку работать в рамках гигантской корпорации, готовы ли наши люди к той системе взаимных многосторонних оценок, на которой строится карьерная линия в крупных западных компаниях?

Безусловно, нет. Это тот элемент западной жизни, к которому надо приспособиться, в какой-то степени себя изменить, привыкнуть к тому, что вы все время «на сцене», за вами все время наблюдают и оценивают: коллеги, начальник, подчиненные.

Это создает определенное напряжение, чтобы его преодолеть, требуется некоторое усилие. Когда я впервые с этим столкнулся, то решил получить западное образование, и оно мне очень многое дало, не столько в области знаний (практически, все, что мне преподавали, я уже знал: как управлять бюджетами, организовывать предприятие), сколько с точки зрения управления людьми и достижения результатов.

Как инженеру стать вице-президентом, какими судьбами вы попали в корпорацию Micro?soft?

Я начинал с маленькой компании, созданной вместе с партнером в Австралии. У меня был опыт в области управления компьютерными системами, а у него — знание рынка и представление о том, какой продукт должен быть создан. Потом мы продали эту компанию американской корпорации, она перевезла нас в Америку, и продукт, с которым мы в нее пришли, стал одним из ведущих. Поскольку он был в основном мною написан, произошел скачок на очень высокую должность, к которой я был вначале не готов, как сейчас понимаю. В итоге я провел в той компании восемь лет. Оттуда я ушел, в том числе из-за упомянутого ежедневного стресса, который вызывала у меня большая корпоративная структура, и полгода занимался консалтингом. Представителям Microsoft удалось меня уговорить пойти работать в еще большую структуру, и я не жалею ни минуты. Это не сравнимый ни с чем опыт.

Каким должно быть образование ИТ-специалистов, насколько велика его роль в карьере и меняется ли она со временем?

С точки зрения технологий, это базовое образование в области Computer Science или Electrical Engineering, в области управления — MBA. Не то чтобы на это смотрели, но это очень важно. Одна из отличительных черт Microsoft состоит в том, что она очень либеральна в отношении требований к образованию, важно, что вы знаете, умеете и насколько способны узнавать новые вещи, оценивается опыт. Корпорация сама дает великолепные возможности для обучения, как внутри, так и вне ее, многие специалисты приходят без особых специальных знаний и получают навыки, которые позволяют им двигаться дальше.

То есть для того, чтобы стать ИТ-специалистом, не обязательно заканчивать специальный вуз?

В общем, да. Я знаю людей, которые, никогда не работая в области ИТ, вошли в этот мир, закончив курсы через Internet. ИT-индустрия имеет специфическую подгруппу профессий, которые не требуют глубоких знаний и специального образования, например, наладчики, установщики, но такие работы в дальнейшем будут уходить, замещаясь автоматизированными системами.

Барьер для входа в профессию программиста опущен, пользуясь стандартными инструментами можно легко создавать относительно простые программы. Однако для разработки сложных архитектур по-прежнему необходимы глубокие знания.

Ключевой момент в их получении — опыт, стыковка теории и практических навыков. Учась на пятом курсе МИИТа, я ночью работал дежурным инженером в вычислительном центре, и это дало возможность вживую увидеть, как реализуются теоретические знания, полученные в институте. В Microsoft очень большой процент людей приходит прямо после университета, но до этого они во время практики два-три лета отрабатывают на тех позициях, которые впоследствии занимают.


Из Москвы в Редмонд

Путь Кирилла Татаринова, окончившего Московский институт инженеров железнодорожного транспорта (МИИТ) по специальности «Электронные вычислительные машины», на американский рынок лежал через Австралию. Именно там, в компании Patrol Software, где он был соучредителем, главным архитектором и руководителем по исследованиям и разработкам, в начале 90-х годов Татаринов разработал семейство продуктов Patrol для управления компьютерными системами. Когда Patrol Software была поглощена американской компанией BMC Software, Татаринов занял в ней должность старшего вице-президента и технического директора. В этот период он получил степень магистра бизнес-администрирования (MBA) в Хьюстонском баптистском университете.

В Microsoft Татаринов руководит разработкой и продвижением на рынок программного обеспечения для управления системами, работающими под Windows, в том числе Microsoft System Center, Systems Management Server, Operations Manager и Application Center.

Посетив Москву в ноябре этого года после длительного перерыва, он был приятно удивлен прогрессом, масштабом внедрений информационных систем, произошедших за последние годы, и тем, что российские компании выходят на мировой рынок с собственными технологиями.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями