Год Козы ИТ-рынок провел бурно. Суды, вирусные эпидемии, причем не только в Сети, но и «наяву», и, конечно, новые технологии. Что больше всего запомнилось в уходящем году?

Незабываемый «второй»?

Лет через двадцать историки, скорее всего, охарактеризуют 2003 год как начало 64-разрядной революции в мире настольных ПК. Причем вне зависимости от того, какая судьба ждет процессоры AMD Athlon 64.

Странное дело: пресловутую 64-разрядную революцию почему-то принято связывать именно с AMD. А ведь процессоры Athlon 64 и Athlon 64 FX появились только осенью, тогда как новые PowerMac G5 на основе 64-разрядных PowerPC G5 были представлены Стивом Джобсом еще в середине лета.

«Каждый школьник знает сегодня, что Нил Армстронг был первым человеком, ступившим на поверхность Луны, Роджер Баннистер — первым, кто пробежал милю, потратив на это менее четырех минут, а Эдмунд Хиллари — первым, кто покорил Эверест. Никто не помнит, кто был вторым!» Эти слова принадлежат Натану Бруквуду, ведущему аналитику Insight 64 и одному из самых известных и уважаемых специалистов в ИТ-индустрии. Произнес он их в марте 2000 года, когда практически одновременно AMD и Intel представили процессоры с тактовой частотой 1 ГГц. AMD была первой, опередив Intel чисто символически — на два дня.

В 2003 году AMD отстала от Apple на два с лишним месяца. Конечно, выход PowerMac G5 был слегка испорчен скандалом вокруг результатов тестирования производительности новых систем компанией Veritest. Но не лишать же из-за этого Apple «приоритета революционного почина»! Никто и не делает этого — Apple обладает в компьютерной индустрии особым статусом, об этом написаны тонны статей и книг.

Как тут умолчишь о приоритетах, особенно если они и в самом деле существуют! Но стоит в кулуарах или на страницах печатных изданий начаться разговору о 64-разрядной революции, и названия AMD и Athlon 64 всплывают как бы сами собой. Так что же, выходит, если второй была AMD, это все-таки будут помнить?

«Быть первым немного утомительно». Знаете, кто это сказал? Бывший вице-президент США Альберт Гор. И было это в ходе представления PowerMac G5. Похоже, для Apple первенство действительно оказалось утомительным. В компании опоздали с выпуском серверов на основе PowerPC G5 — Стива Джобса критикуют, называя эту задержку «серьезной бизнес-ошибкой».

Уходящий год оказался необычным еще и в том плане, что неожиданно приостановилась гонка процессорных частот: барьер в 1 ГГц был преодолен в 2000 году, на следующий год был взят уже второй гигагерц, а в 2002 году — третий. Но четвертый пока остался непокоренным. AMD увеличивала разрядность своих процессоров, а Intel — «уменьшала нанометры» своих.

Вполне естественно, что на фоне некоторого замедления темпов роста тактовых частот возобновилась дискуссия о судьбе закона Мура, сам его автор в одном из интервью заявил, что вскоре закон, возможно, придется корректировать. Было ли это спонтанным проявлением эмоций под натиском пронырливых репортеров или частью продуманного плана, мы не знаем.

Но так или иначе, а конец года прошел под знаком серии анонсов Intel, призванных продемонстрировать, что закон продолжает действовать. Были представлены и микросхемы SRAM, изготовленные по 65-нм техпроцессу, и новые материалы неизвестного состава, которые в скором времени начнут применяться при изготовлении микропроцессоров.

«Для меня закон Мура — это своего рода противоположность законам Мерфи, которые можно трактовать примерно так: если может случиться что-то худшее, оно обязательно случится. Закон Мура свидетельствует об обратном: если возможен лучший вариант, развитие событий пойдет именно по этому варианту», — заявил в октябре в ходе московского Форума Intel для разработчиков Суньлин Чжоу, старший вице-президент корпорации Intel и генеральный менеджер подразделения Technology and Manufacturing Group.

Он — один из тех, кто претворяет закон Мура в жизнь. Ему, как говорится, и карты в руки.

Предсказание года

В 2003 году AMD отстала от Apple на два с лишним месяца. Конечно, выход PowerMac G5 был слегка испорчен скандалом вокруг тестирования производительности новых систем компанией Veritest. Но не лишать же из-за этого Apple «приоритета почина 64-разрядной революции в мире настольных ПК»

Стива Джобса не только критикуют за бизнес-ошибки, допущенные в этом году. Еще и называют провидцем. В январе на выставке Macworld Expo в Сан-Франциско, где Apple представила модели Powerbook G4 с диагоналями экрана 12 и 17 дюймов, Джобс назвал 2003-й годом ноутбуков. С тех пор кто только не повторял эти слова.

Вообще-то, говоря о «годе ноутбуков», Джобс имел в виду свою собственную компанию. Но получилось так, что удачный оборот органично вписался в общую тенденцию, которая наблюдается в целом на рынке ПК в последнее время, и пришелся впору не только Mac-сообществу.

Благодарить за это в первую очередь нужно, конечно, Intel: год ноутбуков — это еще и год технологии Centrino, которую корпорация представила в марте. Недавно журнал Scientific American назвал Centrino в числе самых значительных достижений 2003 года в области науки и техники. Выходит, права была в январе Пэм Поллачи, вице-президент Intel и директор подразделения Corporate Marketing Group, говоря о том, что «торговая марка Intel Centrino означает появление нового поколения мобильных ПК, которые радикально изменят традиционные представления людей о мобильных вычислениях»?

Технологию Centrino ассоциируют прежде всего с беспроводными локальными сетями и так называемыми хот-спотами, публичными зонами радиодоступа к Internet. На Западе эта новая индустрия развивается быстрыми темпами. Исследовательские организации приводят данные о росте числа хот-спотов (на стадионах, в гостиницах, аэропортах, ресторанах и других местах массового скопления людей), регистрируют увеличение количества пользователей беспроводных локальных сетей, прогнозируют рост объемов платежей, осуществляемых с помощью мобильных устройств. На железные дороги выходят «поезда Wi-Fi». На прилавках книжных магазинов появляются «путеводители по публичным зонам беспроводного доступа». Всемирно известные дизайнеры проектируют «кресла Wi-Fi» из материалов, применяемых при изготовлении компьютерных проводов. И все это спровоцировала технология, разработчики которой отнюдь не спешили быть впереди планеты всей, обеспечивая поддержку новейших стандартов IEEE 802.11.

Когда в компании Starwood Hotels & Resorts Worldwide, владеющей отелями Sheraton, Westin и др., решили подготовиться к приходу новой технологии Intel, на повестку дня встал вопрос об организации хот-спотов. Свыше 150 американских гостиниц стали очередным испытательным полигоном для Wi-Fi.

Не обошлось и без участия Intel. И без Centrino тоже не обошлось, ведь ноутбуки, несущие на себе этот логотип, должны быть готовы к работе в беспроводных гостиничных сетях.

Круг замкнулся. Беспроводные сети строились для того, чтобы подготовиться к приходу новой технологии. Той самой, которая «радикально изменит традиционные представления», обеспечив возможность работы в этих сетях. Все правильно. Чуть анекдотично, но в целом — изящно. «Радикальные изменения» неизбежны, поэтому их нужно слегка подтолкнуть, создать возможность для цепной реакции и постараться ее запустить. Никакой магии. Только чутье и умение предугадывать события. Ну и немножко на них влиять.

Индустрия «переболела»

У многих остались в памяти люди в масках на улицах и в офисах, сводки в газетах о числе заболевших и умерших, закрытые города и истеричные пресс-конференции их мэров. Эпидемия атипичной пневмонии нанесла большой вред ИТ-индустрии в странах Юго-Восточной Азии, главным образом производству комплектующих для ПК и выпуску готового оборудования в рамках OEM-контрактов

2003-й — это еще и год атипичной пневмонии. У многих остались в памяти люди в масках на улицах и в офисах, сводки в газетах о числе заболевших и умерших, закрытые города (точнее, объявленные Всемирной организацией здравоохранения как места, от посещения которых рекомендуется воздерживаться) и истеричные пресс-конференции их мэров, китайские военные патрули на дорогах, огромные скидки на таиландских курортах и т. д. и т. п.

Потом была радость. Азиатские страны одна за другой объявляли о победе над атипичной пневмонией. Но осталась тревога — относительно происхождения болезни по-прежнему есть сомнения, вакцина до сих пор не найдена. И еще остались проверки в аэропортах — медицинские службы все так же готовы встать на пути подозрительных субъектов.

Эпидемия нанесла большой вред ИТ-индустрии в странах Юго-Восточной Азии, главным образом производству комплектующих для ПК и выпуску готового оборудования в рамках OEM-контрактов. Однако вопреки пессимистическим прогнозам специалистов, которые делались в разгар эпидемии, ущерб оказался не таким уж и значительным. Более того, оживление рынка во второй половине года позволило большинству компаний этот ущерб нивелировать. Из-за атипичной пневмонии были отменены китайский и тайваньский форумы Intel для разработчиков, представление нового процессора AMD Opteron в Тайбэе, выставки Softex и CeBIT CES Home Electronics, телекоммуникационный форум CommunicAsia в Сингапуре. Но громче всего прозвучало известие о переносе на осень выставки Computex — крупнейшей по масштабам в азиатской ИТ-индустрии и третьей в мире.

Дарл Макбрайд, генеральный директор The SCO Group, получил в этом году известность как большой противник бесплатных обедов и бесплатной операционной системы Linux

В конце концов Computex все же состоялась — в конце сентября. И выставка, к удивлению специалистов, оказалась самой крупной за всю историю ее проведения. «Для нас было непростым решением перенести Computex с начала июня на более поздний срок, — отметил Франк Хуанг, председатель управляющего совета TCA (Taipei Computer Association), одного из организаторов выставки. — Но мы пошли на этот шаг, потому что об этом нас просили многие компании, проводившие в мае опросы своих партнеров с целью выяснить, собираются ли их представители посетить Тайбэй в традиционные для выставки сроки».

И как всегда — суды

В апреле VIA Technologies снова помирилась с Intel — после полуторалетней войны, к которой многие в ИТ-индустрии уже успели привыкнуть. И вдруг — перемирие практически в самый разгар эпидемии (хотя это, скорее всего, не более чем совпадение), разом урегулированы 11 судебных дел в пяти странах, заключено кросслицензионное соглашение сроком аж на десять лет.

Стороны сами оплачивают свои юридические издержки. Так было сказано в совместном официальном заявлении Intel и VIA. Чтобы еще раз подчеркнуть, что заключено именно перемирие, а не соглашение о капитуляции? Вроде как старые друзья сходили вместе пообедать и каждый заплатил за себя. По счету.

Но главное событие в этой области благополучно перешло в следующий год. «Только не говорите мне об очередном иске, учиненном кому-нибудь компанией SCO!» К середине года этот крик души успешно перекочевал из Internet-форумов на страницы компьютерных изданий. Что же это за компания, вызывающая ныне такие эмоции в ИТ-сообществе? Уже ль та самая Caldera?

Да, та самая, основанная в 1994 году несколькими бывшими сотрудниками Novell при участии экс-главы этой компании Рэя Ноорда, легендарного «мистера NetWare», человека, превратившего Novell из терпящего бедствие производителя сетевого оборудования в преуспевающего лидера рынка сетевых операционных систем.

С именем этого человека связывают, впрочем, не только достижения Novell, но и приобретения сначала компании Digital Research, а затем и WordPerfect, приведшие к противостоянию с Microsoft на рынке настольных ОС и офисных приложений. В этом противостоянии Novell пришлось очень несладко. Многие аналитики говорили о том, что компания может и не дожить до своего 20-летнего юбилея, который отмечался в этом году. От тяжелого «наследия» в лице ОС DR-DOS и офисного пакета WordPefect Suite, равно как и от Unix-технологий, приобретенных у AT&T, пришлось отказываться как от ненужного балласта.

DR-DOS у Novell купила Caldera, Unix-технологии вместе с ОС Unix??Ware — компания SCO. В 2001 году Caldera приобрела подразделения Server Software и Professional Services фирмы SCO, а годом позже... переименовала себя в The SCO Group. И вот эта самая The SCO Group в нынешнем году стала этакой притчей во языцех для сообщества Open Source, грозя ему многочисленными бедами, а ее генеральный директор Дарл Макбрайд получил известность как большой противник бесплатных обедов и бесплатной ОС Linux.

Компания Caldera была известна, в частности, и как один из разработчиков Linux-дистрибутивов. В открытых архивах Caldera можно встретить очень любопытные документы. Например, в октябре 1999 года версия 2.3 ОС OpenLinux была названа «самым успешным в плане продаж продуктом компании за всю ее историю».

Макбрайд стал генеральным директором Caldera в 2001 году — до переименования в SCO. Публике он был представлен как «креативный мыслитель», готовый обеспечить прогресс быстрорастущей компании. Прогресс вылился в судебный процесс с IBM по поводу использования в Linux фрагментов кода Unix, перепалку с Novell и наиболее известными разработчиками Linux-дистрибутивов (которая может превратиться в другие разбирательства), а также в демонстрации аналитикам и журналистам спорных фрагментов кода... под подписку о неразглашении. В конце концов полгода спустя федеральный судья Дэйл Кимбалл потребовал, чтобы и суду SCO представила доказательства своих обвинений, что в ряде комментариев было названо «тактической победой IBM».

В свое время компании Caldera удалось то, что не сумели сделать ни Гарри Килдалл (автор операционной системы CP/M, послужившей прообразом DR-DOS), ни Digital Research, ни Novell, а именно — предъявить Microsoft иск, обвиняя редмондскую корпорацию в нечестной конкуренции, и добиться от нее денежной компенсации. В Microsoft предпочли пойти на мировую с Caldera — слишком много ресурсов отнимало противостояние с американским Министерством юстиции, а ведь нужно было еще и готовить почву для проектов Longhorn и Indigo. В уходящем году материалы этого дела по решению суда пошли на производство туалетной бумаги. Правда, в последней момент часть из них была передана компании Sun Microsystems по ее просьбе...

Начало конца?

В январе этого года на пике эпидемии вируса SQL Slammer специалисты отмечали «замедление работы Internet на 25%». Иными словами — доступ к каждому четвертому сайту в это время был блокирован или затруднен. SQL Slammer, также известный как Helkern и Sapphire, используя изъяны в Microsoft SQL Server 2000, в короткие сроки поразил около 80 тыс. серверов.

В комментариях к случившемуся звучали фразы о «начале конца, о котором так давно говорили эксперты».

В августе по миру прокатилась новая эпидемия — Blaster/Lovesan. Используя обнаруженную в июле брешь в службе удаленного вызова процедур DCOM RPC операционных систем Windows, для которой к тому времени уже была выпущена «заплатка», этот червь, по данным «Лаборатории Касперского» сумел поразить около 700 тыс. компьютеров (в том числе в России — 20-30 тыс.). С зараженных машин Blaster/Lovesan пытался организовать DoS-атаку на сайт windowsupdate.com. Но поскольку день атаки (16 августа) был известен вирусологам, проанализировавшим код вируса, попытка эта провалилась.

В отличие от январской эпидемии Slammer работа Internet вирусом Blaster/Lovesan не была нарушена. Как отметил Евгений Касперский, руководитель антивирусных исследований «Лаборатории Касперского», произошло это потому, что в код червя была встроена пауза длиной 1,8 с между попытками распространения с зараженных компьютеров. Именно из-за этой задержки каналы передачи данных выдержали вирусный поток и смогли обеспечить бесперебойную доставку полезной информации.

В январе этого года на пике эпидемии вируса SQL Slammer специалисты отмечали «замедление работы Internet на 25%». Иными словами — доступ к каждому четвертому сайту в это время был блокирован или затруднен. SQL Slammer, также известный как Helkern и Sapphire, используя изъяны в Microsoft SQL Server 2000, в короткие сроки поразил около 80 тыс. серверов

В пресс-службе компании «Диалог?Наука» говорили в те дни, что 16 августа не состоялось победы человечества над Blaster/Lovesan — всего-навсего провалилась атака на сайт компании Microsoft, а сам червь никуда не делся и по-прежнему пытается заражать компьютеры. Отвечая на вопрос о дальнейшем развитии ситуации, Касперский был категоричен: «Я практически уверен, что в будущем подобные эпидемии станут регулярным явлением».

И тем не менее, когда пришло время подводить итоги года, многие специалисты назвали «вирусом 2003» вовсе не SQL Slammer или Blaster/Lovesan, как логично было бы предположить, а на первый взгляд, казалось бы, банальный Sobig. Этот червь не атакует бреши в системах безопасности программных продуктов, для его активизации необходимо, чтобы пользователь самостоятельно запустил присланный по электронной почте вложенный файл. На фоне SQL Slammer появление первой версии Sobig не вызвало бурных эмоций — обычный почтовый червь, еще один. Однако затем в течение года появилось еще несколько модификаций этого вируса, некоторые из них вызвали масштабные эпидемии.

Используя различные спамерские приемы в сочетании с технологиями «социального инжиниринга» (в частности, маскируясь под письма от службы технической поддержки Microsoft), Sobig несколько раз возвращался на верхние строчки «вирусных хит-парадов». Поэтому многие специалисты и называют его вирусом года, тем самым давая понять, что беспечность пользователей является одной из главных причин проблем с защищенностью ИТ-систем вообще и вирусных эпидемий в частности.

Но есть и другие причины, сделавшие проблемы защиты ИТ-систем одной из главных тем дискуссий в ИТ-отрасли в последние годы. Причин этих довольно много, есть среди них и технологические, и экономические, и социальные. Потому проблема и приобрела столь глобальный характер.

Есть ли у нее решение? О том, что различные виды «электронного вредительства» все теснее переплетаются между собой, говорится давно. Но что можно противопоставить вирусописателям, взломщикам компьютерных и коммуникационных систем, спамерам? Технологию La Grande корпорации Intel? Средства обнаружения и предотвращения вторжений в корпоративные ИТ-системы? Жесткое административное регулирование пользованием ПК? Увеличение объема финансирования спецслужб, которым надлежит бороться с киберпреступлениями?

Или, может быть, прав Касперский, предлагающий строить альтернативную защищенную сеть для бизнес-коммуникаций, ограничивая ее связь с Internet? Или другие компании должны последовать примеру Microsoft, предлагающей денежное вознаграждение «за головы вирусописателей»?

Много вопросов, потому и продолжаются дискуссии. И в ходе этих дискуссий рождаются новые вопросы. А тем временем где-нибудь в Бразилии, Румынии или Австралии смышленые ребята готовятся по-своему отметить очередную годовщину ареста Кевина Митника...

Выживают только...

В уходящем году знаменитая книга не менее знаменитого основателя Intel Энди Гроува «Выживают только параноики» впервые вышла в свет на русском языке. Название этой книги всегда представлялось неким таинством, несущим в себе какой-то скрытый смысл. Даже сама книга не так привлекала к себе внимание, как ее броское название. Кто такие параноики? Как они выживают? Вот, например, индийские программисты посредством аутсорсинга выживают из ИТ-индустрии своих американских коллег. Они параноики или нет?

По случаю выхода книги Гроува в России был организован телемост, в ходе которого председатель совета директоров Intel подчеркнул, что, во-первых, упомянутая в названии книги паранойя не имеет никакого отношения к психиатрии. Во-вторых, книгу, которую многие специалисты рекомендуют как настольное пособие для управляющих работников по ведению бизнеса в кризисные периоды, изначально предполагалось назвать по-другому — «Стратегически переломные моменты». Однако в издательстве Doubleday, выпустившем оригинальный вариант книги в 1996 году, автору настоятельно посоветовали сменить название на такое, которое вызовет больший интерес со стороны читателей. «С помощью этого термина я просто хотел охарактеризовать наше отношение к работе и бизнесу. Паранойя заставляет нас идти на разумный риск, творчески мыслить, ставить перед собой все более сложные задачи и решать их», — отметил Гроув в предисловии к российскому изданию своей легендарной книги.

Вопрос о параноиках из Индии отпал сам собой, за ненадобностью. Скрытый смысл оказался бизнес-проектом издательства Doubleday. И тот, кого по праву называют одним из влиятельнейших людей в ИТ-индустрии, человек, стоявший у истоков самой динамично развивающейся отрасли мировой экономики конца XX века и во многом определявший пути ее развития в течение трех десятилетий, с этим согласился.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями