Неужели мира, в котором сделка — это сделка, а соглашение — это соглашение, уже не существует
Действительно ли нынешние корпорации заставили нас жить в мире, где каждый делает то, что ему выгоднее в данный момент, а что будет со всеми остальными — безразлично?

Некогда я рассказал о ситуации, когда человек принимает предложение о работе, а затем, несколько недель спустя, получает еще более выгодное предложение. Вопрос заключался в том, допустимо ли отказаться от первого предложения?

Полученные от читателей ответы распадаются на две категории. Первая группа считает, что если вы согласились на предложение первого работодателя, вы, по существу, «дали слово». Даже если вторая работа более выгодна в финансовом отношении, вы уже имеете обязательства перед компанией, которая приняла вас на работу.

Вторая группа читателей придерживается совершенно иной точки зрения. По их словам, корпорации зачастую обращаются со своими сотрудниками по принципу «заманил и бросил». Они безудержно набирают сотрудников, когда дела идут хорошо, а затем при первых признаках ухудшения квартальных финансовых показателей попросту выбрасывают их на улицу как ненужную вещь. Причем не имеет значения, сколько лет человек проработал в компании и как увольнение отразится на его жизни. Почему сотрудники должны держать свое слово, если сами корпорации так не поступают?

Я человек старой закалки. Если пообещал что-то сделать, то сделаю, даже если существуют разумные причины этого не делать. Однако подобные этические принципы у меня сформировались в те времена, когда считалось, что у компании и сотрудников есть определенные взаимные обязательства. Сотрудники делали все, что в их силах, а компании «о них заботились». Сейчас времена изменились. Компании, сотрудников которых связывают родственные отношения, постепенно исчезают, и на их месте появляются мегакорпорации.

Недавно один из читателей прислал мне письмо, которое позволяет по-новому взглянуть на проблему взаимоотношений между компанией и ее сотрудником.

«Семь месяцев я был без работы, и все это время искал место разработчика хоть в какой-нибудь компании. Каждый месяц в поисках работы я проводил на сайтах различных компаний свыше 150 часов. Кроме того, я немало времени потратил на общение по сети со своими друзьями и бывшими коллегами. Все это говорит о том, что рынок действительно огромен!

В начале декабря меня пригласили на интервью в местную компанию (фирма № 1). Несмотря на то что я понравился сотрудникам отдела кадров и менеджеру по персоналу, они все не могли решиться пригласить меня на работу. Как мне показалось, здесь была своего рода политическая проблема — приходилось выбирать между сторонним кандидатом и подходящим по квалификации сотрудником этой компании.

На прошлой неделе меня пригласили на интервью по поводу аналогичной должности в другую фирму (фирма № 2) и буквально в течение недели я получил предложение выйти на работу.

Попросив дать мне какое-то время на размышление, я позвонил в отдел кадров фирмы №1 и спросил, какое они приняли решение. Мне сказали, что они обсуждают этот вопрос с вице-президентом фирмы и буквально в течение дня я получу ответ.

Прошло уже два дня, но фирма № 1 пока не приняла решение. Я должен дать ответ фирме № 2 на их предложение.

Мне бы хотелось занять должность, предлагаемую в фирме № 1, даже если финансовые условия там окажутся хуже. Эта должность лучше соответствует моим способностям и интересам.

Вопрос заключается в следующем. Поскольку мне в ближайшее время нужно дать ответ фирме № 2, и мне очень нужна работа, действительно ли с этической точки зрения будет «плохо» принять предложение фирмы № 2, а позже изменить это решение, если фирма № 1 даст мне приемлемый ответ?».

Что вы на это скажете?

Первая моя реакция (и я об этом сразу же написал читателю) состояла в том, что было бы не совсем честно принять одно предложение о работе, заранее зная, что он может оттуда уйти, если получит другое предложение. Я считал, что эта ситуация отличается от ситуации, когда вам внезапно поступает новое предложение о работе, поскольку в данном случае второе предложение не было сюрпризом. Он должен был согласиться на предложение фирмы № 2, прекрасно зная, чего он на самом деле хочет и на что согласится при благоприятных обстоятельствах. Принять это предложение значило бы ввести в заблуждение тех, кто принимает вас на работу, кто считает, что вы будете преданы этой организации, когда на самом деле это не так.

Второе мое соображение касалось финансовой стороны. Прием на работу нового сотрудника не обходится для компании бесплатно. Если он принял предложение и компания вложила серьезные деньги, чтобы ввести его в штат, уйти из компании через несколько дней или недель будет некрасиво.

Третий аргумент состоял в том, что сам процесс поиска нового сотрудника достаточно трудоемок, и если человек согласился на работу, то тем самым он дал компании понять, что данный процесс завершен. Скорее всего, менеджер по персоналу уже отказал другим кандидатам, и если кто-то из этих претендентов уже нашел себе другую работу, то, вполне возможно, компания потеряла ценного для себя кандидата.

Как правило, я неохотно даю людям советы относительно их личной жизни. Подобных советов достаточно много можно услышать по радио и телевидению, и большая их часть никуда не годится, поскольку эти советы — скорее развлечение, нежели что-то другое. Кроме того, намного проще с важным видом рассуждать о таких вещах, когда у вас есть работа и бедность не стучит в вашу дверь. Я был без работы в период прошлой иракской войны и очень хорошо представляю себе, что значит рассылать по разным компаниям сотни резюме, на которые нет никакого ответа, — они как будто падают в черную дыру.

Поэтому я с облегчением вздохнул, когда довольно скоро получил ответ на свое письмо, в котором мой адресат писал, что фирма № 1 сделала ему предложение и проблема разрешилась сама собой.

Но затем я спросил себя, отражает ли мой импровизированный ответ реальную ситуацию на современном корпоративном рынке или он безнадежно устарел, и я руководствуюсь реалиями давно прошедшего времени, когда компании заботились о своих сотрудниках и сотрудники столь же уважительно относились к своей компании.

В случае, описанном моим читателем, руководство фирмы № 2 (предположим, что это была мегакорпорация) ни на секунду не задумается о том, чтобы уволить его даже прежде, чем он приступит к работе, если кто-то решит, что компании необходимо уволить некоторое количество сотрудников, чтобы Уолл-стрит обратила на нее внимание. Этого «кого-то» не волнует (впрочем, и для самой корпорации это не имеет значения), что человеку пришлось уйти со своей прежней работы и, возможно, переехать в новый штат. Извещение об увольнении будет доставлено всенепременно.

Так что, по здравом размышлении, этические соображения, которыми мы руководствовались прежде, давно уже не действуют. Сотрудник будет считать себя обязанным компании, а компания ему взаимностью не отвечает.

Сотрудник должен заботиться о финансовом благополучии корпорации, в то время как корпорация не берет на себя никаких обязательств перед ним, принимая в расчет только свои выгоды.

Все это заставило меня задуматься, действительно ли правильным был мой совет. Неужели я опираюсь в своих расчетах на систему, которая больше не существует, на мир, в котором сделка — это сделка, а соглашение — это соглашение?

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями