Машиностроительная индустрия во всем мире переживает серьезные изменения. Однако наш ИТ-бизнес оказался фактически не способен оказать соответствующие услуги отечественному машиностроению.
Российский ИТ-бизнес оказался фактически не способен оказать соответствующие услуги отечественному машиностроению. ИТ-бюджет машиностроительных предприятий продолжает уходить на автоматизацию неосновной деятельности, уменьшая их производственный потенциал

Машиностроительная индустрия и в России, и во всем мире переживает серьезные изменения. Эти изменения прямо связаны с появлением технологий CALS и PLM — сравнительно молодым направлением в ИТ, позволяющим кардинальным образом сократить время создания и вывода на рынок новых изделий, улучшить их качество, обеспечить их логистическое сопровождение. Однако российский ИТ-бизнес оказался фактически не способен оказать соответствующие услуги отечественному машиностроению. ИТ-бюджет машиностроительных предприятий продолжает уходить на автоматизацию неосновной деятельности, уменьшая их производственный потенциал. В результате непонимания роли ИТ и неправильного их использования предприятия несут убытки, исчисляемые сотнями тысяч и миллионами долларов. В масштабах отрасли это колоссальные средства, которые можно было бы направить как на целевые программы машиностроения, так и на преобразование (точнее, создание) программной индустрии.

Остановимся на наиболее серьезных и в то же время типичных ошибках высшего руководства и директоров ИТ-подразделений при автоматизации деятельности машиностроительных предприятий. Эти ошибки во многом обусловлены современным ИТ-консалтингом. Часто, имея слабые технологические возможности, но сильное политическое влияние на руководство Заказчика, Подрядчик формирует стратегически важные ИТ-решения «под себя»; этому способствует низкий статус директора информационной службы, а нередко и ИТ-безграмотность Заказчика.

Рассмотрим специфику информационных систем предприятий, и прежде всего систем CALS/PLM, обеспечивающих их основную деятельность — проектирование и создание машиностроительной продукции. Попробуем также понять, какие виды консалтинга может реально предложить Заказчику современный ИТ-бизнес.

Сытый голодному не товарищ?

Подход ИТ-бизнеса в работе с Заказчиком, увы, хорошо определяется формулой: «Ваш бизнес — это ваши проблемы». Кроме дистрибуции «железа», коробочного программного обеспечения и создания сетей львиную долю заработков отечественному ИТ-бизнесу приносили и приносят ресурсодобывающие, перерабатывающие, банковские и прочие «жирные» сферы. Быстрая восполняемость бюджета в случае провалов ИТ-проектов легко компенсирует и безграмотность Заказчика, проявляющуюся при формировании ИТ-стратегии и при постановке задач, и неспособность Подрядчика выполнить договорные обязательства. Отсутствие персональной ответственности за важнейшие решения приводит к тому, что разделение рисков отсутствует: ну завалили проект, ну не ту систему купили, да бог с ним, купим другую. Авось в следующий раз получится, были бы деньги!

Такой подход неприменим для машиностроения, где, в отличие от многих отраслей, ИТ становятся системообразующей базой ведения основной деятельности. В первую очередь это относится к высокоточному и наукоемкому машиностроению, переживающему один из ключевых этапов в своей истории. Речь идет о переходе на технологию электронного моделирования изделий, электронной логистической поддержки изделий и электронного технического документооборота; стоимость подобных ИТ-проектов нередко измеряется многими сотнями тысяч долларов. В отличие от добывающих и им подобных отраслей, у машиностроения нет возможности пополнить свой бюджет так же легко. Поэтому провалы таких проектов наносят тяжелый ущерб и бюджету, и развитию информационной системы, и непосредственно бизнесу Заказчика.

Чтобы понять, что же нужно Заказчику от ИТ, рассмотрим концепции CALS и PLM, и задачи, перед ними стоящие.

Бизнес заказчика: какие ИТ-проекты ему нужны?

Концепция CALS (Continuous Acquisition and Life-Cycle Support — «непрерывный сбор данных и поддержка жизненного цикла») существует менее десяти лет, а PLM (Product Life-cycle Management — «управление жизненным циклом изделий») и того меньше. Их миссия — обеспечить потребности индустриального производства, и прежде всего наукоемкого и высокотехнологичного машиностроения. Именно они представляют наибольший интерес для промышленных групп и консорциумов в развитых странах. Особенностью технологий CALS/PLM, интенсивно развивающихся в последние годы, является синтез предметных дисциплин и ИТ. Главные цели этого синтеза таковы:

  • создание электронного описания изделия, содержащего необходимые данные по его производству и сопровождению на всех последующих этапах жизненного цикла (эксплуатация и обслуживание, ремонт, модернизация, логистическое сопровождение, утилизация);
  • создание сквозной технологии обработки информации участниками жизненного цикла изделия на всех его этапах, обеспечивающей максимум повторного использования электронных данных при передаче данных между компонентами информационных систем; огромную роль в этом играют системы CALS-стандартов;
  • создание технологии информационного взаимодействия участников жизненного цикла изделий, как основы проведения совместных работ.

Особо выделим из жизненного цикла этап проектирования/создания новых изделий. В настоящее время российские машиностроительные предприятия не обладают технологиями проектирования в электронном виде; их надо создавать как можно быстрее. К сожалению, большинство руководителей конструкторских и ИТ-подразделений понятие электронного проектирования подменяют техникой владения инструментарием PDM/CAD/CAM/ CAE. Это кардинальным образом сказывается и на подходах к автоматизации основной деятельности, и на структуре ИТ-бюджетов, когда на разработку технологии проектирования выделяется минимум средств (или не выделяется совсем), а львиная их доля идет на закупку дорогостоящих программно-технических комплексов. Другая сторона этого явления — крайне низкая эффективность использования даже штатных возможностей PDM в части управления проектными работами (workflow) и управления конфигурацией изделий (configuration management).

Чтобы понять проблемы, с которыми сталкиваются машиностроители при использовании ИТ, укажем на ряд принципиальных отличий их работы от производственной деятельности в других отраслях:

  • огромные объемы информации собственно об изделии (электронное описание самолета занимает десятки и сотни гигабайт);
  • огромные объемы научной, конструкторской, производственно-технологической и иной информации, необходимой для создания электронного описания изделия, измеряемые десятками и сотнями терабайт (к сожалению, эти знания хранятся почти исключительно в бумажном виде, многое вообще не формализовано и безвозвратно теряется с уходом специалистов);
  • совместная проектная и производственно-технологическая деятельность в географически рассредоточенной сети с участием тысяч разработчиков из десятков предприятий (иначе говоря, распределенное проектирование/создание изделия);
  • огромный трафик между предприятиями-участниками проектов при отсутствии в России каналов связи, способных обеспечить требуемую пропускную способность для эффективного информационного обмена;
  • принципиальная зависимость технологии ведения проектно-конструкторских и технологических работ от методов обмена и обработки информации (что пока также не понято Заказчиком);
  • необходимость обеспечивать выпуск документации на одно и то же изделие по разным системам национальных и международных стандартов.

Добавим к этому российскую специфику.

Так, нормативная база электронного документооборота находится в зачаточном состоянии. Приходится использовать смешанную — традиционную бумажную и в электронном виде — технологию проектирования и документооборота.

Практически отсутствующая государственная нормативная база по CALS (2-3% необходимого объема) развивается крайне медленными темпами.

Широкое использование зарубежных систем PDM/CAD/CAM/CAE влечет целый ряд проблем, связанных со стоимостью, эффективностью, сопровождением, безопасностью и др.

Сферу CALS/PLM характеризует практически полный кадровый вакуум. Из-за катастрофической нехватки профессиональных ИТ-руководителей и ИТ-проектировщиков у Заказчика (их уровень зарплат в машиностроении в три — пять раз ниже, чем в ИТ-бизнесе), техническое руководство ИТ-проектами передается предметным руководителям или Подрядчику, следствием чего бывают очень тяжелые ошибки в технологических и архитектурных решениях.

Большие ограничения на технологию ведения работ из-за устаревшей нормативной базы в области госбезопасности. Многие требования Гостехкомиссии РФ не могут быть выполнены принципиально (например, сертифицировать зарубежные системы PDM/CAD/CAM/CAE в заданные сроки и в рамках выделенного бюджета). Постоянные модификации и изменение конфигураций программного обеспечения сводят многие требования Гостехкомиссии к нулю.

Все вышесказанное накладывает следующие требования к информационным системам и ИТ-проектам:

  • принципиальная необходимость создания на предприятии системы CALS/PLM - центрального звена, обеспечивающего основную деятельность предприятия в новых рыночных и технологических условиях;
  • принципиальная необходимость создания интегрированной системы CALS/PLM в рамках промышленных консорциумов - центрального звена, обеспечивающего предметную и ИТ-колаборацию предприятий в географически распределенной системе проектирования/создания изделий (например, такая система необходима при создании боевого авиационного комплекса пятого поколения);
  • исключительно заказной характер ИТ-решений для создания таких систем (к сожалению, распространено заблуждение, что достаточно лишь приобрести набор средств PDM/CAD/CAM/CAE);
  • высочайшая сложность проектных ИТ-решений, основанных в первую очередь на информационных и предметных характеристиках электронного описания изделия, бизнес-процессах, специфике информационного взаимодействия, а также на ограничениях ИТ-инструментов;
  • инновационный характер подобных ИТ-проектов: в России нет фирм, предлагающих архитектурные и программно-технические решения для создания систем CALS/PLM;
  • необходимость серьезной технической экспертизы проектных решений, предлагаемых Подрядчиком (цена ошибки только по одной подсистеме CALS может составлять от десятков тысяч до миллионов долларов);
  • длительный срок создания систем CALS/PLM (пять - десять лет), из чего вытекает необходимость в постоянном Партнере, готовом к продолжительному и честному сотрудничеству.

Что же в такой ситуации может предложить ИТ-бизнес машиностроению?

Сферы компетенции и зоны ответственности

Говоря Заказчику красивые слова про CALS и PLM, Подрядчик продолжает сознательно «раскручивать» его на создание ИТ-систем для неосновной деятельности, таких как информационно-управляющие системы, CRM, SCM, ERP, OLAP, управленческий документооборот, которые и являются сферой компетенции ИТ-консалтинга. Такая «подмена» CALS/PLM на обеспечивающие системы в значительной степени сформирована некомпетенцией Заказчика не только в ИТ, но иногда и в собственном бизнесе.

Характерна ситуация с выбором приоритетов, сложившаяся сегодня в России: многим предприятиям нужны и системы CALS/PLM, и обеспечивающие системы, например ERP. Дефицит ресурсов, непонимание роли систем CALS/PLM высшим руководством, близость темы ERP финансовому менеджменту и порождает ситуацию, когда предпочтение и бюджет отдается обеспечивающей системе.

Еще одна ошибка, допускаемая руководством, — создание информационно-управляющих систем предприятий. Охватывающие на словах и управление основной деятельностью, на самом деле они не имеют объекта управления, которым должна стать новая технология проектирования/создания изделий, как неотъемлемая часть системы CALS. Многие также не осознают, что средой управления в этом случае должна быть PDM-система.

Политико-административный эксперимент или ИТ-инженерия?

Благодаря характерному для машиностроения отсутствию у Заказчика профессиональных ИТ-менеджеров и ИТ-проектировщиков, а также низкому статусу директоров информационных служб многие ИТ-проекты превращены в уникальные административные эксперименты, а информационные системы и бизнес Заказчика — в подопытных кроликов. Управление таким проектом осуществляет административный руководитель (например, начальник прикладного подразделения). Техническое руководство проектом или отсутствует, или неявно передается Подрядчику в виде требований вроде «это должны сделать вы». Для того чтобы результат был очевиден руководству, на ИТ-проект часто «вешается» оперативно-тактическая задача (например, выпуск эксплуатационной документации на конкретное изделие), которая имеет для руководства более высокий рейтинг, нежели технологическая.

Такой подход приводит к тому, что рушится инженерная дисциплина проекта. Выхолащиваются содержание таких критически важных ИТ-задач, как создание логической модели данных предметной области, архитектуры данных и самой системы, технологии подготовки данных и информационного взаимодействия. Занижается и время выполнения проекта. В результате проект или упрощается до создания локального программно-технического решения под частную задачу, или, в силу слабой проектной проработки, многократно перекраивается. Кроме того, что срываются все допустимые сроки, такой подход обходится Заказчику в прямом смысле слова втридорога. Созданное решение, как правило, не работает должным образом или очень быстро умирает.

Михаил Головко — независимый эксперт по CALS-технологиям, ранее главный специалист по CALS-технологиям «ОКБ Сухого». С ним можно связаться по электронной почте: MGolovko@yandex.ru


Что делать?

Ущерб от сложившейся практики отношений несут и участники ИТ-проектов, и машиностроение с ИТ-бизнесом в целом

Низкий уровень доверия к ИТ, выражающийся в низком статусе руководителей ИТ-служб, крайне малых объемах ИТ-бюджетов, формирующихся по остаточному принципу, приводит к тому, что ИТ в машиностроении носят ограниченный, в основном сервисный характер. Медленно развивается отрасль высокотехнологичного программного обеспечения, особенно в части корпоративных решений. Следствием низкого статуса ИТ-бизнеса в экономике России оказывается его неспособность как реально поддержать многие отрасли, так и создать индустриальную базу для промышленного (в том числе офшорного) программирования.

Вековая мудрость гласит: государство, которое не хочет кормить свое войско, будет кормить чужое. Резюмируя сказанное, можно смело сказать, что отечественное машиностроение продолжает кормить два «чужих войска»:

  • зарубежного производителя, покупая импортные дорогостоящие системы PDM/CAD/ CAM/CAE, в значительной степени от безысходности, которая обусловлена как государственной политикой, так и безучастием российского ИТ-бизнеса в области создания высокотехнологичного ПО и вычислительной техники;
  • отечественный ИТ-бизнес, позволяя ему манипулировать собой и тратить средства на создание систем неосновной деятельности.

На последнем хочется остановиться особо. ИТ-компаний с опытом разработки и создания систем CALS/PLM, готовых оказать соответствующий консалтинг в России, просто нет. И создать их можно только в рамках длительной кооперации Заказчика и ИТ-бизнеса. Наш ИТ-бизнес к такой долгосрочной и серьезной работе еще не готов. Нет и организаций, которые могли бы взять на себя не только координацию работ по созданию программного и технологического обеспечения CALS/PLM, но и их реализацию.

Таким образом, предприятия еще долго будут вынуждены самостоятельно решать задачи автоматизации основной деятельности. В таких условиях им необходимо:

  • Переосмыслить проблему автоматизации основной деятельности. Бутафорские отчеты о достижениях в CALS, характерные сегодня для России, должны смениться реальной инженерно грамотной работой.
  • Тщательным образом пересмотреть ИТ-бюджет, перенаправив его существенную часть на автоматизацию основной деятельности.
  • Изменить отношение к ИТ-проектам как к мероприятиям, позволяющим решить текущие задачи оперативно-тактического характера на стратегическое (например, создание единой технологии подготовки эксплуатационной документации для всех видов изделий, выпускаемых предприятием вместо выпуска эксплуатационной документации на конкретное изделие).
  • Создать ИТ-подразделение или полномочную рабочую группу, занимающуюся проектированием и созданием системы CALS/PLM. Ее основу должны составить ИТ-профессионалы.
  • Отказаться от политико-административного подхода к осуществлению ИТ-проектов. Техническое руководство проектом должен обязательно возглавлять ИТ-профессионал Заказчика — управление проектами ни в коем случае не должно передаваться «на сторону».
  • Всегда помнить, что целью любого ИТ-проекта является создание не программно-технического комплекса, а системы информационного обеспечения предприятия. Поэтому не следует принимать решения по закупке программно-технических средств до тех пор, пока не будут созданы логическая модель данных предметной области, макет и прототип системы, на которых будут отработаны архитектура данных, технология подготовки данных и информационного взаимодействия всех функциональных групп пользователей.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями