Что общего между вынашиванием идей и тиражированием готовых процессов?

Что такое большая идея? В мартовском выпуске редакторы журнала Harvard Business Review попытались ответить на этот вопрос. Они выделили семь главных идей в области менеджмента, которые стали известны в 2001 году. Часть из них старший редактор журнала Джулия Керби обсудила с корреспондентом еженедельника Computerworld Кэтлин Меламьюкой.

Если рассматривать мир бизнеса с позиций выживания, у многих ли, по вашему мнению, есть сейчас время для формирования и реализации больших идей?
Джулия Керби: «Возможно, после 11 сентября всем хочется большей значимости, большей достоверности»

Мы исходим из предположения, что единой парадигмы сейчас существовать не может. Чувствовалось, что год был очень напряженным. Даже до 11 сентября люди шли по жизни, согнувшись под грузом забот. Наверное, именно сложность ситуации заставила всех мобилизовать свои творческие силы, и в результате в списке оказалось целых 37 серьезных претендентов. После долгих дискуссий о том, какие из этих решений окажут наиболее серьезное воздействие на практику менеджмента, мы сократили их число до семи.

Мне нравится концепция появления «повседневного лидерства». Что отличает таких людей?

Они реализуют свои планы, трудясь за сценой, а не купаясь в лучах софитов. Зачастую такой способ подготовки перемен оказывается наиболее эффективным, но при этом им приходится отказаться от персональных вознаграждений, в чем бы они ни выражались. В этом и заключается их сила. Они посвящают себя перестройке процессов в ущерб собственной карьере.

Откуда стоит ожидать прихода следующего поколения таких лидеров?

Вопрос интересный. Чего мы можем ждать от поколения Internet-неудачников? Какими они вернутся: с новой парадигмой и установками, с готовностью к дальнейшей агрессивной борьбе или же с грузом бесценных уроков последствий неоправданного риска и стремления к туманным перспективам? Сумеют ли они превратиться в настоящих лидеров, кующих железо, пока горячо, или же это будет потерянное поколение, напоминающее загнанных лошадей, уже не годящихся ни для какой работы?

Согласно еще одной из известных концепций, Internet предназначается в большей степени для бизнеса, чем для индивидуального пользования. Мне кажется, что и мы вполне могли бы сформулировать нечто подобное!

Это напоминает одно высказывание Уильяма Гибсона: «Будущее уже находится среди нас, оно лишь неравномерно распределено». Для отдельных людей некоторые из современных больших идей отнюдь не являются откровением, но далеко не все хорошо осведомлены о них.

Скажите тогда для всех остальных, какие возможности, на ваш взгляд, открываются перед бизнесом?

Определенный потенциал и одновременно повышенный риск возникают всякий раз при конвергенции стандартов или при формировании инфраструктуры там, где ее раньше не было. Людям больше не нужно выполнять большой кусок нудной работы. В результате их творческие силы и ресурсы освобождаются для решения задач, сулящих более высокую отдачу. Если не надо самостоятельно мостить дорогу, можно подумать и об усовершенствовании автомобиля. Но если раньше для получения разного рода преимуществ вам достаточно было созданного вами же порядка вещей, теперь вас обязательно заставят двигаться дальше и думать об освоении каких-то других областей.

Вы хотите сказать, что маятник может качнуться в обратную сторону и заставит нас искать новые, более эффективные способы обслуживания клиентов?

Основной принцип заключается в том, чтобы «ориентироваться на клиента», «идти в ногу с его потребностями». Иногда это приводит к тому, что приходится отступать. Подобная ситуация возникла и в прошлом году: складывалось ощущение, что клиент не всегда прав и что попытки выяснить его пожелания и выполнить их не дадут ожидаемого результата. В данном случае требуется понимание глубинных причин, приносящих удовлетворение клиентам. В противном случае вы добровольно отказываетесь от прав на придуманные вами самими новшества. В последнее время ни одного большого достижения не оказалось за теми, кто слепо шел за клиентами.

А вот еще одна интересная мысль: проигравший готов принять свое поражение только в том случае, если все было по-честному. Если не брать во внимание историю, приключившуюся с Enron, хочется верить, что большинство лидеров бизнеса действительно ведут честную игру.

Представители деловых кругов, безусловно, должны вести себя честно. Однако в отдельных случаях присутствует вызывающая настороженность чрезмерный конформизм или даже сговор. Иногда мы попадаем в ситуации, в которых люди оказываются в роли капитана Рено из фильма «Касабланка». «Я потрясен, потрясен тем, что здесь продолжают играть на деньги!» — восклицал он. А мы в ответ гримасничаем и хохочем.

Вы говорите о противоречии между стремлением к вынашиванию творческих идей и попытками тиражировать уже готовые, проверенные временем процессы. Определенно, это один из основных вопросов в области ИТ. Что одержит верх в этом противостоянии?

Из-за несогласованных действий выразители обеих точек зрения стороны в последнее время довольно много теряли. Люди пытались сделать творческие процедуры более строгими и четкими, пересмотреть свой подход к ним.

Похоже, речь в данном случае идет о попытке совместить несовместимое?

На первый взгляд да. Многие люди хотят повторить свои прошлые успехи, но при этом стремятся скорректировать свои действия. Соответственно, каждую конкретную ситуацию нужно разбирать отдельно. Люди «проявляют творчество» в копировании, а это дает довольно посредственные результаты. Так что лучше все-таки не смешивать жанры.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями