Фьорина и Капеллас предпочитают жесткие заявления
Карлтон Фьорина и Майкл Капеллас: «Мы шли к слиянию долго и трудно, скрупулезно анализируя возможные последствия»

Карлтон Фьорина и Майкл Капеллас, возглавляющие компании Hewlett-Packard и Compaq Computer, продолжают рекламировать грандиозный проект образования компьютерного сверхгиганта — сделку, которая за прошедшие с момента ее объявления два месяца уже подешевела с первоначальных 25 млрд. долл. почти на 5 млрд. долл. Корреспондент еженедельника Computerworld Ли Коупланд взял у Фьорины и Капелласа интервью. Речь пошла о предстоящем сотрудничестве, о том, как дальше будет развиваться рынок ПК и серверов, какие услуги намерена предлагать объединенная компания и на что можно рассчитывать корпоративным клиентам.

Как вы думаете, получит ли в конце концов слияние двух компаний положительные оценки аналитиков, клиентов и инвесторов, или же нам и дальше следует ждать негативной реакции?

Фьорина: Действительно, негативных отзывов оказалось гораздо больше, чем мы предполагали. На рынке сейчас правят бал те, кто играет на понижение, поэтому, конечно, отрицательные оценки не стали для нас неожиданностью. В такой ситуации при подобных сделках это неизбежно. Но сейчас мы имеем то, что имеем. Правда, интересно, что еще в начале года многие из тех, кто сегодня критикует сделку, обеими руками голосовали за нее.

Думаю, что негативных оценок оказалось больше, чем мы ожидали, еще и потому, что люди о многих событиях часто судят односторонне. К тому же, по-видимому, мы не все сделали так, как нужно было сделать, не рассказали подробно о всех тех преимуществах, которые сулит эта сделка. А ведь мы шли к ней долго и трудно, скрупулезно анализируя возможные последствия. Что ж, надо вести разъяснительную работу, укреплять связи с общественностью, и здесь нам есть о чем подумать.

Что бы вы могли сказать тем корпоративным клиентам, которые сегодня находятся в замешательстве, пытаясь понять, чего им следует ждать от данного соглашения?

Капеллас: Крупные клиенты — корпоративные — рассматривают все это как возможность расширения спектра задач, решаемых с помощью одного стратегического партнера. Фактически каждый директор информационной службы согласен с тем, что чем меньше таких партнеров, тем лучше, особенно если речь идет о партнерах, с которыми предполагается долгосрочное сотрудничество. Одно из преимуществ, которое действительно должно представляться интересным тем, кто думает о будущем отрасли, заключается в усилении горизонтальной интеграции. Стратегическую важность этого вопроса подчеркивают многие лидеры отрасли: Ларри Эллисон, Крейг Барретт, Стив Балмер и другие.

Фьорина: Если вести речь о горизонтальной модели, которую упомянул Майкл, то ее важность для партнеров обусловлена тем, что в данном случае «все завязано на одного производителя», все делается в рамках его внутренней вертикальной структуры, а так работать гораздо проще. Обратной же стороной этой модели является слишком высокое соотношение цены и производительности, а также отсутствие достаточной гибкости и времени для реализации проектов.

Многие руководители информационных служб хотели бы узнать, каким образом вы собираетесь избежать опасности «хвататься сразу за все»; что следует делать, для того чтобы не распылять свои силы; какую позицию объединенная компания займет по отношению к основным конкурентам: Dell Computer, Sun Microsystems и IBM?

Капеллас: Ответ заключается в выполнении трех простых правил. Во-первых, продумать, и во-вторых, реализовать на практике новую эффективную бизнес-модель, ориентированную на удовлетворение информационных потребностей клиентов. Рынок устройств доступа приносит нам сейчас 29 млрд. долл. Во-вторых, надо четко следовать этой бизнес-модели. В третьих, не пытаться интегрировать в нее то, что в нее не интегрируется.

Фьорина: К рынку устройств доступа мы относим ПК, портативные и карманные компьютеры — то есть все то, с помощью чего пользователи могут получать нужную им информацию.

Капеллас: Очень важно провести разграничительную линию между устройствами доступа и ПК, потому что будущее этого бизнеса следует искать именно в организации доступа, а не в производстве персональных компьютеров. Для конечных потребителей самым главным является доставка необходимого им информационного наполнения, а для коммерческих организаций — управление этим информационным наполнением. Руководству компаний очень не нравится присутствие на рынке огромного количества различных моделей ПК.

Но IBM, похоже, как раз пытается «объять необъятное», интегрируя аппаратную часть, программное обеспечение и услуги в единое целое, причем у нее это неплохо получается.

Капеллас: Каждый скажет, что у нас есть серверы Himalaya, HP-UX и стандартные компьютеры на платформе Microsoft, но связать все это оказывается гораздо проще, чем интегрировать на разных уровнях множество операционных систем с многочисленными версиями программ и баз данных. Если речь заходит об интеграции, IBM здесь не показатель, ведь это целостная компания, использующая единую технологию. А мы говорим о принципиально разных технологиях.

Вы располагаете собственными высокопроизводительными вычислительными платформами, а процессоры Intel Itanium тем временем все еще совершенствуются. В связи с этим не помешает ли слияние удержать ситуацию под контролем?

Капеллас: На сегодня еще никому не удалось установить новой рекорд производительности на платформах, ставшими обыденными. Конечно, на пути к полному переходу на архитектуру IA-64 и к более высокой производительности присутствуют самые различные препятствия. Аналогичная картина складывается и при переходе к другим архитектурам. На пути к продуктам с процессорами UltraSPARC корпорации Sun пришлось преодолеть массу сложностей, причем все расходы она вынуждена была взять на себя. IBM предстоит еще немало потрудиться, чтобы завершить переход к продуктам, построенным на основе архитектуры Power.

Если вы попросите любого производителя совершить переход к компьютерным системам на базе новых микропроцессоров за три года, вряд ли найдется тот, кто согласится вести речь о конкретных сроках. В то же время все осознают необходимость перехода к новой, унифицированной 64-разрядной микропроцессорной архитектуре и представляют себе, каких усилий это потребует.

Если не вдаваться в детали, можно сказать следующее: мы уже обозначили свою позицию, есть хорошие компоненты, четкая схема перехода к использованию перспективных микропроцессоров и планы обновления всего спектра выпускаемой компьютерной продукции.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями