В 80-х годах Borland по праву оспаривала первые места в рейтинге крупнейших представителей программной отрасли. В середине 90-х компания потеряла свое высокое положение, и многие обозреватели даже не могли предположить, что она сумеет удержаться на плаву
Дейл Фуллер: «Компании, которые не заботятся о доходах, а также об увеличении контингента пользователей, могут не принимать нас во внимание вообще. Однако если для вас важны эти вопросы и вы все же не считаетесь с нами, то я не думаю, что вы поступаете честно в отношении акционеров компании»

Несколько предыдущих лет Borland находилась в организационном и финансовом упадке. Но в 1999 году в число руководителей компании вошел Дейл Фуллер, который в декабре 2000 года стал ее президентом и генеральным директором. Сегодня Borland отчиталась уже за восемь прибыльных кварталов подряд. С Фуллером беседует корреспондент службы новостей IDG Сэм Костелло.

Охарактеризуйте, пожалуйста, сегодняшнее положение Borland.

Наше финансовое положение можно назвать очень хорошим — на счету компании около трети миллиарда, что сейчас нетипично для компании из Кремниевой Долины. Borland стала одним из наиболее ярких индикаторов положения дел в программной отрасли в целом. Сейчас компания — один из немногих «лучей света» в технологическом секторе, и это высокое достижение, учитывая ее прежнее положение. Ведь когда я возглавил Borland в первом квартале 1999 года, мы входили в тройку высокотехнологичных компаний, которые, по всеобщему ожиданию, должны были прекратить свое существование до начала нового тысячелетия. Нас уже полностью списали со счетов. Сейчас же многие компании, бывшие на высоте в то время, находятся на грани банкротства.

Как вы намерены распорядиться вашим капиталом? Собираетесь ли вы приобретать что-либо, инвестировать в выпуск новых продуктов или вкладывать деньги в исследования?

Мы, продолжая стремиться к созданию новых технологий, в то же время помогаем нашим клиентам встречать будущее, не перечеркивая при этом прошлого. Мы налаживаем отношения с теми, чьи технологии, так же как и наши, уникальны и способны осуществить прорыв и, как и наши, являются межплатформенными. Инвестируем ли мы в такие компании или стараемся их приобрести? Мы тщательно продумываем все подобные ходы, так как должны быть уверены в том, что интеграция их технологий в новые продукты принесет прибыль нашим акционерам за очень короткое время. Мы не собираемся тратить деньги на то, что в итоге окажется бесполезным.

Как вы считаете, какие продукты могут обеспечить продолжительный успех?

Продукты, которые, по нашим наблюдениям, приносят успех компании, можно разделить на несколько групп. Одна из них касается Web-служб. И здесь очень важно ответить на вопрос: как можно быстро создавать приложения, используя услуги, предоставляемые через Internet, а также в рамках сетей extranet и intranet? Мы считаем недопустимым ограничиваться какой-либо одной платформой, поэтому будем создавать и развертывать Web-службы, поддерживающие все существующие платформы.

Мы также обращаем внимание на использование технологий Java, которые сегодня очень важны, поскольку являются фактическим стандартом разработки технологий корпоративных сетей. Мы располагаем наибольшей долей рынка средств разработки на языке Java, равно как и рынка средств разработки Web-служб. Однако, чтобы удержать лидерство, мы должны постоянно создавать наилучшие решения и технологии.

Еще одной областью наших интересов, опять же с учетом многоплатформенности, является объединение технологий Java и Web-служб. И хотя партнерство с Microsoft и Sun Microsystems для нас очень и очень важно, отношения с клиентами представляются нам еще важнее.

Ныне создаваемые приложения строятся на фундаменте корпоративных серверов приложений, что представляет собой действительно новую технологию, притом развивающуюся весьма быстрыми темпами. Через год вы станете свидетелями массового перехода от создания Web-сайтов к развертыванию Web-приложений, взаимодействующих с другими приложениями такого же рода. А это в свою очередь предполагает еще целый набор требований к эффективности, масштабируемости и комплексности.

Предполагаете ли вы когда-нибудь перейти от создания средств разработки и описанных вами технологий вновь к работе с конечными пользователями и приложениям для потребительского рынка, которыми Borland занималась в 80-е годы?

Вообще говоря, в наши планы не входит возвращение к потребительскому рынку, потому что, по моему мнению, большая часть соответствующих приложений уже кем-то создана. Чем мы будем заниматься, так это помогать пользователям создавать свои приложения как можно быстрее. С этой целью мы, возможно, станем приобретать компании, разрабатывающие приложения, и преобразовывать их в своего рода конструкторы, помогающие быстро создавать новые программы. В этом заключается суть нашей работы — в предоставлении базовых блоков и платформ для того, чтобы у пользователей была возможность двигаться вперед, ведь у них гораздо больше творческих идей, чем у нас.

На рынке Java-инструментария Borland конкурирует, помимо прочих, с Sun и IBM. Как вы планируете соперничать со столь крупными игроками?

Очевидно, что сегодня наши инструменты являются сегодня стандартом де-факто на рынке Java. Так же очевидно, что нам дает существенные преимущества межплатформенность наших продуктов, позволяющая использовать их на совершенно разных устройствах. Мы будем и дальше расширять список платформ, на которых работают наши продукты. Развитие технологий продолжает сближать области применения средств Java и Web-служб, и, когда в будущем барьер между ними исчезнет и .Net наряду с другими платформами станет поддерживаться средствами Java, мы будем первыми, кто такую поддержку осуществит. Мы постоянно стремимся к технологическому совершенству, которое необходимо нашим клиентам. Сегодня из нескольких миллионов Java-программистов более 40% пользуются нашими продуктами. Но это не значит, что так будет продолжаться всегда. И если завтра появится какое-либо лучшее решение, они не преминут им воспользоваться. При помощи наших продуктов они создают поистине невероятные вещи. И мы лишь предоставляем им лучшие инструменты для этого.

И Sun, и IBM помимо средств разработки предлагают собственные ОС, и очень вероятно, что они начнут интегрировать их с другими своими программными продуктами. Что вы можете этому противопоставить?

Любого поставщика платформ занимает только один предмет — так называемое запланированное устаревание. Если он заставил вас пользоваться своей платформой, если приучил вас к ней, то сделает все, чтобы процесс перехода на какую-либо другую платформу был связан для вас с большими трудностями. И если на горизонте появится новая технология, которую вы захотите включить в свою инфраструктуру, вам придется просто-напросто ждать, пока не появится версия этой технологии для вашей платформы. В этом заключается компромисс, на который вам как заказчику и разработчику придется пойти. Вы можете сказать, что хотя вам и некуда деваться, но вы получаете комплексное решение бесплатно. Однако это иллюзия. Представьте, что вы не можете перейти на более дешевую платформу в будущем, что вы застряли на этой, а ее разработчики поднимают цены сначала на 30%, потом на 50%, что уже не бесплатно. В конце концов вы заплатите все, что, как казалось, сэкономили.

Но если я буду пользоваться инструментарием Borland, который является межплатформенным, я смогу разработать нечто на Sun Solaris, а затем перенести этот код на Linux, которая стоит в десять раз дешевле при той же производительности.

Предлагает ли Borland своим клиентам что-то, чего не могут предложить Sun или IBM?

Как нетрудно заметить, все больше людей старается не привязывать себя к какой-либо конкретной платформе. Они хотят универсальности и возможности использовать все средства для достижения своих целей, а именно это не позволяют ограничения одной платформы. Мы как раз и предоставляем ту возможность, которую не могут дать наши конкуренты. И хотя они могут заявлять обратное, это не так, поскольку в таком случае они лишатся того, что называется запланированным устареванием. Предоставляя пользователям свободу сойти с платформы, мы получаем возможность реализовать все больше своих решений. Чем мы не собираемся заниматься, так это привязывать клиентов к нашим продуктам и заявлять, что переход на какие-либо другие продукты будет чрезвычайно тяжел для них и поэтому им придется пользоваться тем, что даем мы, чтобы не обанкротиться.

Что можно назвать слабой стороной Borland? В каких направлениях вам необходимо развиваться?

Энди Гроув, бывший глава Intel, учил меня, что корпорация не имеет права расслабляться, удовлетворенная собственными успехами, и должна постоянно прислушиваться к своим клиентам. И поэтому я постоянно стараюсь поддерживать соответствующий настрой внутри нашей компании.

Люди, использующие наши продукты, получат беспрецедентное преимущество перед всеми своими конкурентами. Это дает им возможность зарабатывать больше денег, расширять свой бизнес, а следовательно, у них будут причины для того, чтобы использовать наши продукты снова и снова.

Расскажите о будущем Borland.

Приведу одну фразу еще со времен моей работы в Apple: «Будущее настолько ярко, что впору одевать солнцезащитные очки». Возможности, открывающиеся перед нами, представляются мне просто неисчерпаемыми. Я очень хочу, чтобы через пять или десять лет годовой оборот компании составил миллиард долларов. И мне кажется, мы сумеем этого добиться, если будем работать очень и очень систематически.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями