Каждая следующая попытка создания всероссийской ассоциации разработчиков серьезнее предыдущей
Булат Гайфуллин: «В президенты ассоциации прочили Эстер Дайсон, да что там — Путина и Горбачева, и мы все эти кандидатуры с серьезным видом обсуждали…»

Пресс-конференция, на которой было объявлено о создании Ассоциации разработчиков программного обеспечения (АРПО), состоялась 9 октября. Событие, которого долго ждали, вызвало бурю эмоций, массу каверзных вопросов, ответов, то остроумных, то уклончивых, и кулуарных сплетен. Их интенсивность еще более возросла день спустя, когда четыре компании из числа тех, кто стоял у истоков ассоциации, — Luxoft, Spirit, VDI и «Рексофт» — опубликовали пресс-релиз в жанре открытого письма, объявив о приостановке своего участия в ней.

Движение за объединение отечественных разработчиков уже имеет свою историю. Необходимость ассоциации сегодня мало кто отрицает. Поэтому, когда Булат Гайфуллин заявил о том, что он приостановил свою деятельность в компании «Интерфейс» и возглавил обретающую форму ассоциацию офшорных программистов, большинство, насколько мне известно, сказали себе: дело, кажется, пошло. Александру Козленко, начинавшему агитировать за ассоциацию, еще работая в Actis, энергии было не занимать, но объединить разнонаправленные интересы ему не довелось. Казалось, это наконец удастся Гайфуллину, однако последние события говорят, что эта надежда была преждевременной. Конфликт в значительной степени связан со взглядами на лидерство в ассоциации. Разогревают его и завышенные ожидания.

На данном этапе костяк ассоциации, видимо, ставит себе гораздо более узкие задачи, чем развитие российского программирования вообще, и, пожалуй, это правильно — сделать бы хоть что-то. Объединившиеся компании создали ассоциацию именно для поддержки своей деятельности как офшорных программистов. На внутреннем рынке они решают свои задачи иными путями. Кроме того, речь пока идет именно об аутсорсинге, а не о продвижении на Запад готовых продуктов. В крайнем случае сюда впишутся услуги: консалтинг, тестирование, интеграция приложений. Наличие в списке учредителей «Лаборатории Касперского» исключение, подтверждающее правило. Наталья Касперская, глава «Лаборатории», подчеркивает: «Наше вступление в ассоциацию не означает, что мы изменили курс и бросили любимый антивирус. Поскольку мы продаем свои технологии, то, конечно, делаем доработку своего ядра «под заказчика». В этом смысле мы ничем не отличаемся от офшорных разработчиков».

Государственный интерес

Одна из главных задач АРПО, если не главная, — получение поддержки со стороны государства. Большинство учредителей видят в льготном налогообложении (которого, впрочем, пока и не предлагают) больше вреда, чем пользы: неизбежная в этом случае криминализация нанесет ущерб имиджу, и это не просто убытки, а конец бизнеса. Собственно, единственное, что может сделать государство, так это поднять имидж отечественных офшорных компаний за счет политической поддержки на высшем международном уровне. Но совпадает ли это с государственными интересами? Ответ неочевиден не только для ретроградов. О доходах этой отрасли говорить в государственных масштабах в ближайшее время говорить смешно. Важнее другой вопрос — сохранение интеллектуального потенциала страны.

Строго говоря, офшорное программирование действительно предполагает некоторую утечку мозгов. Во-первых, не так мал процент тех, кто, добившись успеха в офшорном программировании, добивается и вида на жительство в стране заказчика, а если и не добивается, то «засвечивается» перед западными рекрутерами. Во-вторых, для успешной деятельности фирмы должны иметь юридическое лицо там, где нужны их услуги, и пока мало кто может себе позволить держать высокооплачиваемых «местных» специалистов по маркетингу, поэтому какая-то часть сотрудников перебирается в заграничные офисы.

Однако все это мелочи по сравнению с тем потоком программистов, которые ежегодно уезжают из страны из-за неспособности внутреннего рынка загрузить высокооплачиваемой работой своих специалистов. Сейчас любой студент-программист из глубинки, дорвавшись до Internet, первым делом отправляется на www.jobs.com. Офшорное программирование в этой ситуации реальная альтернатива, так как ждать скачкообразного роста внутреннего ИТ-рынка не приходится, а внешний практически неисчерпаем, хоть и не ждет наших с распростертыми объятиями.

АРПО и «стада кошек»

Может сложиться впечатление, что противоречия раздирали ассоциацию с самого начала и лишь выплеснулись в этом письме. Это не так. Собрания проходили в атмосфере дружелюбия, чуть ли не эйфории, спорили много, но больше по частным вопросам, и было видно, что главный вопрос, который мучит большинство: «Когда же наконец?» Главная дилемма была — подать учредительные документы, либо еще подумать над их деталями. Ясно, что из трех десятков участников всегда найдется хотя бы один, который будет считать, что некий вопрос надо решать сразу. Документы-таки были поданы, дабы бумажные дела шли, и они пошли. Процесс создания ассоциации довольно точно отражает модное в американской ИТ-индустрии клише — hearding cats («пасти стада кошек»), что значит собирать программистов, которые «гуляют сами по себе», в коммерческие проекты.

«Российским разработчикам нужна сильная ассоциация с понятной структурой, этическими принципами и программой действий, ярким президентом и авторитетным правлением, обладающим четкой позицией и стратегией. К сожалению, АРПО в ее текущем состоянии подобным критериям пока не отвечает», — говорится в «письме четырех». Генеральный директор Luxoft Дмитрий Лощинин пояснил, что цель письма — своего рода встряска, необходимая для того, чтобы руководство ассоциации не увязало в мелочах. Не задерживаясь на туманном пункте об этических принципах, Лощинин сосредоточился на фигуре президента, программе и бюджете. Президентом должен стать человек, известный отечественной и, главное, западной ИТ-индустрии. Гайфуллин, нынешний глава АРПО, мог бы и дальше возглавлять организационную работу, уступив представительские функции новоизбранному президенту. Программа и бюджет ассоциации должны предполагать действия, заметные на западных рынках, например создание представительств АРПО в странах потенциальных заказчиков.

Виктор Вайнштейн, представляющий в АРПО компанию «АйТи», услышавший о письме от меня и признаков волнения по этому поводу не проявивший, готов подписаться под всеми требованиями, которые предъявляются к ассоциации в письме: «Есть идеальный образ ассоциации, — говорит он, — и есть реальность. Президента можно будет переизбрать на конференции ассоциации, кандидатуры мы обсуждали и будем обсуждать, как и бюджет. Прежде необходимо сосредоточиться на небольших, но важных делах, например на создании сайта ассоциации, понятного и удобного потенциальным заказчикам».

Сам Гайфуллин так прокомментировал ситуацию: «Я просил дать мне 6 месяцев для построения ассоциации в соответствии с целями, задачами и принципами, которые к этому моменту были обсуждены и согласованы. Что до «свадебных генералов», то моя позиция здесь такова: сперва надо испробовать механизмы почетного членства, чтобы привлечь уважаемых людей для отстаивания интересов ассоциации в России и за границей. Но они должны показать, что понимают нужды ассоциации, а для этого есть только один путь — участие в комитетах и рабочих группах. После этого, если, конечно, члены ассоциации сочтут, что в бюджете достаточно денег для содержания почетного президента, его можно будет избрать».

Подхваченный прессой скандал хорош был бы для популяризации ассоциации, привлечения к ней внимания, но сдается мне, это не тот случай. Имидж АРПО — конечно, не честь, которую, говорят, берегут смолоду, но инструмент приобретения заказов из внешнего мира и поддержки из мира внутреннего. Государственные мужи, и так неоднозначно настроенные, резонно скажут: «Вы сначала сами разберитесь, чего хотите». Хочется, между тем, надеяться, что хотят все одного: становления всероссийской ассоциации. Время идет, еще немного, и трудно будет вскочить на подножку уходящего с филиппинцами и бразильцами поезда: индусы и ирландцы уже далеко.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями