У российских исследователей появились неплохие шансы

Джастин Раттнер: «Последние десятилетия главным образом развивались технологии, в большинстве своем основанные на уже известных научных достижениях. Но этот период стабильности с неизбежностью подходит к концу»

Так считает побывавший с визитом в Москве и Нижнем Новгороде Джастин Раттнер, директор исследовательской лаборатории по микропроцессорным системам Intel Microprocessor Research Lab. В соответствии со своей должностью он в гораздо большей степени ученый и инженер, чем бизнесмен, и это определяет специфику его мировоззрения. Сегодня Раттнер участвует в разработке стандартов для архитектур IA-32 и IA-64 и новых серверных технологий. Публичную же известность ему принесло участие в создании первого в мире терафлопного суперкомпьютера ASCI Red. За три десятилетия служения Intel он удостоен нескольких почетных титулов, присваиваемых телевидением и прессой, а в самой корпорации носит звание главного инженера (Principal Engineer) и почетного сотрудника (Intel Fellow).

Основной целью визита Раттнера в Россию была встреча с коллективом нижегородской лаборатории Intel (для справки, сейчас она насчитывает примерно 250 человек, а вскоре увеличит свою численность вдвое). Увиденное им оставило весьма положительное впечатление, и на итоговой встрече с прессой в Москве Раттнер охарактеризовал программу исследований, проводимую там, как очень важную для корпорации в целом. В лаборатории работают над самыми авангардными приложениями, такими как распознавание речи, трехмерная графика и другие наукоемкие задачи, а сегодня они стали актуальными и востребованными для разработки новых типов процессоров. Следует все же учитывать, что это приложения завтрашнего дня; практический результат станет виден через три-пять лет.

В качестве одного из впечатливших его примеров Джастин привел разработку «говорящей головы» с индивидуальными особенностями человека, служащей алгоритмической основой для передачи видеоизображений и позволяющей ограничивать трафик по медленным каналам за счет передачи значимых компонентов изображений. Работа российских ученых даст возможность восстанавливать, а скорее синтезировать изображение из известного постоянного массива и переменных фрагментов на маломощном приемном устройстве и таким образом позволит превратить обычные мобильные телефоны в видеотелефоны без расширения полосы пропускания. В скором времени «голова» будет представлена в главной штаб-квартире корпорации, и там этого события ждут с нетерпением.

При обсуждении более «прозаической» темы, связанной с будущим процессорных и серверных технологий, выступающий отметил очевидное сокращение спектра «тяжелых» процессоров, который через несколько лет «свернется» до трех архитектур: IA-64, SPARC и PowerPC. Раттнер считает, что сохранение двух последних пока еще возможно в силу специфики взглядов руководства производящих их компаний и необходимости оправдать инвестиции в процессорные технологии. Замечание о том, что если дело пойдет в таком направлении, то когда-нибудь Intel может оказаться единственным производителем 64-разрядных процессоров, Джастин Раттнер парировал утверждением, что серверные архитектуры подвергаются серьезным изменениям, особенно под влиянием новых процессоров, используемых в мобильных компьютерах.

Процессоры, конечно же, важны, но этот вопрос нельзя рассматривать вне более общего контекста. Мобильные технологии начинают влиять на традиционные. К примеру, требования к серверам сильно изменились в последние годы, особенно по тем показателям, которые стали актуальны благодаря росту популярности Web-приложений, а это прежде всего болевые точки центров обработки данных — энергопотребление и масштабирование.

За время беседы Джастин коснулся еще нескольких тем (в их числе, например, участие Intel в создании семантического Web) и отметил при этом необходимость совместной работы специалистов самых разных профилей для развития этого гиперпространства будущего. Но, пожалуй, наиболее интересной, во всяком случае для наших соотечественников, была заключительная часть. То, что было на ней сказано, можно подытожить так: «Последние десятилетия главным образом развивались технологии, в большинстве своем основанные на уже известных научных достижениях. Но этот период стабильности с неизбежностью подходит к концу. Уже сейчас ясно, что новые приложения становятся все более и более наукоемкими; успешная работа ученых из Нижнего Новгорода тому подтверждение. То же можно сказать и о технологиях. Совершенно новые подходы потребуются при переходе через 0,1-микронный барьер, он может быть преодолен только техникой рентгеновской литографии, уменьшение размеров транзисторов делает необходимым решение новых задач из области физики твердого тела».

Сравнение происходящего в разных областях ИТ свидетельствуют о формировании качественно нового баланса между технологиями и фундаментальными научными исследованиями, причем на этот раз в пользу науки. Изменившиеся условия могут оказаться благоприятными для России, где при нехватке средств на технологии пока еще сохраняется высокий интеллектуальный потенциал. Раттнер считает одной из самых перспективных возможностей использование разработок для создания нового поколения рентгеновских литографических фабрик. Элементарный расчет показывает, что если стоимость одной установки составляет в 50 млн. долл., а на фабрике их должно быть как минимум штук 40, значит, на каждую фабрику может потребоваться оборудования на миллиарды долларов. У специалистов, работавших в России по программе «звездных войн», есть шанс побороться за эти деньги, вопрос в том, сумеют ли они им воспользоваться.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями