Одним из заметных событий июня стала очередная конференция JavaOne, которая прошла в Сан-Франциско.

Майкл Визард — редактор еженедельника InfoWorld. С ним можно связаться по электронной почте по адресу michael_vizard@ infoworld.com

События, произошедшие за последние пять лет, не оставляют никаких сомнений в том, что Java стала одной из ведущих технологий. Почти половина читателей InfoWorld, принявших участие в последнем опросе, признались, что в их компаниях используется Java.

Аналогичные результаты дало исследование, проведенное Cutter Consortium. Данные, полученные GartnerGroup, убедительно показывают, сколь велика роль этой платформы в нашей жизни: чаще всего Java используют в финансовой, банковской и страховой сферах, а также в вузах.

Но несмотря на очевидный успех, язык Java все же пока не оправдывает возлагаемых на него ожиданий — как с точки зрения технологий, так и с точки зрения бизнеса.

Доминирующее положение, которое занимает Microsoft, во многом объясняется тем, что корпорация сохраняет контроль над API-интерфейсами для Windows.

Фактически самым замечательным бизнес-достижением корпорации является то, что она раньше других поняла: тот, кто управляет разработчиками, управляет и приложениями, и отраслью в целом. Наполеоном компьютерной эпохи Билла Гейтса сделали именно API-интерфейсы.

Чтобы противостоять наполеоновским амбициям Microsoft, компании Sun Microsystems, IBM, Novell и Oracle вступили в величественный союз, стремясь превратить Java в отраслевой стандарт на всех основных платформах. Microsoft не могла допустить этого, и противопоставила решению союзников собственную распределенную компонентную архитектуру в Windows 2000.

История гласит, что остановить победное шествие Наполеона позволило лишь объединение сил Англии, России, Австрии и Пруссии, и на это ушло почти два десятка лет. К сожалению, сложившийся, казалось, аналог этого альянса в компьютерной отрасли недостаточно сплочен вокруг общей идеи, чтобы тягаться с Microsoft.

В самом деле: многие в IBM и Oracle приходят к выводу, что нежелание Sun полностью открыть Java для широкой публики отражает ее тайное стремление со временем заменить чужую тиранию своей. Радикальные «республиканцы» в лице сообщества Linux также подозревают Sun в корыстных намерениях.

Если же посмотреть на вопрос с технической точки зрения, то нельзя не отметить, что вопросы к производительности и сложности Java гасят энтузиазм многих разработчиков, особенно в Internet-компаниях. Большинство из них предпочитают использовать Perl, CGI Script и C++. Это идет вразрез с тенденцией, наметившейся в традиционных предприятиях, которым пришлась по вкусу способность Java инкапсулировать в себе бизнес-логику на различных платформах. Но для тех, чья работа связана с электронным бизнесом, весьма актуальным остается вопрос о скорости приложений и о скорости выхода на рынок, так что они вряд ли согласятся использовать Java как главное оружие.

В этом-то и вся загвоздка. При отсутствии в информационной отрасли своего Веллингтона, который был реальной оппозицией Наполеону, альянсу никогда не удастся обрести силу, достаточную для того, чтобы на равных противостоять Microsoft. Если члены альянса всерьез задумываются о создании новой парадигмы, им стоит превратить Java в столь же общеупотребительное средство, как C++, а уже затем найти модель, в соответствии с которой можно предложить людям приемлемую компенсацию в виде усовершенствованной технологии. Иначе Java останется всего лишь одним из ряда достойных внимания языков.

С технической точки зрения маловероятно достижение Java тех высот производительности, какими могут похвастаться его конкуренты.

Но достоинства, которыми обладает воплощенная в нем объектная модель, стоят таких жертв. Хотя прежде чем Internet-индустрия согласится на компромисс, необходимо реализовать возможность быстро разрабатывать приложения, используя Java.

И учитывая накал страстей и «планов громадье», о чем трубят все и вся, стоит помнить, что победителем станет не самая крупная, а самая проворная компания.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями