AT&T вознамерилась завоевать изрядную долю рынка ПК, но обнаружила, что рынок не готов к этому

Происшедший 1 января 1984 года распад империи Baby Bell освободил AT&T путь в компьютерный бизнес, и у очень многих возникло впечатление, что бывшая Ma Bell теперь сможет оспорить у IBM лидерство на рынке корпоративных информационных технологий.

«На поверку оказалось, что одно дело — быть опытным разработчиком компьютерных систем, и совсем другое — ориентироваться на компьютерном рынке», — сказал Шелдон Хекхейзер, изучающий историю корпорации AT&T.

Перспектива выхода на компьютерный рынок замаячила перед AT&T после того, как в 1982 году она подписала согласительный документ об отказе от положения регулируемой монополии на рынке средств телефонии. К этому времени государственные органы уже пришли вместе с AT&T к заключению, что утверждение о положении последней как «естественной монополии» на рынке местной и дальней связи имеет под собой основания.

Согласительный документ, подготовленный под руководством представителя Министерства юстиции судьи Гарольда Грина, ослаблял ограничения, наложенные на AT&T в 1956 году правительством Соединенных Штатов. В соответствии с этими ограничениями компании не разрешалось приобретать фирмы, деятельность которых выходила за рамки непосредственной компетенции AT&T. Благодаря многолетним исследованиям лаборатории Bell Laboratories корпорация накопила очень большой технологический опыт, занимаясь разработкой специализированных коммутаторов, операционной системы Unix, языков Си и C++, а также компьютеров, которые, увы, использовались только внутри компании.

Все это, как считали некоторые маркетологи корпорации, подготавливало почву, чтобы «дать бой» IBM, вспоминал Берк Стинсон, ныне директор по связям с общественностью, проработавший в AT&T более тридцати лет.

«Нам казалось, что переход к производству компьютеров дастся нам легко», — сказал Стинсон.

Корпорация заключила стратегическое соглашение с американским филиалом компании Olivetti и в 1984 году выпустила персональный компьютер PC 6300 на базе процессоров 8086, а также семейство мини-компьютеров 3B2. Но ни то ни другое не помогло AT&T дотянуться до корпоративных пользователей.

В 1991 году, все еще отчаянно ища себе точку опоры на рынке, AT&T приобрела корпорацию NCR, которая взяла на себя бизнес персональных компьютеров первой. NCR отказалась от выпуска всех продуктов AT&T, сохранив только одну модель — лаптоп. Впоследствии AT&T выделила NCR в независимое предприятие и тем самым окончательно прекратила заниматься производством машин.

«Рынок, на который мы пытались выйти, находился в то время в ужасающем состоянии; получить на нем прибыль было практически невозможно, — вспоминал Стинсон. — Мы повели себя слишком самонадеянно».

Для широкого круга пользователей подписание согласительного документа 1982 года означало возможность выбора собственного оператора дальней связи, а для некоторых — и нового оператора местной телефонной связи. Вместо мириадов компаний группы Bell, предоставлявших услуги местной связи, появилось семь региональных операторов: Ameritech, Bell Atlantic, BellSouth, Nynex, Pacific Bell, Southwestern Bell и US West. До 1996 года, когда вышел знаменитый Акт о телекоммуникациях, они оставались консолидированными компаниями. Полноценные условия для свободной конкуренции на рынке местной связи возникли только после 1996 года.

Сегодня, в «послеактовскую» эпоху, AT&T связывает свои надежды на будущее с коммуникационными технологиями на базе Internet, оставляя в своем прошлом голосовую связь. Только будущее покажет, удачен ли — в отличие от выбора 1982 года — этот выбор.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями