Многие заинтересовались ею намного раньше, чем узнали, что разработал ее наш соотечественник

На рынке больших серверов у нас два конкурента: Netscape и Software.com. Про вторую компанию мало кто слышал, но именно она лидирует. Владимир Бутенко, президент Stalker Software

С его именем связана не одна легенда. Только легенды эти ходят в разных, почти непересекающихся кругах. Одни знают Бутенко как разработчика операционных систем для ЕС 1010, другие — как создателя утилит для Macintosh, третьи — как разработчика семейства CommuniGate, которое и принесло ему международную известность.

С Владимиром Бутенко научный редактор еженедельника Computerworld Россия Игорь Левшин встретился в Москве, в клубе «Вермель». Президент Stalker Software, который сегодня делит себя примерно пополам между Россией и Америкой, признался, что именно здесь чувствует себя уютнее всего.

Эпоха ЕС и MISS

Поговаривают, что вы в молодости чуть ли не в одиночку написали операционную систему. Это правда?

Представьте себе: несколько студентов-аспирантов МГУ (все начиналось в 1982 году) просиживают штаны в дисплейном классе под недовольные вопли бабушек-дежурных, которым не терпится всех выгнать поскорей и пойти домой. Году в 1985-м мы выпустили первую версию системы для знаменитой ЕС 1010, которая была обильно разбросана по московским институтам. Но это был еще 1985-й, коммунизм, о продажах речи не шло. Все делалось на чистом интересе. В результате мы поставили систему в 10-15 институтов.

Как она называлась?

MISS — Multipurpose Interactive timeSharing System. Для того времени это была любопытная система. В стране только-только начал появляться Unix, и какая-то конкуренция была со стороны программистов ИПК Автопрома (никакого «Релкома» еще не было), которые разработали DEMOS. Потом появились более мощные машины — ЕС 1011 с «целым» мегабайтом памяти. К 1988 году в Стране Советов настало некоторое послабление, и был организован кооператив «Гамма». Мы ставили свои системы в основном заказчикам из промышленности — химпрому, нефтяникам, газовикам.

Неужели никаких аналогов вашей ОС не было?

Естественно, были системы, которые поставлялись вместе с машинами, но они были, мягко говоря, устаревшие. Это были системы класса OS/360: разветвленные системы с кучей возможностей, но совершенно не приспособленные ни для разработки, ни для использования наиболее популярных приложений, к тому же достаточно сложные и неповоротливые, медленные. Но самое главное — не интерактивные, то есть не рассчитанные на нормального пользователя, как, в общем-то, и ОС Unix до недавнего времени. У нас же был хороший пример — система для ЕС 1010, разработанная двумя венграми в «Видеотоне», называвшаяся IDOS. Это интерактивная система, с которой уже вполне можно было работать даже с алфавитно-цифровыми терминалами. Но она была однопользовательской. Мы хотели сделать удобную, многопользовательскую систему с нормальным интерфейсом, без командной строки.

Эпоха Apple

Что же заставило вас повернуться к Macintosh?

Все шло достаточно неплохо. Но когда эти машины просто прекратили закупать, рынок для нашей системы иссяк. К тому времени мы поставили MISS процентов на 80 всего парка машин ЕС 1010/1011 в Советском Союзе. Деятельность на этом можно было считать законченной.

Но денег хватало на дальнейшие разработки. Встал вопрос, чем заниматься дальше. Я решил заняться Macintosh: мини-машины уходили, с мэйнфреймами была непонятная ситуация, а ПК были слишком примитивны и заниматься ими — это был бы шаг назад. Поэтому я на 6-7 лет выпал из поля зрения местной публики: машин Macintosh здесь практически не было.

Сначала мы открыли компанию в Германии. Потом на своей шкуре убедились: что Германия, что Россия — все едино. Если продукт сделан не в США, он не «пойдет» (я не имею в виду не заказные продукты, они-то как раз в Германии идут хорошо). Поэтому в 1993 году компания Stalker была инкорпорирована в Калифорнии и с тех пор продолжает там существовать.

Начинала Stalker с утилит для Macintosh, но утилиты были глубоко системные, использующие разделение ресурсов, появилась интегрированная система сообщений, электронная почта, которая тогда еще только-только набирала силу, факсы, пейджеры и даже голосовые возможности. Это было начало, середина 90-х. В 1996 году произошло резкое падение Apple, причем на нас проблемы компании сказались больше, чем на других: было непонятно, что станется с платформой, поэтому серверные программы переставали покупать, хотя игры для «Маков» (и прочие продукты «недлительного пользования») по-прежнему продавались.

Когда Apple купила Next и через год поставила новую серверную ОС для Macintosh, которая тогда называлась Rhapsody (будущая Mac OS X), мы решили написать почтовый сервер под эту систему, и только под нее. Но написать ее сразу на вырост, заложив в нее значительную масштабируемость. С Apple было тяжело общаться — они говорили, что сами все сделают. Наконец, после пяти-шести лет общения с Apple мне удалось их убедить, что они все равно ничего не сделают в этой области. С тех пор мы стали дружить.

Что же вы сделали такого, что не в состоянии сделать Apple?

У Apple практически не было никаких серверных приложений. Если посмотрите на то, что выпущено для MacOS X Server, которая уже почти год на рынке, вы увидите, что практически все серверные приложения — свободно распространяемое ПО: Sendmail, Apache и прочие стандартные приложения. Сама Apple делает неплохие файловые серверы, поскольку этим они занимаются уже достаточно долго, и вообще кому как не Apple знать, что нужно их клиентам. Но все остальное у них идет ни шатко ни валко. И поэтому они заинтересовались нашим предложением. Но когда мы выяснили, что вместо апреля 1998 года система выйдет скорее всего в сентябре, а если говорится сентябрь, то выйдет скорее всего в декабре (на деле оказалось в марте 1999-го), — мы поняли, что столько ждать не можем. Поэтому два года назад было решено все переписывать под другие платформы.

Время CommuniGate Pro

Изначально все приложения были написаны на Objective С с использованием Apple Foundation Framework, которая обеспечивала поддержку платформ Mac OS X и Windows NT. Пришлось переписать все на C++ и создать Stalker Foundation Framework для обеспечения переносимости на значительно большее число платформ. Мы перенесли наш пакет на Linux, на ряд других систем и с сентября 1998-го официально начали его выпускать. Это было довольно трудное время. На рынке Apple к тому времени нас знали уже неплохо, но на всех остальных мы были новичками, и набрать необходимый вес было нелегко. Реально продажи начались с января-февраля 1999 года. Тут же пошли всевозможные обзоры в прессе. В целом нас встретили достаточно тепло.

Вы имеете в виду продажи CommuniGate Pro или других продуктов?

Всех продуктов. В общем, можно сказать, компания выжила, в отличие от большинства остальных «маковских» фирм, которые работали на серверном рынке. Это видно даже по выставкам. В 1998 году зрелище на MacWorld было тоскливое. Мы давно там выставляемся. Раньше вокруг нас были здоровенные стенды, Qualcomm, например, а в 1998-м мы были, пожалуй, самыми большими. Не у нас большой стенд был, а у них крохотные.

На восемнадцати платформах

В каком направлении вы двинулись дальше?

В течение прошлого года наращивалось число платформ, которые мы поддерживаем. Сейчас их 18 — все более-менее популярные платформы. Мы надеемся к концу лета выпустить версию даже для AS/400 — на этой платформе у нас не будет конкурентов, — кроме самой IBM, там никого нет. На рынке Linux соперников практически нет, как, впрочем, и вообще на рынке свободных разновидностей Unix. На рынке NT есть компаний пять, которые делают почтовые серверы, но это в основном продукты для небольших организаций, для мелких провайдеров, они плохо масштабируются и не содержат функций, существенных для крупных организаций.

Для какой платформы вы продаете больше всего?

На начальном уровне, то есть для корпоративных серверов и мелких (до 5-10 тыс. учетных записей) Internet-провайдеров — поровну Linux и NT. Довольно велик процент продаж для MacOS X Server, но это чисто исторически, старые связи, это не отражает реальной структуры рынка. На рынке старшего уровня до последнего времени было процентов 80, если не 90, у SPARC Solaris, но последнее время многие пробуют Linux. Впрочем, на долю этой платформы в любом случае приходится не больше 15% больших серверов. Там, где речь идет об избыточности, надежности, Linux пока с Solaris не конкурирует.

Покупают и для BSDI, но довольно мало. Люди, работающие на BSDI, — обычно несгибаемые юниксоиды, которые привыкли, что если почта, то sendmail, если редактор, то vi. Такой стереотип трудно перебороть. Но те, кто доходит до того уровня, который не поддерживается свободным ПО, начинают думать, что же делать дальше. И идут к нам. Прежде они приходили, потому что продукт был лучшим, а сейчас уже выбора практически нет, потому что и Netscape, и Software.com прекратили поддержку BSDI, как и SCO UnixWare, кстати. А мы все эти платформы поддерживаем — просто потому, что сам код переносимый, и время, необходимое на подготовку новой версии, это фактически время трансляции. Очередную версию мы сначала выпускаем под Windows NT, MacOS X Server и под SPARC Solaris, естественно. Под Linux готовятся сразу две версии — динамическая и статическая, чтобы можно было работать не только с Red Hat, но и со всеми остальными дистрибутивами. Мы выпускаем версию для FreeBSD, но там есть большие сложности, потому что FreeBSD очень плохо работает в многопоточной среде, есть ошибки, которые никак не исправят, но я надеюсь, что в последней версии они наконец будут устранены. Пока же из-за этих ошибок пять или шесть крупнейших Web-сайтов перешли с FreeBSD на Intel Solaris и Linux.

А Solaris для Intel, кстати, часто встречается?

Практически не встречается. Но для больших серверов главное узкое место — производительность дисковой подсистемы и ввода/вывода в целом. Скорость процессоров менее критична. Мы стараемся на больших серверах держать загрузку процессора на уровне 12-15%. Поэтому самые современные процессоры Intel при всей их быстроте выигрывают на вводе/выводе очень мало, а скорее всего проигрывают. Про надежность я и не говорю. Поэтому мы официально объявили, что продаем почтовые кластеры. Это очень интересные решения, повышающие надежность и безопасность серверов электронной почты. Мы только-только начинаем их продвигать. Начали с тех, кто предлагает кабельные модемы; такие компании заодно предоставляют почтовые службы и Web-странички. Только что одного такого клиента мы переманили, и он мигрировал с сервера Software.com к нам. Ну а так как рынок достаточно узок и друг друга все знают, то очень может быть, что остальные последуют его примеру и без наших громких заявлений.

Вы сейчас говорите только о почтовых серверах или о всем спектре своего ПО?

Почтовые серверы — только начало, это ядро, на котором все строится. Дело в том, что современный почтовый сервер включает массу других вещей. Примерно так Microsoft строила большой бизнес на Exchange: начиналось все с простого хиленького почтового сервера корпоративного типа. Вообще почтовый сервер для провайдера сильно отличается от корпоративного сервера, там появляются совсем другие требования. Это и безопасность, и проверки на то, что кому и как можно посылать.

Сейчас все большую популярность приобретают почтовые Web-службы. Что у вас есть для них?

Конечно, это очень удобно, когда доступ к ящику возможен с любого места. Сильная сторона нашего сервера в том, что у нас Web-почта — не «нашлепка» на ядро. Обычное решение состоит в том, чтобы взять Apache и кучу скриптов, которые обращаются напрямую к почтовым ящикам, к POP-серверу. Такая архитектура совершенно не масштабируется, на ней, конечно, можно сделать большую систему (примерно так построен Hotmail), но это совершенно непроизводительные затраты ресурсов. Мы построили свою систему по-другому: есть единое ядро, которое синхронизирует обращения к почтовым ящикам от Web-сервера (он тоже стал частью почтовой системы), от клиентов POP и IMAP. Результат я могу продемонстрировать на примере: одним из первых наших клиентов был сервер Macbox.com — фактически это один простенький Macintosh, и на нем сейчас около 100 тыс. учетных записей.

Подготовка к взлету

Правда ли, что у вас и десяти программистов не наберется?

Сущая правда.

А сколько занимаются тем же, что и вы, в Netscapе — сотни?

Да, порядка сотен.

И как же вам удается конкурировать с такими компаниями?

Чем сложнее продукт, тем сложнее организация совместной разработки, причем сложность растет экспоненциально. Как говорится, 9 беременных женщин все равно не родят ребенка за один месяц, а собрав 9 мужчин, вы не родите ребенка никогда. Собственно, на этом мы и пытаемся выехать — на высоком качестве, которое недостижимо в больших коллективах. И судя по всему, эта ставка оправданна, потому что сейчас мы уже продаем больше, чем Netscape. Пока меньше, чем Software.com, но для одного года работы, думаю, и это неплохо.

Какова вообще ситуация на этом секторе рынка?

На рынке больших серверов у нас два конкурента: Netscape и Software.com. Про вторую компанию мало кто слышал, но именно она лидирует. Software.com сейчас держит практически 80% рынка почтовых серверов для крупных провайдеров. Их капитализация в сентябре была 1,5 млрд. долл., и даже доходила до 6 млрд. в ноябре или декабре; сейчас она составляет примерно 4 млрд. долл. Это при том, что компания продает на 20-30 млн. долл. в год и имеет 7 млн. долл. убытков. Лицензия на сервер на 1 млн. пользовательских учетных записей стоит у них порядка 2-4 млн. долл. Легко посчитать, сколько серверов в год они продают. На этом рынке мы попробуем в этом году продать такое же количество серверов, а затем, думаю, ситуация кардинально поменяется. Можете прикинуть, насколько этот рынок перспективен.

Вы вышли на иной уровень в сравнении с временами, когда продавали утилиты для Apple?

Безусловно. Те продукты продавались по 100 долл. Это был массовый рынок: вы продаете вовсе не игрушку, а головная боль как от продажи игрушки — масса клиентов, которые ничего не понимают в том, что покупают. Теперь наши клиенты — системные администраторы, и чем дороже лицензия, тем более квалифицированные люди ее покупают. Нас не беспокоят глупостями.

Но мы не бросили продукцию для Macintosh, потому что нам просто неудобно перед нашими клиентами. Мы продолжаем вести эти продуктовые линии. Есть несколько человек, которые этим занимаются. Но сейчас уже менее 10% наших клиентов покупают что-то для Macintosh.

А кто покупает серверы в России?

Из столичных провайдеров это «Зенон» и «Демос», большие лицензии приобрели East Communications и AMT Group. Но мы продаем и в Воронеж, Ростов, Донецк, Питер. Всего по России мы продали за год лицензий двадцать. К сожалению, доля России в наших продажах совсем невелика. Пока в каком-нибудь Таиланде мы продаем больше.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями