Ральф Надер — адвокат. С ним можно связаться под адресу: ralph@essential.org

Покупательница не имеет компьютера и не знает, как им пользоваться. Агент не предоставляет бумажных копий документов.

Молодой человек принимает решение купить машину, но выясняет, что должен подписать соглашение, аналогичное тому, что подписала пожилая женщина. Он возражает, но торговый агент говорит, что если покупатель не согласен получить все документы в электронном виде, стоимость машины возрастет на 1000 долл.

Профессор заключает контракт на покупку персонального компьютера по Web. Он соглашается получить договор и остальные документы в электронном виде. Копия договора приходит покупателю в формате WordPerfect 6.0; чтобы открыть и распечатать его, профессору приходится сохранить его в виде файла Microsoft Word. Компьютер доставлен. Но это вовсе не тот компьютер, который был заказан профессором и который значится в тексте договора. Покупатель обращается к дилеру-продавцу и получает ответ, что доставленный компьютер — именно тот, который указан в копии договора, принадлежащей дилеру. Адвокат профессора говорит ему, что положение безвыходное, так как нет имеющей юридическую силу копии контракта, которую можно было бы предъявить в суде, а условия присланного ему договора не соответствуют условиям, приведенным на Web-странице.

Во всех описанных ситуациях поведение продавца незаконно. Однако подобные виды обмана покупателя могут стать вполне легальными в соответствии с HR 1714 — «Актом третьего тысячелетия о цифровой коммерции», который был принят подавляющим числом голосов палатой представителей в ноябре, несмотря на угрозу президентского вето. Под видом поддержки электронной коммерции билль лишит силы множество законов о защите прав потребителей, действующих на федеральном уровне и в штатах. Если он станет законом, администрации штатов больше не смогут принимать законы об электронной коммерции, защищающие права граждан.

Федеральная комиссия США по торговле и группы защиты прав потребителей выдвинули возражения против билля, принятого палатой представителей. Они предложили следующие базовые принципы для федерального закона об электронной коммерции.

  • Использование электронных документов должно быть разрешено только в том случае, если транзакция инициирована и проведена электронным способом.
  • Если требуются электронные подписи, выбор реализующих их технологий должен быть разумным, а сами они должны соответствовать цели (то есть быть предназначенными именно для подписания документов, а не для того, чтобы просто всучить покупателю упаковку с программным обеспечением). Технологии электронной подписи должны сопровождать только те документы, которые после подписания невозможно модифицировать.
  • У потребителя должна быть возможность отказаться от получения документов в электронном виде без уплаты каких-либо надбавок к цене.
  • Потребитель должен иметь возможность своевременного получения твердых копий документов по разумной цене.
  • Документы должны быть доставлены на адрес электронной почты потребителя с требованием подтверждения получения или должны храниться на Web-узле продавца в течение всего срока действия контракта.
  • Документы, предоставляемые потребителю через Web-узел продавца или кредитора, должны храниться там в течение всего срока действия контракта.
  • Электронный протокол должен быть доступен потребителю. Потребителю должно быть предоставлено право хранения протокола у себя. Чтобы суд мог убедиться в подлинности предъявленного протокола, он предоставляется в формате, не допускающем модификацию после отправки.
  • Если потребитель отказывается дать согласие на получение документов в электронной форме, они должны быть предоставлены ему в бумажном виде до того, как вступят в силу положения договора, предусмотренные на случай невыполнения его условий.

Конгрессу следовало бы знать, что законы о цифровой подписи необходимо принимать с учетом практических вопросов, важных для защиты прав потребителя.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями