Подробности о продаже НТЦ «Модуль» лицензии на процессорное ядро NeuroMatrix Core

Юрий Борисов: «Лицензионное соглашение с Fujitsu построено по совершенно открытому и цивилизованному принципу. Обе стороны получили то, что хотели»

Научный редактор Computerworld Россия Игорь Левшин встретился с генеральным директором Научно-технического центра «Модуль» Юрием Борисовым и начальником сектора ASIC Дмитрием Фоминым, для того чтобы обсудить подробности продажи «Модулем» лицензии на процессорное ядро NeuroMatrix Core европейскому отделению компании Fujitsu.

Какое значение может иметь факт продажи вами лицензии?

Юрий Борисов (ЮБ): Мне кажется, это событие демонстрирует принципиально новый подход к использованию интеллектуального потенциала России в области микроэлектроники и микропроцессорной техники. До сих пор у нас либо легально (через лицензии), либо нелегально использовали мировой опыт в этой области. Зачастую это был товар с истекшим сроком годности. Затрачивались и продолжают затрачиваться огромные средства на воспроизведение микропроцессоров десятилетней давности разработки. Это тупик.

Теперь же НТЦ «Модуль», российская компания, выходит на бурно развивающийся и очень сложный рынок «кремниевой интеллектуальной собственности» (SIP — silicon intellectua property).

Дмитрий Фомин: «Подготовка интеллектуального продукта, соответствующего западным стандартам, — комплексная задача»

Что представляет собой этот рынок?

Дмитрий Фомин (ДФ): Согласно информации, опубликованной IP Valuation (http://www.ipvaluation.com), на этом рынке уже оперирует по крайней мере 78 дизайн-центров, а объем заключенных сделок за 1999 год составил 974 млн. долл. По прогнозам компании Cadence Design Systems, к 2001 году эта цифра увеличится более чем вдвое.

Может ли случиться так, что продажа лицензии каким-то образом ущемит права «Модуля» на интеллектуальную собственность?

ЮБ: Лицензионное соглашение с Fujitsu построено по совершенно открытому и цивилизованному принципу. Обе стороны получили то, что они хотели. Fujitsu получила лицензию на использование процессорного ядра NeuroMatrix на территории Европы. NeuroMatrix Core (NMC) — это запатентованная архитектура высокопроизводительного, современного процессора цифровой обработки сигналов, который может использоваться в различных областях жизни.

ДФ: Для начала Fujitsu намерена выпускать декодеры MPEG-4, которые будут применяться в высокоскоростных системах передачи видеоданных и сотовой телефонии третьего поколения. В дальнейшем, с утверждением новых стандартов MPEG, ядро будет использоваться с минимальными доработками, путем модификации только программного обеспечения.

Что касается НТЦ «Модуль», он получил долгосрочный контракт с ведущей полупроводниковой компанией, предлагающей уже сейчас системы на кристалле по технологии 0,18 мкм. Это позволит развивать направление, которое особенно актуально в нашей стране, где микроэлектронное производство сильно отстало от мирового уровня.

В случае если все у «Модуля» пойдет по намеченному плану, какие перспективы вы видите в будущем? Появятся ли новые направления?

ЮБ: У нас есть долгосрочные планы, базирующиеся на наших достижениях. В число таких перспективных направлений мы включаем телекоммуникационные приложения. Это очень широкий рынок, но мы видим себя на этом рынке как компанию, предлагающую оригинальные и зачастую новаторские решения в области перспективных процессорных архитектур и прикладного программного обеспечения. Эти решения будут использовать и как традиционные технологии сигнальных процессоров (DSP — digital signal processing), и как смешанные технологии нейро-DSP. Процессорное ядро NeuroMatrix — один из успешных примеров такого подхода.

«Модуль», помимо нейропроцессора, вел много других работ. Если все пойдет хорошо с NMC, будут ли постепенно сворачиваться остальные направления или вы пытаетесь тоже вывести их на мировой рынок?

ЮБ: НТЦ «Модуль» действительно вел, ведет и будет вести много различных работ, но эти работы образуют одно большое направление — создание систем обработки больших потоков информации и элементов высоконадежных комплексов управления сложными техническими объектами. В настоящий момент мы приняли решение сосредоточить все наши усилия на продвижении NMC и продуктов на его основе и не планируем доведения какой-либо другой нашей разработки до коммерческого исполнения. На это есть объективные причины. С другой стороны, мы постоянно расширяем нашу кооперацию с мировыми лидерами в различных областях. Сейчас это единственный путь, позволяющий внедрить наши разработки на мировые рынки в составе готовых продуктов.

«Модуль» одна из совсем немногих российских компаний, продающих высокие технологии на Запад. Как к вам относятся в мире?

ДФ: В целом мы не обделены вниманием. Первая публикация в очень крупном техническом журнале Electronic Engineering Times появилась в 1998 году. В том же году нас пригласили выступить на конференции Virtual Intelligence/Dynamic Neural Networks в Стокгольме. В апреле 1999 года такое уважаемое в электронном мире издание, как Electronics Design, в своем ежегодном обзоре DSP-процессоров и архитектур поместило наш процессор NM6403 в раздел 64-разрядных DSP, и это пока единственный процессор в мире такого класса. В ноябре этого года мы планировали принять участие в ежегодной конференции DSP World

ICSPAT ?99 в Орландо (США). Наша статья прошла конкурсный отбор, и доклад был включен в программу конференции. К сожалению, по не зависящим от нас причинам мы не смогли принять участие в этой конференции лично.

А как вы сами чувствуете себя на мировом рынке high-tech?

ЮБ: Наша задача — встать вровень с такими компаниями, как Advanced RISC Machine, Argonaut Technologies, DSP Group и др. Это очень непросто, и дело не в том, что у нас продукция хуже. Для эффективной торговли SIP необходимо иметь центры поддержки на тех территориях, где эта лицензия действует. У нас нет свободных средств для организации такой структуры даже в Европе. Это сильно ограничивает наши возможности. Но мы рассчитываем, что совместная работа с инженерами Fujitsu по передаче нашего «ноу-хау» позволит в дальнейшем осуществлять такую поддержку через европейское представительство Fujitsu.

Не чувствуете ли вы себя одиноко? Есть ли какие-то шансы выйти на мировой рынок у других российских разработчиков высокотехнологичных продуктов?

ЮБ: Потенциальные возможности у российских разработчиков достаточно высоки. Я считаю, что разработки, которые ведутся под руководством Бориса Арташесовича Бабаяна, можно отнести к технологиям XXI века. Это Школа, у которой есть собственное лицо и которая является одним из законодателей мировой моды в области суперкомпьютерных архитектур. Хорошие позиции и у других дизайн-центров (коллектив Бетелина, «Прогресс», Зеленоградский научный центр и др.). Мы искренне желаем им успехов, везения и побольше инвестиций.

ДФ: Существовавшие в СССР сильные команды разработчиков микропроцессорных архитектур в большинстве своем либо распались, либо работают на иностранные компании здесь или за рубежом. Конечно, приятно, что некоторые российские фирмы принимают участие в проектах Sun, Intel, Motorola, NEC, Samsung и т. д., но при этом вся интеллектуальная собственность, создаваемая в процессе работы, принадлежит иностранным компаниям со всеми вытекающими последствиями. Есть еще более грубые формы «сотрудничества», когда российских инженеров высочайшего класса просто нанимают на выполнение разовых работ. При этом в большинстве случаев патент просто не оформляется. Безусловно, любые способы интеграции России или российских разработчиков в мировой технологический прогресс должны приветствоваться, но мы ведем речь о совершенно ином типе отношений — о выходе российской фирмы со своим продуктом на один из самых высокотехнологичных рынков.

Это далеко не просто. Подготовка интеллектуального продукта, соответствующего западным стандартам, — комплексная задача. Для успешной реализации проекта необходимо использовать мощные рабочие станции и современные САПР (Synopsys, Cadence и т. д.), а также провести всю необходимую патентную работу. НТЦ «Модуль» прошел весь этот путь и теперь имеет легальный продукт, конкурентоспособный на мировом рынке.

Вы говорите о чисто интеллектуальном продукте? Не о самих микросхемах?

ДФ: Для того чтобы сохранить научно-технический потенциал, мы будем продолжать разрабатывать эффективные DSP-архитектуры для «горячих» рынков высокоинтеллектуальных терминалов персональной связи и передачи данных. Эти решения будут оформляться как SIP и предлагаться для лицензирования. Заказывать производство микросхем мы планируем в минимально необходимом объеме, так как организация продаж элементной базы требует огромных вложений. Методология повторного использования архитектурных решений активно внедряется внутри компании, и уже сейчас в «Модуле» ведутся работы по проектированию новых DSP-процессоров с усовершенствованной архитектурой NeuroMatrix.

Кстати о названии: NMC расшифровывается как NeuroMatrix Core. Есть ли перспективы у собственно нейронных сетей?

ЮБ: У нейронных сетей как научного направления очень хорошие перспективы. В ближайшие пять-десять лет будут наращиваться темпы работ по всем направлениям: теоретические исследования, прикладные задачи, аппаратно-программные разработки, включая нейрочипы. Уже сейчас мы используем наши нейросетевые «ноу-хау» в коммерческих заказах; уверены, за ними будущее.

Ну а что же достанется российскому рынку, который, похоже, еще не готов покупать технологии «Модуля»?

ЮБ: Мы надеемся, что российские разработчики также обратят внимание на NeuroMatrix Core. Технологические успехи уже сейчас позволили производителям FPGA предлагать устройства, включающие до 100 тыс. ячеек. Мы считаем, что в ближайшее время появится программируемая матрица, способная вместить весь NeuroMatrix Core, а вся необходимая периферия может быть добавлена пользователем. Таким образом, сигнальный процессор, сопоставимый по производительности с аналогичной продукцией мировых лидеров, может быть создан прямо на столе у любого российского разработчика. При этом сокращается не только время (что является основным обоснованием использования SIP), но и расходы на разработку, а наличие квалифицированной локальной поддержки позволит упростить интеграцию дополнительных блоков. В смысле качества поддержки и консультаций для российских заказчиков мы вне конкуренции, ведь всем известно, что ни одна крупная иностранная фирма не открывает прямой доступ к команде разработчиков микропроцессоров и SIP. Это табу, даже имена этих людей — секрет. В нашем случае заказчики будут получать оперативную поддержку из первых рук.

Приходится кооперироваться

В пресс-конференции, посвященной продаже «Модулем» лицензии на NeuroMatrix Core (NMC), выступал Гюнтер Юнге, менеджер Fujitsu по маркетингу заказных интегральных схем в Центральной и Западной Европе. Научному редактору Computerworld Россия Игорю Левшину удалось поговорить с Гюнтером Юнге не только о лицензии, но и о более общих вопросах.

Каково ваше видение рынка в целом? Что вы думаете об универсальных микропроцессорах, системах на кристалле (SOC), полузаказных микросхемах (ASIC), перепрограммируемых логических матрицах (FPGA) и других интегральных схемах? Какие из этих рынков кажутся вам наиболее динамично растущими?

Дело в том, что сейчас уже нет большого различия между микропроцессорами и ASIC. Это будет просто кусочек кремния, на котором реализована логика и микропроцессора, и всевозможных вспомогательных микросхем — то есть вся технология будет двигаться в направлении SOC. Число вентилей будет возрастать и достигнет, я думаю, порядка нескольких миллионов. Такая архитектура — это наследник ASIC, а рынка чистых ASIC просто не будет, он окажется зажатым между SOC и FPGA. Вся простая логика будет реализовываться на FPGA, а сложная — на SOC.

Раньше в Fujitsu направление ASIC было сильно развито. Поскольку FPGA мы не занимаемся, наше направление ASIC будет постепенно сужаться, мигрируя к SOC. Мы будем концентрироваться на полных решениях, но не универсальных, а для разнообразных конкретных применений.

В NMC для современного процессора совсем мало вентилей. Это преимущество? Что дает экономия вентилей на NMC, если на кристалле их все равно миллионы?

Это очень большое преимущество, поскольку для будущих приложений наверняка придется реализовать на SOC не только одно ядро NMC, но, возможно, два, три или четыре.

Кроме того, на SOC, которые будет выпускать наша компания, будет много памяти DRAM, а ее реализация требует больших площадей на кристалле.

В название NMC входит слово Neuro. Что вы думаете о будущем аппаратных нейропроцессоров или ускорителей?

Да, я знаю, что NMC создавался как нейропроцессор. Но нас интересует прежде всего рынок коммуникаций. Поэтому для нас NMC — высокопроизводительный DSP-процессор.

На микропроцессорном рынке действует целый ряд сильных корпораций, например, с одной стороны, — Intel, AMD, а с другой — HP, Compaq. Сейчас заметно, как Intel отвоевывает себе все больше и больше жизненного пространства. Как будут обстоять дела на рынке микроэлектроники вообще? На рынке SOC?

Это очень трудный и болезненный вопрос. Мне кажется, что полупроводниковым компаниям нужно очень серьезно кооперироваться. Если взглянуть сейчас на рынок полупроводников, можно увидеть совсем мало компаний, способных «прорваться» на рынок SOC. Это NEC, Toshiba, возможно, Samsung — в Азии, Texas Instruments, VLSI — в США. А в прошлом их было гораздо больше. Я думаю, что останется только пара сильных компаний, которым придется сотрудничать друг с другом. Но, повторяю, делать такие прогнозы крайне сложно.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями