Еще бы, ведь экспонентами являлись дочерние предприятия и подразделения связи, обслуживающие так называемые бюджетообразующие структуры — те организации, чья прибыль и суммы налогоотчислений составляют львиную долю доходов национального бюджета России.

РАО ЕЭС и другие крупные компании намерены предложить россиянам расширенные телекоммуникационные услуги

Взять, к примеру, РАО ЕЭС. Технологическая связь, благодаря которой обеспечивается функционирование единой энергосистемы страны и в реальном времени производится оптимальное перераспределение мощностей и нагрузки, дает отрасли экономию в размере 4 млрд. рублей в год. Примерно 25% этой суммы, по словам главного инженера Центрального диспетчерского управления РАО ЕЭС Вячеслава Ишкина, можно отнести к прибыли ЦДУ. По сравнению с 1 млрд. рублей условной прибыли, ежегодный доход от предоставления коммерческих услуг связи 65 тыс. абонентов, главным образом жителям рабочих поселков при ГРЭС, выглядит более чем скромно. Тем не менее логика подсказывает хозяйственникам здравую идею — если есть возможность заработать, то почему бы ею не воспользоваться.

Высокие гости из ВКСС ?99: зам. министра путей сообщения Александр Мишарин (крайний слева) и первый зам. министра связи Наум Мардер (крайний справа)

В качестве такой возможности выступает преднамеренно заложенная избыточность систем технологической связи. Если, например, Газком запускает ведомственный спутник связи, это вовсе не означает, что емкость всех его транспондеров пойдет на покрытие собственных телекоммуникационных нужд Газпрома. Аналогично, если Транстелеком провешивает вдоль железной дороги тысячи километров оптического кабеля, это не повод думать, что внутриведомственный трафик связи столь велик, что иной среды для его передачи не существует. Сейчас для отраслевых связистов главная задача состоит в получении лицензий на услуги, которые технологически можно оказывать значительной части населения страны. Таким образом, если «ничего не случится», то через несколько лет мы станем свидетелями рождения новых телекоммуникационных гигантов, на фоне которых померкнет даже слава Ростелекома. Именно здесь вполне уместно задать вопрос: как загрузить создаваемые магистрали полезной нагрузкой, чтобы эта деятельность приносила операторам прибыль? О суждениях по этому поводу — в другой раз, а пока вернемся к выставке.

Представители Газтелекома (еще одного дочернего предприятия Газпрома) и Транстелекома были весьма расположены к общению и охотно делились фактами и будущими планами. Транстелеком на сегодня дальше остальных продвинулся к заветной цели — построить коммуникационную сеть национального масштаба и обеспечить ее стыковку с зарубежными сетями. В ходе реализации проекта уже освоено около 10 млрд. рублей, включая строительство завода по производству оптического кабеля в Воронеже, пуск первой очереди ВОЛС Москва — Новороссийск — Адлер и Москва — Нижний Новгород. Общая стоимость проекта оценивается в 30-40 млрд. рублей. Транспортная сеть Транстелекома базируется на технологии SDH уровней STM-1, STM-4 и STM-16 и будет охватывать 56 регионов страны и включать в себя более 700 опорных узлов. Для обеспечения дополнительной надежности и отказоустойчивости фрагменты ВОЛС планируется продублировать спутниковыми каналами связи. Одним из основных несущих элементов сети является оптическое волокно с ненулевой смещенной дисперсией (NZDF), позволяющее в перспективе модернизировать отдельные ее участки путем установки оборудования DWDM, за счет чего можно обеспечить передачу данных со скоростью 20 Гбит/c по каждому оптическому кабелю.

Завершение строительства волоконно-оптической сети суммарной протяженностью 35 тыс. км и стыковки ее с каналами операторов Дании, Германии, Турции, Италии, Китая и Японии запланировано на 2002 год. На сегодняшний день Транстелеком, как оператор связи, имеет четыре лицензии на услуги передачи данных, Internet, местной и междугородной телефонной связи, но пока все эти лицензии выданы с оговоркой «без выхода в сеть общего пользования». В действительности же коммерческие клиенты Транстелекома сегодня пользуются только одной из предлагаемых услуг — арендой каналов «точка-точка». Говоря о тарифной политике, представители компании отметили, что они равняются на тарифы Ростелекома, но при этом свои расценки держат на 20% ниже. Немаловажное уточнение, особенно если брать в расчет далеко идущие планы Транстелекома по транзиту международного трафика из Европы в Азию.

Еще более амбициозные планы у Газтелекома, ведущего прокладку оптической магистрали по линии Москва — Берлин вдоль газопровода «Ямал — Европа». Будущий оператор опирается на технологию завтрашнего дня — DWDM и заявляет, что его транснациональная линия связи будет иметь пропускную способность более 80 Гбит/с. Для сравнения, емкость всех зарубежных Internet-каналов Ростелекома составляет только 104 Мбит/c, а, по оценкам специалистов, суммарный «выходной» поток за рубеж главного канального оператора страны не превышает 1 Гбит/c. Правда, проект отличается долгосрочностью: предполагается, что магистраль выйдет на полную мощность лишь к 2010 году и к тому времени скорости в сотни Гбит/с не будут уже выглядеть столь фантастично.

Следует сказать, что проект Газтелекома имеет шансы на коммерческий успех. Учитывая, что ВОЛС вначале пройдет по территории Германии, Польши и Белоруссии и лишь в последнюю очередь — по земле российской, складывается впечатление, что самые «лакомые» потенциальные клиенты оператора сидят на сопредельных землях, где, как известно, законы позволяют вести более свободную и добросовестную конкуренцию. К тому же ВОЛС «Москва — Берлин» может стать удобным продолжением трансатлантического коммуникационного «хайвея» и терабитного панъевропейского проекта Interroute Telecommunications. Кстати, одна из основных задач Газтелекома — предоставление междугородной и международной связи, полученные лицензии на эти услуги уже действуют на территории 53 регионов России, по которым течет газ, а телефонные абоненты уже пользуются выделенным международным и междугородным кодом сети 477.

Хотя, по официальным заявлениям «новорожденных» операторов национального значения, отношения с Ростелекомом будут строиться на принципах взаиморезервирования каналов и добрососедского сотрудничества, нынешнему монополисту связи от этого легче не становится. Вероятно, его положение станет менее определенным, когда наконец будет законодательно принято Положение о демонополизации международной связи. Несмотря на то что условия лицензирования в этой области будут предельно жесткими, «новорожденных» это не остановит, и они уже сейчас доводят свои проекты до предполагаемых стандартов надежности.

Наиболее скромную (или осторожную) позицию в вопросах создания собственной коммуникационной империи проявляло РАО ЕЭС. У этой организации пока нет даже названия и логотипа соответствующей структуры, и за текущее положение дел отвечает ЦДУ. Хотя интерес, проявленный к ведомственной системе ЕЭС со стороны крупнейших мировых производителей и поставщиков технологий, был незаурядный. Например, представители компаний Kapsch, Alcatel и Lucent, говоря про свои учрежденческие АТС, в первую очередь указывают на то, что их продукция сертифицирована на соответствие требованиям ОРГРЭС и АДАСЭ, применяемым в энергетике. А на семинаре, посвященном новым продуктам Lucent (он проходил в рамках выставки), менеджеры компании обращались к представителю РАО ЕЭС, по сути, с коммерческим предложением о поставке оптоволокна с ненулевой дисперсией TrueWave и оборудования линейки PacketStar, используемого для выделения каналов уровней STM-1 — STM-4 из потоков STM-16 и выше.

Суммируя впечатления от многочисленных мировых брэндов, представивших на выставке ВКСС ?99 свои технологические достижения, комплексные интегрированные решения и прочее, приходится констатировать, что больше всех в сотрудничестве с нашими ведомствами преуспела Siemens. Немецкий концерн поставляет SDH-оборудование для Транстелекома, он же является главным фигурантом в грандиозном проекте Газтелекома. Не исключено, что в представительстве Siemens, кроме отдельных подразделений, специально занимающихся сетями МПС и Газпрома, появится еще одно, курирующее РАО ЕЭС.

В заключение закономерен еще один вопрос: что ожидают российские потребители от такой масштабной экспансии в сферу связи? Во-первых, заметного снижения тарифов на междугородную и международную связь, которые, благодаря политике Ростелекома, находятся в состоянии перманентного роста, во-вторых, эффективного решения проблемы «последней мили» и, в-третьих, возможности пользоваться теми же благами цивилизованного общества, которые прочно вошли в жизнь граждан Европы, Америки и Японии. Однако провести к каждому дому высокоскоростную абонентскую линию или решить наконец проблему выделения радиочастотного ресурса для бытового использования — гораздо сложнее, чем проложить гигантскую телекоммуникационную трубу.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями