Конференция «Проблема 2000 года в России»

Рон Льюин советует сейчас сосредоточить внимание только на тех системах, которые нельзя не исправить, и под Новый год отключить все остальные
Пожалуй, даже 31 декабря желание получить осмысленную и законченную картину положения дел с проблемой 2000 года будет выглядеть наивным. Тем более что эту проблему принципиально невозможно разрешить до конца. Но по мере приближения этой «компьютероопасной» даты должна меняться хотя бы тональность разговоров о возможном всемирном сбое. Оценки состояния дел, критика и сообщения об индивидуальных успехах должны уступать место информации о комплексных проверках и о готовности к работе в чрезвычайных обстоятельствах.

На организованной Algoritm Group конференции «Проблема 2000 года в России» было предложено несколько примеров такого изменения тональности — прежде всего выступление представителя компании «Аквариус Консалтинг» Владимира Дрожжинова об обеспечении непрерывности бизнеса, в том числе в связи с проблемой 2000 года. В этом же ключе было выдержано заседание круглого стола, настроение которого во многом определило присутствие представителей МЧС России.

Заседание прошло под председательством Петра Перцова, главного менеджера по информационным системам Международного научно-технического центра. Этот центр, учрежденный США, Европейским союзом, Японией и Россией, ставит своей целью противодействие распространению опасных технологий и знаний о них. По существу, его задача — привлечение оставшихся без работы ученых из закрытых предприятий к другим проектам, в том числе к проекту по решению проблемы 2000 года. Специфика людей, с которыми работает МНТЦ, определяет и круг отраслей, где они занимаются решением этой проблемы, атомная энергетика или, например, исследования опасных химических и биологических веществ.

Если бы «Проблемы 2000» не было, ее стоило бы выдумать

Поговорку «нет худа без добра» проблема 2000 года оправдывает вполне. Достаточно было бы и того, что немало компаний «благодаря» ей обзавелись новой техникой. Проблема привлекла внимание руководителей компаний к некоторым аспектам бизнеса, которые, мягко говоря, в неидеальных условиях российского рынка отодвигались на второй план, в том числе к сохранению непрерывности бизнеса. По словам Дрожжинова, работу компаний по обеспечению непрерывности бизнеса на Западе стимулирует развитая система страхования. Ни одна страховая компания не заключит договор с предприятием, если на нем не будет предусмотрено определенных резервных мощностей и схем работы в чрезвычайных обстоятельствах. Впрочем, многие склонны считать жизнь в нашей стране одним сплошным чрезвычайным обстоятельством, когда поддержка непрерывности бизнеса может поглотить весь этот бизнес без остатка. Вопрос о непрерывности бизнеса приобретает у нас философское звучание — это скорее вопрос о цене риска. Подготовка к 2000 году дает предприятиям хорошую возможность заняться обеспечением подготовки к чрезвычайным обстоятельствам — тем, до чего в обычных условиях всегда «не доходят руки».

С другой стороны, одним из неприятных побочных последствий проблемы 2000 года может стать прекращение работы по ее преодолению. Вряд ли этот процесс окажется слишком болезненным, поскольку эта деятельность разворачивалась в рамках существующих компаний и сотрудники центров компетенции, скорее всего, смогут найти себе место. Но эти центры, будучи готовыми сформированными работоспособными структурами, могли бы найти себе применение, к примеру, как аналитические центры обеспечения непрерывности бизнеса.

Чтобы решить, нужно найти

Парадоксально, но большинство «страшилок», связанных с 2000 годом, таких как падение самолетов и застревание граждан в лифтах, могут быть вызваны вовсе не ошибками информационных систем, которым уделяется наибольшее внимание при разнообразных обсуждениях проблемы. За них «отвечают» встроенные системы, а состояние именно этих систем в нашей стране просто, как говорят, «аховое». Его обрисовал Андрей Любашин из компании «РТСофт», которая является интегратором встроенных систем и работает с такими организациями, как РКК «Энергия», ЦПК им. Гагарина, Мосэнерго, занимаясь, в частности, решением проблемы 2000 года. Можно сказать, что большинство встроенных систем очень стары — на некоторых транспортных ветках газопроводов стоят контроллеры, разработанные в 80-х годах. Они не просто выработали свой ресурс — для многих из них уже нельзя найти поставщика или производителя или хотя бы получить документацию для внесения исправлений. К тому же те немногие средства, которые выделялись для решения проблемы 2000 года, как правило, расходовались на информационные системы общего назначения и «не доходили» до встроенных систем.

Далеко не все контроллеры и микропроцессорные устройства являются датазависимыми, управляют регулярно повторяющимися операциями, работают, как говорят специалисты, с «системными тиками». Это обстоятельство кажется успокаивающим только на первый взгляд. Поиск этих немногих датазависимых устройств представляет серьезную задачу. По некоторым оценкам, в мире установлено порядка 5-6 млрд. встроенных систем, их них 3-5% содержат ошибку.

Впрочем, в этом тоже есть нечто позитивное. По словам Любашина, создается объективная возможность объединения корпоративных информационных систем общего назначения и систем промышленной автоматизации.

Спасатели

Прежде чем приступать к спасению других, МЧС обеспечивает собственную готовность по проблеме 2000 года. О состоянии дел с проблемой 2000 года внутри МЧС и вне его рассказали его представители Сергей Качанов и Сергей Нехорошев. Здесь был создан свой центр компетенции, под руководством которого проводятся работы, вплоть до тестирования в структурных подразделениях, которое происходит в настоящее время. В ноябре запланирована комплексная тренировка. Сейчас готовность оценивается в 90%, до 31 октября планируется завершить работы в системах, отнесенных к критическим. Параллельно идет подготовка к работе в условиях возможных последствий ошибки 2000 года. Например, в Москве и области выявлено 315 потенциально опасных объектов. Центр компетенции МЧС участвует в решении проблемы на ряде этих предприятий.

Хотя по самому названию своего ведомства специалисты по чрезвычайным ситуациям должны быть готовы работать в самых неожиданных обстоятельствах, последствия ошибки 2000 года могут поставить весьма нетривиальные задачи. Сейчас идет подготовка единой диспетчерской службы — по аналогии со службой 911 — для координации действий различных служб, помощь которых может понадобиться и после перехода через 2000 год. Разрабатываются протоколы взаимодействия с рядом организаций, таких, например, как столичный метрополитен.

МЧС перейдет в повышенный режим готовности в период, близкий к критическим датам. Скорее всего, это произойдет за несколько дней до наступления Нового года.

Успеть до полуночи

Весьма вероятно, что каким-то компаниям и придется прибегнуть к помощи спасателей. Однако шансы успеть подготовиться к переходу в следующее тысячелетие есть даже у тех, кто начнет бороться с проблемой только сейчас. Приемлемое для таких компаний решение, ориентированное, правда, только на средний бизнес, озвучил Рон Льюин, представитель Американской торговой палаты. По существу, это не что иное, как традиционные неторопливые многоэтапные и многодокументные методики решения проблемы 2000 года, которые рекомендовались в начале года, в сжатом виде.

Главной идеей этой методики можно назвать разумную достаточность — выявление только действительно опасных компонентов или процессов и исправление только тех из них, которые никак нельзя отключить. Льюин советует обратить больше внимания не на готовность техники, а на готовность людей. Руководителям, которые почти наверняка не смогут положиться на свою технику, остается полагаться только на своих сотрудников. В качестве отдельного пункта плана подготовки нужно разработать график отпусков и переноса выходных дней, с тем чтобы в опасные дни — под Новый год и 28-29 февраля 2000 года — сотрудники вышли на работу, а потом могли отдохнуть. Лучшее же, что может сделать хороший руководитель, — в новогоднюю ночь отключить как можно больше компьютеров.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями