Россия стремится наверстать упущенное

Согласно записке Пентагона о ходе переговоров между министерствами обороны США и России, последняя сильно отстает в подготовке к 2000 году систем командования и управления ядерными вооружениями. Записка, отправленная в августе от имени военного атташе посольства США в Москве, сообщает, что российское Министерство обороны решило «в связи с нехваткой времени» отказаться от трудоемкого, требующего проверки каждой строки кода процесса сертификации систем на отсутствие ошибок 2000 года и перейти непосредственно к тестированию 100 признанных критически важными систем в рабочих условиях.

В записке подробно рассказывается о проходивших в августе встречах между делегациями, возглавляемыми помощником министра обороны США Эдвардом Уорнером и представителем Минобороны России генерал-полковником Валерием Маниловым.

Российская делегация попросила у Пентагона помощи в виде привлечения «ведущих американских производителей ПО к решению проблем сертификации и защиты информационных систем».

В состав делегации Пентагона, кроме Уорнера, вошли представители Объединенного штаба и Командования космическими вооружениями. С российской стороны в переговорах участвовали представители Генерального штаба управления по проблеме 2000 года, Управления стратегических ракетных вооружений и других ведомств.

Как отмечают правительственные чиновники и представители компаний, знакомые с программами решения проблемы 2000 года в США, записка показывает, что Россия довольно сильно отстает в подготовке компьютерных систем контроля над ядерными вооружениями к смене тысячелетия. Американское и российское министерства обороны особо беспокоит опасность ложного срабатывания средств реагирования на ядерные удары в связи со сбоями, которые могут произойти из-за ошибок 2000 года.

«Факт отставания России для многих стал неожиданностью — об этом просто никто не думал», — отметил высокопоставленный представитель администрации Клинтона.

По словам Ольги Гркавач, исполнительного вице-президента подразделения Американской ассоциации информационных технологий по решениям для предприятий, если учесть, сколько опасений ЦРУ и другие национальные агентства безопасности США выражают по поводу возможных последствий компьютерных сбоев, то неудивительно, что Россия запрашивает поддержку в подобном объеме. По словам Гркавач, возобновление переговоров — факт обнадеживающий, но времени у России осталось лишь на то, чтобы проверить «наиболее критически важные системы».

Источник из Пентагона, знакомый с ходом переговоров, говорит, что до посещения Москвы министром обороны США Уильямом Коэном они оставались на «низком уровне». «В принципе соглашение достигнуто, осталось обсудить лишь кое-какие детали», — добавил источник.

Брюс Макконел, директор Международного центра сотрудничества по проблеме 2000 года, входящего в совет президента США по подготовке к 2000 году, также говорит, что содержание записки обнадеживает, поскольку она по сути представляет собой просьбу о помощи. «Мы только рады видеть, что Россия попросила у международного сообщества помощи, когда она ей понадобилась», — сказал Макконел.

Временное прекращение сотрудничества в области подготовки к 2000 году было вызвано войной в Югославии, которая привела к возникновению напряженности в отношениях между Россией и США. «Не исключено, что ход работ по подготовке России к 2000 году не так уж и отстает от графика, — сказал неназванный источник. — Я — за проверку лишь самых важных систем».

Целью состоявшейся в конце августа встречи было также уточнение «мер, которые следует принять российскому минобороны для обеспечения возможности выявления степени готовности к 2000 году систем управления ядерными вооружениями, а также для их защиты».

Согласно записке, Россия «взяла на себя создание центров мониторинга и контроля ошибок 2000 года на хранилищах ядерных вооружений», но ей требуется помощь американских коллег в оборудовании этих центров.

Россия попросила Пентагон о помощи в виде поставок «компьютеров, копиров, факсов и коммуникационного оборудования, передвижных электрогенераторов, машин скорой помощи и аварийных служб, средств погрузки и транспортировки ядерных боеголовок, оборудования для мониторинга состояния окружающей среды».

Однако высокопоставленный представитель министерства обороны США, знакомый с ходом переговоров, отметил, что, по его мнению, российским военным следовало бы умерить свои запросы: «Похоже, они требуют не только того, что им на самом деле нужно, но и того, чего им просто хочется. Они думают, что мы Санта-Клаусы».

Стороны приблизились и к соглашению об участии России в деятельности Центра по стратегической стабильности, созданного Пентагоном в Колорадо-Спрингс с целью обеспечения защиты систем командования и контроля, а также систем управления ядерными вооружениями от случайного запуска. Согласно записке, участие России в деятельности центра должно было сыграть одну из ключевых ролей в достижении соглашения между Коэном и российским министром обороны на встрече, прошедшей в середине сентября.

Первый из представителей министерства обороны США, с которым мы беседовали, отказался от прямых комментариев содержимого записки военного атташе, но сказал, что нехватка времени на проверку российских критически важных систем — проблема реальная, и что помощь Пентагона России действительно была приостановлена в связи с бомбежками Сербии. «Из-за этого перерыва были потеряны месяцы, которые можно было потратить на плодотворные переговоры», — отметил представитель минобороны США.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями