В этом качестве ему предстоит: "тестирование системного и прикладного обеспечения сетевых средств; тестирование системного и прикладного программного обеспечения, аппаратных средств IBM-совместимых персональных компьютеров, серверов и рабочих станций; методическое и информационное обеспечение, а также выбор методов решения "Проблемы 2000" в аппаратных и программных средствах информационно-вычислительных систем".

Так выглядит официальное отношение компании к "Проблеме 2000", однако к этому времени у ее специалистов выработался собственный неофициальный взгляд на саму проблему и на целый ряд связанных с ней аспектов. Своими представлениями об обстоятельствах перехода в новое "компьютерное" тысячелетие поделился с редактором Computerworld Россия Татьяной Грачевой советник президента компании "Анкей" Виктор Цыганков.

Как вы можете оценить положение дел с решением "Проблемы 2000" в России?

Если говорить о пользователях, то не все они даже знают, что такая проблема существует. Многие находятся в радужном настроении, не имея понятия о том, что она может их коснуться.

Некоторые, напротив, убеждены, что эту проблему выдумали крупные корпорации и журналисты.

Конечно, это не так, и уже сейчас можно привести примеры, дающие представление о возможных бедствиях. Я бы даже предложил для них подходящее название - страшилки. Уже были случаи, когда на торговых предприятиях, где работают компьютерные системы, оказывались забракованными партии товаров со сроком реализации 2003 год.

Теперь о состоянии дел. До сих пор шла речь о первом этапе работы по решению проблемы - оповещении. На втором этапе предприятие "примеряет" проблему на себя, решает, касается это его или нет, и приступает к оценке возможных последствий. Надо четко понять, какие, скажем прямо, разрушения, могут произойти. Если они небольшие, руководитель может принять решение ничем не заниматься. Если же предприятию грозит что-то серьезное - надо создавать рабочую группу, определять партнеров и исполнителей. До этого этапа дошли многие. Государственные структуры побуждает к этому, конечно, деятельность правительственной комиссии и Госкомсвязи. А каково положение дел в тех организациях, которые непосредственно правительству не подчиняются, можно только догадываться.

Следующий обязательный этап - инвентаризация. По состоянию на конец 1998 года ее провели примерно 10% предприятий. Во всяком случае, об этом можно судить по тому, что у них были сделаны оценки затрат. Причем это касается только госструктур, которые действуют в классической бюрократической схеме и на которые только и можно воздействовать официальными письмами и распоряжениями.

Затем наступает этап оценки затрат и принятия решения, что делать дальше, исходя из ресурсов и оценки возможных потерь. Тогда только начинается этап модернизации. Его преодолели очень немногие. Из наших заказчиков полностью завершила этот цикл только компания Philip Morris.

И наконец, еще один этап, к которому, насколько я могу судить, не подошел у нас еще никто - это комплексные стыковочные испытания совместно с другими предприятиями, российскими и зарубежными.

На какие средства должна вестись эта работа?

В бюджете на это не отводится ни копейки. Я не думаю, что кому-либо будут выделены целевые средства на решение этой проблемы. Обоснование для этого должно быть настолько веским... Нечто вроде угрозы национальной катастрофы. Не хочется даже гадать, что бы это могло быть.

Можно ли считать, что организации, успешно преодолевшие перечисленные вами этапы, могут "спать спокойно"?

Список необходимых действий еще не исчерпан. Остается не менее важный этап - обучение персонала работе в экстремальных условиях, которые могут сложиться после 1 января. Потому что, как бы нам ни рапортовали об успехах, никто не может гарантировать, что проблема решена полностью.

В качестве иллюстрации скажу, что на Западе не страхуются риски, связанные с "Проблемой 2000". Нужно быть готовым на любые действия, вплоть до перехода на ручное управление. Надо научиться работать в таких условиях.

Хотелось бы обратить внимание на еще одно очень важное обстоятельство. Часто приходилось слышать: "А, мы отсталая страна, компьютеризацией начали заниматься совсем недавно, нам опасность грозит в меньшей степени". Это очень опасное заблуждение.

У нас полно "серой" техники, нелицензионных продуктов, где непонятно, как эта проблема решается. Кроме того, ее владельцы не могут цивилизованно взаимодействовать с поставщиками.

Вдобавок ко всему по-прежнему используются средства автоматизации, сделанные много лет назад, когда ресурсов было мало и на дату четырех знаков не отводили - экономили на всем. Они стоят во многих контурах управления, при этом их разработчиков найти невозможно.

Какие услуги вы предоставляете тем "продвинутым" компаниям, которые ведут работы по решению "Проблемы 2000"?

В первую очередь это создание и актуальная поддержка баз данных о технических средствах и программных продуктах, с которыми работают заказчики. Мы используем для этой цели ПО HP OpenView Desktop Management и Unicenter TNG Asset Management Option. Они позволяют классифицировать установленное компьютерное оборудование и программное обеспечение по данным производителя и фиксировать несанкционированные изменения конфигураций. Еще одна группа услуг - автоматическое управление календарем для серверов с использованием Unicenter TNG. Таким образом, мы можем тестировать на переход критических дат всю гетерогенную систему, независимо от типа операционных систем. И наконец, создание и поддержка help desk с набором правил и рекомендаций от производителей - партнеров нашей компании.

Как формируется список ваших клиентов?

Я бы выделил несколько "потоков". Во-первых, это практически все клиенты провайдеров, входящих в состав Ассоциации документальной электросвязи. Во-вторых, это Ассоциация российских банков. Третий поток - компании, которые сами определили, что им нужно решать "Проблему 2000", и сами ищут, к кому бы обратиться.

Есть еще один поток. Мы являемся тестовой лабораторией и испытательным центром по некоторым ведомствам, поэтому те организации, которые нам давали соответствующие лицензии, в рамках работ, связанных с сертификационными испытаниями, дополнительно просят проанализировать положение дел с решением проблемы на своих предприятиях.

И наконец, наши постоянные клиенты.

Давайте теперь поговорим о тех, кто не занимается решением "Проблемы 2000". Как можно побудить их к этому и, с другой стороны, как пользователям защититься от последствий ошибок в их системах?

На эту тему стоит поговорить особо. Любая фирма, предлагая свои услуги, всегда старается предъявить некие доказательства своей надежности. Клиент хочет убедиться, что, допустим, в банковской системе или у его Internet-провайдера нормально идет архивирование, есть резервный вычислительный центр. Теперь представим, что этот банк, или провайдер, "Проблему 2000" не решил. 1 января клиент пользоваться его услугами не сможет. Как будут рассматриваться в этом случае претензии?

Иное дело, если бы банк подтвердил официальным письмом или другим документом, что он прошел комплексные испытания на 2000 год и корректную работу своей информационной системы гарантирует. Возможен иной путь - пройти тестирование в солидной фирме, скажем, Arthur Andersen. Во-первых, и письмо, и сертификат о тестировании станут основанием для суда в случае возникновения ошибки, а во-вторых, если эта практика станет повсеместной, она послужит стимулом для компаний активизировать работу, поскольку клиенты начнут отдавать предпочтение фирмам, официально подтвердившим свою надежность.

Получается, что приход 2000 года ставит еще и юридические проблемы.

Да, и они очень сложны. Ответственность в этом случае нельзя полностью переложить на одного исполнителя, да и определение ее границ - достаточно тонкая вещь. При составлении договоров необходимо очень четко фиксировать эти вопросы.

Если же ошибка произошла - непонятно, как квалифицировать действия того, по чьей вине это случилось. Какие-то юридические разъяснения просто необходимы, иначе 1 января мы окажемся еще и в положении правовой неразберихи.

Существуют ли документы, согласно которым можно было бы эти вопросы регулировать? Или решения еще только предстоит принимать?

Именно принимать, и делать это нужно быстро. Проведенные Госдумой слушания по этому вопросу выполнили единственную задачу - обозначили проблему. Но пора двигаться и дальше.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями