В отличие от представителей индустрии, которые предприняли необходимые меры задолго до наступления "часа X", правительственные организации слишком поздно поняли, какую огромную роль в жизни общества играют компьютеры
Когда Организация Объединенных Наций объявила, что 2000 год будет объявлен Международным годом борьбы за мир, Ахмад Камаль понял, что перед ним лежит необъятное поле деятельности. Камаль, представляющий в ООН Пакистан и занимающий должность председателя Рабочей группы по вопросам информатики, сумел убедить своих коллег, что мирное наступление 2000 года будет омрачено массовыми отказами компьютеров, которые находятся непосредственно в представительствах Организации Объединенных Наций, равно как и тех, которые установлены в офисах компаний 185 стран, входящих в ООН.

В результате Камаль, лично объявивший джихад благодушию, заслужил в ООН прозвище непримиримого борца с ошибкой 2000 года. Его рабочая группа, отвечающая в Организации Объединенных Наций за формирование стратегии управления информацией, всю свою энергию направила на устранение ошибки 2000 года как в системах самой ООН, так и в наиболее крупных дочерних предприятиях этой организации (в Международном телекоммуникационном союзе, Международном суде и в UNICEF). Камаль специально организовал симпозиум, на котором ознакомил представителей всех государств с проблемой 2000 года и с опасностью, нависшей над правительственными структурами и над обществом. На симпозиуме он призвал посланников различных стран поторопиться с решением этого вопроса.

В июле прошлого года ООН приняла предложенную Камалем резолюцию, в которой говорится о серьезной опасности, которую таит в себе нерешенная проблема 2000 года.

Документ гласит, что на рубеже нового тысячелетия из строя могут выйти средства энергоснабжения, телекоммуникационные и финансовые системы, программы, работающие в интересах общественного здравоохранения, автоматизированные средства обеспечения поставки продуктов, аварийные службы, а также утилиты, обслуживающие систему социального обеспечения. Поэтому необходимо скоординировать действия правительства, частных, общественных и международных организаций, направленные на устранение проблемы 2000 года.

Однако Камаль не считает свою миссию выполненной. Несмотря на заметный прогресс внутри самой Организации Объединенных Наций, он убежден в том, что государства все еще недостаточно серьезно подходят к решению столь важного вопроса. В декабре 1998 года по его инициативе была организована первая встреча представителей национальных координационных советов для проведения необходимых консультаций и обсуждения первоочередных вопросов.

В октябре прошлого года независимый автор Скотт Кирснер побывал в офисе Камаля и взял у представителя Пакистана в ООН интервью, которое было опубликовано в журнале CIO.


Где вы получали техническое образование?

Я бы назвал себя миссионером-самоучкой. Около 20 лет тому назад меня направили в Корею в качестве посла. В это время на американской базе в Сеуле открылись курсы по обучению работе на компьютере. В свободное время я посещал эти занятия и вскоре, приобретя необходимые навыки, считался уже грамотным пользователем.

Когда Рабочей группе по вопросам информатики стало известно о существовании проблемы 2000 года?

Последнее десятилетие я занимаюсь вопросами подготовки Организации Объединенных Наций и входящих в нее стран к вступлению в XXI век. Должен заметить, что это непросто, поскольку среди государств, входящих в ООН, многие настроены весьма консервативно. В отличие от представителей индустрии, которые предприняли необходимые меры задолго до наступления "часа X", правительственные организации слишком поздно поняли, какую огромную роль в жизни общества играют компьютеры.

Первое созданное нами неформальное объединение, как и появившаяся впоследствии официальная рабочая группа, которую я возглавил, прилагали максимум усилий к тому, чтобы повысить компьютерную грамотность как можно большего числа людей. Мы показывали пользователям, как нужно отправлять электронную почту, предоставляли им возможность свободно подключаться к Сети, организовывали бесплатные курсы обучения и предлагали свою помощь в решении самых различных задач.

Со временем ошибка 2000 года приобретала все большую актуальность. Я обратил на нее внимание с легкой руки сенатора Боба Беннетта. Начиная с 1996 года мы вплотную занялись решением проблемы, важность которой не вызывала сомнений и которую мы в свое время несколько упустили из виду.

Как вы собираетесь бороться с этой ошибкой?

Мы проанализировали ситуацию и поняли, что нужно сосредоточиться на двух направлениях. Сначала следует провести необходимые мероприятия в секретариате Организации Объединенных Наций. Затем члены рабочей группы должны позаботиться о том, чтобы данная проблема была решена в тех странах, которые они представляют. Между двумя этими задачами имеются существенные различия. Внутри самой ООН ничто не мешает нам полностью контролировать ситуацию, выделять силы и средства для решения текущих вопросов, строить модели и проводить необходимые проверки. Если же речь заходит о независимых государствах, то здесь мы можем действовать лишь силой убеждения и советами, которые помогут людям справиться с ошибкой 2000 года.

Когда мы впервые столкнулись с этим в ООН, казалось, что все вопросы уже решены. Но после дополнительной проверки стало ясно, что кое-что все же потребует дополнительного вмешательства. На сегодняшний день весь комплекс необходимых мероприятий завершен. К вступлению в 2000 год полностью подготовлены Международная организация гражданской авиации, Международный телекоммуникационный союз, Всемирный банк, Международный валютный фонд. Все работы проводились под руководством Организации Объединенных Наций силами ее сотрудников и их добровольных помощников.

Что касается государств, входящих в ООН, здесь все значительно сложнее. Некоторые из них отличаются очень высокой степенью компьютеризации, другие заметно отстают в этом вопросе. Однако проблема 2000 года подобна вирусу, поражающему все новые и новые области. Выпадение наиболее слабых звеньев цепи приводит к нарушению целостности структуры в целом. Мероприятия по устранению ошибки должны проводиться своевременно, а усилия распределяться равномерно. Согласитесь, это весьма непростая задача. Мы начали с того, что разослали письма представителям всех стран. Однако несмотря на то, что на это было потрачено три месяца, никаких ощутимых результатов добиться не удалось. Назрела необходимость радикальных перемен. Новая стратегия была определена в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, принятой в июле 1998 года.



На сегодняшний день у рабочей группы по 2000 году имеется общая резолюция, конкретные руководства и специальный раздел на Web-узле ООН (http://www.un.org/ members/yr2000)
Следует заметить, что данная резолюция не отличалась излишней детализацией и лишь указывала на необходимость проведения активных действий. Мы справедливо полагали, что этого окажется недостаточно, и подготовили целый ряд документов, в которых подробно были расписаны все необходимые операции с указанием сроков их выполнения. На сегодняшний день у нас имеется общая резолюция, конкретные руководства и специальный раздел на Web-узле ООН (http://www.un.org/members/yr2000).

Мы организуем симпозиумы, на которых обсуждается проблема 2000 года. Расслабляться некогда. Раз в две недели проводится очередное заседание, на котором анализируются достигнутые результаты и ставятся задачи на ближайший период. Члены национальных координационных советов своевременно информируются о возникающих трудностях и путях их преодоления. И все же даже столь обширный перечень мероприятий не может дать гарантии безусловного решения имеющихся проблем.

Что еще, по вашему мнению, должны предпринять представители государств, входящих в ООН?

Эта проблема не может решаться только на правительственном уровне. Государственным, коммерческим и общественным организациям нужно скоординировать свои действия. Мы уже предупреждали правительство о необходимости широкого привлечения деловых и промышленных кругов, а также образовательных институтов. Роль государства особенно важна еще и потому, что оно держит под контролем телевидение, газеты и другие средства массовой информации. Правительство становится своеобразным катализатором. Главной же движущей силой в развитых странах все же является индустрия.

Предположим, я выполняю обязанности директора информационной службы в частной компании. Что мне следует делать?

Необходимо организовать семинары, направленные на объединение усилий правительственных, коммерческих и общественных организаций. Мировой банк учредил для этого специальный фонд. Первый взнос в размере 10 млн. фунтов стерлингов (приблизительно 16,7 млн. долл.) внесла Великобритания. Соединенные Штаты пообещали выделить 13 млн. долл. Конечно, этот фонд не предназначен для решения глобальных задач, но его средства вполне можно использовать для проведения семинаров. Мировой банк приступил к выполнению программы InfoDev. И здесь уже достигнуты определенные успехи. Пропаганда охватывает все больше и больше стран, организуются региональные семинары, заинтересованным лицам предоставляется информация, помогающая находить эффективные средства борьбы с ошибкой 2000 года.

Допустим, я занимаюсь бизнесом в США. Как мне узнать, удалось ли ликвидировать ошибку 2000 года? Я хочу иметь твердые гарантии того, что в январе 2000 года ничто не помешает мне сделать важный международный телефонный звонок или вылететь авиарейсом в нужном направлении.

В большинстве стран можно связаться с национальными координаторами, которые подробно расскажут вам о подготовке к 2000 году. Они хорошо информированы и готовы предоставить необходимые сведения.

А что можно сказать о финансовой стороне дела? Большинство аналитиков считает, что самое тяжелое положение с решением проблемы 2000 года сложилось в Латинской Америке и Азии. Государства именно этих регионов испытывают наибольшие финансовые трудности.

Я полагаю, что поиск страны, находящейся в самом тяжелом положении, не имеет смысла. Угроза нависла над всеми. И каждый из нас в ответе за то, что происходит в мире.

Что касается стран, находящихся в эпицентре финансового кризиса, то хотелось бы сказать, что деньги сегодня - не главное. Стоимость измеряется напряженным трудом. Необходимо провести учет всех имеющихся аппаратных и программных средств и ознакомиться с состоянием компьютерных систем. Нужно осмотреть и протестировать все встроенные микросхемы. Затем следует либо заменить отслужившее свой срок оборудование, либо переписать устаревшее ПО.

По данным правительства США, устранение ошибки 2000 года обойдется в 5 млрд. долл. Смогут ли страны, охваченные финансовым кризисом, выделить требуемую сумму, и захотят ли они сделать это?

По-моему, здесь все предельно ясно. Если вы вложите деньги, то сумеете устранить проблему, если нет - будете отброшены далеко назад. Вы сэкономите финансовые ресурсы, но утратите свои позиции на мировом рынке.

Как государственные, так и частные компании сталкиваются с таким огромным объемом задач внутри страны, что на поддержку отношений с другими государствами уже не остается сил.

Все зависит от того, какие задачи считаются приоритетными. Если главной задачей считается борьба с нищетой, то тут уже не до компьютеров, тут как бы накормить голодных людей. Но проблема бедности неискоренима, и, судя по всему, будет оставаться актуальной еще сотни и даже тысячи лет. Что касается ошибки 2000 года, ее карающий меч обрушится на головы пользователей точно в назначенный срок.

Конечно, очень трудно заниматься ошибкой 2000 года, если на другую чашу весов положены нищета, голод и гражданская война. Но нужно думать и о перспективах.

Какие мероприятия в целях борьбы с ошибкой 2000 года предусмотрены в рабочем расписании ООН в 1999 году?

В 1999 году повышенное внимание будет уделяться тем странам, где работы ведутся недостаточно быстрыми темпами. Мы приложим все силы к тому, чтобы достичь прогресса в этой области. Что касается самой Организации Объединенных Наций, то тут необходимо получить гарантии того, что вступление в 2000 год не преподнесет нам никаких неприятных сюрпризов.

Получат ли развитые страны (например, Япония) какое-либо преимущество по сравнению с развивающимися при распределении средств, выделяемых ООН?

Нет. Все будут находиться в равных условиях.

Планируете ли вы ускорить работы за счет дополнительных финансовых вливаний?

Необходимо искать дополнительные финансовые ресурсы, но при этом нельзя забывать и о решении текущих проблем.

Каков ваш наиболее оптимистичный прогноз на январь 2000 года?

Меня больше беспокоит возможность развития событий не по наилучшему, а по наихудшему сценарию. Мир охвачен кризисом, и с этим нельзя не считаться.

Насколько реалистично утверждение: "Идеальный случай - это когда ничего не произойдет"?

Нет, нет и нет. Что-нибудь произойдет наверняка. Что конкретно, я не знаю. Но что-то обязательно случится.



Скотт Кирснер - автор ряда опубликованных в журнале CIO статей, посвященных проблеме 2000 года. Электронную почту ему можно направлять по адресу kirsner@worldnet.att.net.

Официальная просьба о помощи - хороший знак

3 февраля объявлены официальные данные, касающиеся объема затрат на решение проблемы 2000 года в России. Они составили 3 млрд. долл., что в шесть раз превышает более ранние оценки. Россия обратилась за консультациями и помощью к США и в НАТО. Журналист американского еженедельника Computerworld Мэтт Хэмблен получил по электронной почте ответы Джона А. Коскинена, председателя образованного при президенте США совета при Council on Year 2000 Conversion.

Как отреагировала администрация Клинтона на просьбу о помощи в решении проблемы 2000 года?

Я не знаю, поступил ли такой запрос по официальным каналам. Мы работали с представителями России через Министерство обороны и ряд других организаций, с тем чтобы проинформировать их о ситуации, и предоставили им техническую помощь.

Вас удивило подобное обращение?

Меня порадовало, что они решили изменить свою позицию и перестали утверждать, что эта проблема не отразится на них. До этого они намеревались отложить решение вопроса до возникновения сбоя на какой-либо системе.

Свидетельствует ли такой шаг со стороны России о том, что проблемы и затраты во всем мире окажутся выше, чем предполагалось?

Мы говорили о риске международных катастроф еще в прошлом году. Вот почему мы организовали в декабре специальное заседание в ООН, на котором присутствовали эксперты по проблеме 2000 года из 120 стран мира, а также предложили руководству США помощь в создании нового центра International Y2K Cooperation Center, который должен способствовать международному сотрудничеству, поддерживать проводимые мероприятия и обмен информацией между странами. Мы также выступили инициаторами встречи представителей крупнейших международных кораблестроительных компаний, которая состоится в Лондоне в первую неделю марта.

Могут ли США помочь другим странам, таким как Китай, если они решились помогать России?

Помимо нашей основной деятельности, о которой я сказал выше, мы предоставили Всемирному банку 12 млн. долл. на поддержку работ, направленных на решение проблемы 2000 года.

Можно ли назвать столь существенное увеличение в оценке затрат свидетельством "катастрофичности" создавшейся ситуации?

Несколько месяцев подряд мы занимались тем, что убеждали мир в серьезности проблемы 2000 года. Заявление России - это просто еще одно подтверждение важности проблемы. Говорить же о "катастрофе" могут только те, кто впервые узнает о препятствиях, с которыми сталкиваются другие страны.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями