в понятной форме визуализировать огромные объемы информации и представлять их Президенту, чтобы он, на основе проведенного таким образом анализа ситуации, принимал решения. Этот комплекс называется центр для изучения ситуаций, или попросту - ситуационный центр. О том, как он устроен, мы попросили рассказать первого заместителя начальника Главного управления информационых систем Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ) Николая Ильина. С ним встретился научный редактор нашего еженедельника Михаил Зырянов.

Расскажите, пожалуйста, как появилась идея создания ситуационного центра и как он устроен.

Ситуационные центры - отнюдь не новинка. На Западе они известны достаточно хорошо. Сегодня в мире существует несколько сотен таких центров. Называются они по-разному: центры стратегического управления, визионариумы, центры мультимедиа, ситуационные комнаты, ситуационные центры. Эти комплексы позволяют визуализировать, представив в графическом виде, огромные объемы информации, которые человек должен в течение очень короткого времени осмыслить, проанализировать и принять решение.

В их эффективности я смог убедиться в 1986 году в Чернобыле. В составе правительственной комиссии я отвечал за создание информационно-управляющей системы, которая должна была помочь в выработке решений по локализации и ликвидации последствий аварии. Два раза в сутки комиссия проводила получасовые совещания, на которых принимались оперативные решения о том, что необходимо предпринять в ближайшее время. Обычно, чтобы доложить обстановку, вставал один из начальников и нудно зачитывал цифры, скажем, по радиационной обстановке. Уже тогда мы начали готовить с помощью компьютера сводки, однако анализировать их было весьма нелегко. Позже стали изображать на экране компьютера поля радиационного заражения. Эти схемы были всем понятны. Главное - ситуация была как на ладони.

После этого мы начали создавать первый ситуационный центр для принятия решений в условиях чрезвычайной ситуации. Сегодня этим центром пользуется руководство Министерства по чрезвычайным ситуациям. Визуализируется картинка со схематическим изображением текущего и прогнозируемого состояния, на которой видно, какие имеются силы, средства, какие предлагаются рекомендации. На основе всей этой информации принимаются решения, которые с помощью имеющихся в ситуационном центре средств доводятся до спасателей.

Еще один ситуационный центр был создан в 1994 году в Совете безопасности при Президенте. Он достаточно успешно функционирует и по сей день. Этот центр позволяет осуществлять мониторинг, моделирование последствий, анализ событий, которые происходят в экономике, социальной сфере, в области национальной безопасности, помогая таким образом вырабатывать решения.

В феврале 1996 года мы ввели в строй ситуационный центр в резиденции Президента. Это достаточно сложный программно-мультимедийный комплекс: три экрана размером 1,5x2 м, более десятка рабочих станций (студий нелинейного монтажа, графических станций, компьютеров для подготовки презентаций), мощный сервер, который хранит огромные объемы информации, а также набор различных инструментальных средств, позволяющих обрабатывать информацию и представлять ее Президенту. Он смотрит, думает, обсуждает ситуацию со своими помощниками. По его желанию материал дополняется новыми данными, компьютер обрабатывает информацию и визуализирует на экране результаты моделирования. На их основе вырабатываются решения, которые доводятся до исполнителей средствами того же ситуационного центра. По существу в этой системе реализован полный цикл управления любым проектом, программой, регионом или страной. С помощью средств центра происходит планирование мероприятий Администрации Президента. Создан специальный программный модуль, позволяющий оценивать приоритеты, выбирать наиболее эффективную и рациональную последовательность проведения этих мероприятий. Сейчас мы ставим вопрос о модернизации центра. Нас не устраивает уровень технической оснащенности образца 1995 года, и мы будем добиваться того, чтобы президентский центр отвечал самым современным требованиям.

Сегодня создается ситуационный центр при Правительстве РФ, а также ряд ситуационных комнат для губернаторов в Ленинградской, Орловской, Белгородской, Тюменской и других областях. В общей сложности уже стартовало 20 таких региональных проектов.

Кроме того, мы разрабатываем защищенную информационно-телекоммуникационную систему (ИТКС) для поддержки государственного управления нашей страной. Ее клиентами станут информационно-аналитические системы органов государственной власти. Система обеспечит единое информационное, технологическое и телекоммуникационное пространство для всех органов государственного управления, как федеральных, так и региональных, а значит - и возможность общения, взаимодействия в предметных областях, которыми эти органы занимаются, на основе единых терминологических языков. Ведь путаница в терминологии - отнюдь не редкость: разные люди порой вкладывают в одни и те же термины разный смысл. Такое положение дел, конечно, не на пользу государственному управлению.

В рамках проекта по ИТКС уже разработано несколько систем, например, "Экономика России". В ее составе - база данных, которая ведется с 1992 года и содержит информацию по 2 тыс. показателей, замеряемых ежемесячно. Самое главное: в ней имеется обширный набор инструментариев обработки данных - средства добычи данных, оперативной аналитической обработки и моделирования. Они позволяют решать достаточно сложные задачи, в числе которых, например, выявление основных тенденций развития нашей экономики и подготовка предложений по выходу из кризиса. Имеются и другие системы. Они охватывают различные уровни экономики и социальной жизни. Анализируются, например, макроэкономика, отслеживаются акции протеста, прогнозируются и оцениваются результаты выборов местных органов власти и так далее.

Что дает ситуационный центр руководителю? На чем основана эффективность центра?

Эффективность ситуационных центров выражается в том, что они позволяют подключить к активной работе по принятию решения резервы образного, ассоциативного мышления. Представление ситуации в виде образов как бы сжимает информацию.

Еще раз повторю, что в области создания таких центров мы пока отстаем. У Билла Клинтона сейчас пять ситуационных центров. В Европе их насчитывается несколько десятков. В одной только Норвегии десять. Подобные системы имеют все крупные фирмы и корпорации. Это направление сейчас бурно развивается. Мода прошлых лет, когда непременным атрибутом стола руководителя был компьютер, проходит. У высокопоставленного руководителя нет времени для работы с компьютером. Ему нужна ситуационная комната, оборудованная всем необходимым, чтобы он минут за пять смог погрузиться в проблему и начать интенсивно готовить решение, более полно используя свой опыт, знания, интуицию.

Ситуационные комплексы - очень полезный инструментарий. Не секрет, что причина нынешнего кризисного состояния нашей экономики, кроме всего прочего, и в том, что у нас отсутствуют эффективные системы управления. С одной стороны, это следствие явлений социального и политического характера, с другой - обусловлено отсутствием инструментария для поддержки системы управления. Такой инструментарий надо разрабатывать под конкретные предметные области и адаптировать таким образом, чтобы он был полезным в той ситуации, которая сложилась на данный момент.

Какие технологии используются в визионариумах?

Я разделяю эти технологии на три группы. Первая - системы обработки символьной информации, к которым я отношу, в частности, системы добычи данных и оперативной аналитической обработки. Вторая - технологии, в которых применяются модели и методы, присущие конкретным предметным областям. Третья - когнитивно-графические технологии, основанные на визуализации образов. Очень часто мы используем симбиоз всех этих технологий. В основу систем мы закладываем информационные фонды. Для государственных органов создаем распределенный технологический комплекс.

Как происходят сбор и проверка поступающих данных?

К нам поступает заверенная подписями руководителей информация от министерств, ведомств, региональных органов. Однако подписи не гарантируют отсутствие неточностей и ошибок, поэтому у нас действует сложная система проверки и перепроверки данных. Применяется множество разных фильтров, алгоритмов, основанных на сопоставлении, анализе диапазонов показателей. Число ошибок значительно увеличилось после деноминации. Например, на одной странице приведен некий показатель, исчисляемый миллионами рублей, на другой - его часть, но вычисленная в миллиардах. Поэтому все приходится тщательно проверять, чтобы уменьшить число ошибок.

Хотя, конечно, ошибка ошибке - рознь. Мы можем исправить "механические" ошибки (например, "отловить" запятую, стоящую не на том месте), но преднамеренное искажение данных выявить не всегда легко. Правда, оценка диапазонов позволяет иногда усомниться в тех или иных цифрах, указанных в материалах. Как правило, процессы идут не скачкообразно, поэтому точки резкого изгиба особенно сильно привлекают наше внимание, заставляя нас тщательно перепроверять параметры, характеризующие скачок.

Существуют ли способы оценки достоверности тех или иных моделей, например, в области экономики или социальной сферы?

Мы даем оценки на квартал и на год. Время идет очень быстро. По истечении периода, на который готовился прогноз, сверяем результаты с реальными показателями. Подобная методика применяется уже несколько десятков лет. С помощью вычислительной техники мы в последние годы получаем достаточно высокую точность прогнозов. Кроме того, постоянно совершенствуем наши модели. Хотя, конечно, просчеты иногда случаются.

Расскажите, пожалуйста, более подробно, как обстоит дело с ситуационными центрами на Западе.

В последние два-три года на Западе наблюдается настоящий бум. Сейчас там насчитывается более 150 подобных центров. Сегодня их переоснащают. Проект по созданию визионариума для президента США обойдется американским налогоплательщикам в 50 млн. долл.

Очень сильное впечатление произвела на меня разработанная американцами система оценки доходных и расходных частей бюджета, в которой задействованы средства виртуальной реальности. Я поясню. Российский документ с описанием бюджета страны представляет собой огромный том, в котором содержится великое множество цифр, касающихся расходов и доходов по самым разным направлениям деятельности государства. Их изучение и анализ требуют от человека огромных усилий.

Американцы сделали так. Они взяли электронную карту страны, поместили ее в трехмерное виртуальное пространство и над каждым штатом США "построили" башенки-гистограммы, демонстрирующие те или иные показатели. Взглянув на карту, можно очень быстро определить, где эти показатели достигают пиковых (очень высоких или, наоборот, очень низких) значений. Увидев "издали" гистограмму с пиковым значением, можно к ней "подлететь" и внимательно изучить, что же происходит в штате, к которому относится эта гистограмма. Можно представить в виде гор и холмов корреляционные отношения показателей и понять, что от чего зависит, что повлияло на те или иные показатели. Учитываются самые разные параметры, вплоть до объемов производства пива и размера бюджетов средних семей из различных слоев населения. При желании можно взглянуть и на отдельные показатели, касающиеся конкретного штата. Естественно, ничто не мешает проанализировать федеральную часть бюджета и изучить взаимозависимость различных показателей.

Над подготовкой бюджета у нас трудятся сотни или тысячи человек, они этим годами занимаются, однако верность сделанных ими оценок вызывает сомнения. Сейчас мы пытаемся внедрить похожую систему и у себя, чтобы быстро, в течение 10-15 минут, изучить, проанализировать и сделать, по крайней мере, общий вывод о том, какие проблемы существуют на сегодняшний день с нашим консолидированным и региональным бюджетом. Вот одно из направлений использования ситуационных центров.

Кстати, есть свой ситуационный центр и у Гельмута Коля, где он анализирует социальные, экономические и политические проблемы. Нам это интересно, поскольку представить в виде трехмерных показателей экономику страны не так сложно. С политическими процессами все намного труднее.

В каких еще областях используются ситуационные центры?

В первую очередь ситуационные центры привлекают внимание крупных руководителей. Сейчас мы создаем ситуационный центр для руководства Газпрома. Далее на повестке дня - оснащение крупных корпораций подобными мультимедийными комплексами.

Кстати, о крупных корпорациях. У руководителя крупной компании нет времени проводить много времени за компьютером, листать тома с цифрами...

Совершенно правильно. Руководитель должен иметь ситуационную комнату, зайдя в которую он мог бы быстро оценить текущее положение дел и принять решение. Это новое направление в компьютеризации. Создание ситуационного центра для Президента РФ - очень важное событие. Главный руководитель страны уже работает с мультимедийным комплексом. Как итог - начинается модернизация инструментария менее высокопоставленных руководителей - как государственных служащих, так и менеджеров корпораций.


Интерес к деятельности ситуационных центров со стороны прессы значительно возрос. Свидетельство тому - статья, появившаяся в еженедельной газете "Версия" (приложение к газете "Совершенно секретно"), # 5 от 2-9 июля 1998 года. По словам Николая Ильина, этот материал в целом соответствует действительности. Однако нельзя было не заметить, что публикация в "Версии" стала сюрпризом для ГУИС ФАПСИ, причем, похоже, не слишком приятным. Тем не менее ГУИС ФАПСИ по-прежнему сотрудничает с журналистами. В следующих номерах наш еженедельник предполагает более подробно осветить работу ситуационного центра, а также рассказать о других уникальных технологиях, используемых высшими органами государственного управления.

- Михаил Зырянов

В феврале 1996 года введен в строй ситуационный центр в резиденции Президента. Это достаточно сложный программно-мультимедийный комплекс: три экрана размером 1,5x2 м, более десятка рабочих станций, мощный сервер, который хранит огромные объемы информации, а также набор различных инструментальных средств, позволяющих обрабатывать информацию и представлять ее Президенту

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями