Министерство юстиции и администрация нескольких штатов намеревались начать широкомасштабное разбирательство по делу о нарушении компанией Microsoft антимонопольного законодательства. Однако этого не было сделано.

Политические механизмы
Попытки манипулировать общественным мнением
За MicrosoftПротив Microsoft
1 мая
Microsoft разослала на подпись 26 компаниям, занятым в отрасли персональных компьютеров, письмо с предупреждением о тяжелых экономических последствиях, которые может вызвать задержка выпуска Windows 98. Подписанное руководителями компаний, письмо было направлено прокурорам штатов.
4 мая
Аналогичное письмо, также подписанное партнерами Microsoft, было послано в министерство юстиции.
5 мая
Microsoft провела демонстрацию солидарности противников юридичиского вмешательства в выпуск Windows 98 в Нью-Йорке.
Сенатор Слейд Гордон защищал позицию Microsoft в сенате, ссылаясь при этом на творчество группы "Роллинг Стоунз".
20 Апреля
Netscape, Sun и несколько некомпьютерных компаний основали фонд ProComp - новое лобби, которое возглавили бывший федеральный судья Роберт Борк и бывший сенатор Боб Доул.
Ральф Найдер вновь повторил свое мнение, что "монополия Microsoft" должна быть остановлена.
5 мая
Сенатор Оррин Хатч выступал в сенате против корпорации, также вспоминая хиты "Роллинг Стоунз".

Почему разбирательство так и не началось?

В последний момент Microsoft согласилась на переговоры, и представители власти решили попытаться уладить проблемы мирным путем.

Каково положение дел сейчас?

Microsoft обязалась не поставлять Windows 98 производителям ПК. Судебное разбирательство было приостановлено.

Чего добивается правительство?

Оно пытается ослабить узы, связывающие Windows 98 и Internet Explorer, а также добиться снятия ограничений, которые Microsoft устанавливает для своих бизнес-партнеров в частности, - это относится к запрету на использование продукции конкурентов.

Будет ли отложен выпуск ОС Windows 98?

Ненадолго, и только для производителей ПК. Официальная дата выхода ОС назначена на 25 июня.


Билл Гейтс и Минюст объявили временное перемирие

Ким Нэш
Computerworld, США

Буквально за несколько часов до того, как Министерство юстиции США и судебные органы в десятке штатов предъявили обвинения в адрес Microsoft в нарушении антимонопольных законов, исполнительный директор компании Билл Гейтс решил, что он готов сотрудничать с правительством.

После одиннадцатичасового общения с юристами и представителями министерства Гейтс согласился не поставлять Windows 98 производителям персональных компьютеров. Государственные чиновники в свою очередь заявили, что не начнут судебного разбирательства до окончания переговоров.

В этих переговорах эксперты "ставят" на органы власти. По их мнению, длительное сопротивление Гейтса поставило Microsoft в невыгодное положение. Представители государственных служб уже подготовили и оформили обвинения по двум серьезным антимонопольным статьям и готовы дать им ход. "Сейчас правительство угрожает Microsoft, как раньше Microsoft угрожала остальной компьютерной отрасли. Ситуация изменилась коренным образом", - сказал Джон Чепмен, в прошлом юрист Министерства юстиции США, принимавший участие в перекрестном допросе свидетелей на слушании дела по нарушению антимонопольных законов компанией IBM в 1970 году.

По мнению ряда юристов и обозревателей, Microsoft разумнее избежать судебного разбирательства, которое истощит ее ресурсы и изменит ход развития компании на долгие годы. Ради этого корпорации придется пойти на ряд следующих уступок.

  • Договоры с производителями компьютеров, операторами Internet и разработчиками сетевого информационного наполнения не должны содержать запретов на заключение аналогичных сделок с конкурентами Microsoft.

  • Следует из лицензий на операционные системы исключить пункты, обязывающие клиентов также принимать лицензии на другие продукты, такие как браузер Internet Explorer.

  • Необходимо опубликовать все программные интерфейсы Windows, включая всевозможные API и динамически подключаемые библиотеки DLL.

Несколько ранее под давлением общественности компания уже пересмотрела некоторые аспекты своего бизнеса. В частности, из контрактов с примерно 40 провайдерами Internet были исключены пункты, запрещающие им распространять браузеры конкурирующих фирм.

Однако Эстер Дайсон, возглавляющая компанию EDventure Holdings, считает, что этого недостаточно. По ее мнению, особую опасность представляет тот факт, что Microsoft имеет потенциальную возможность получить контроль над информационным наполнением всемирной сети Internet. Корпорация Microsoft намеревается расположить на рабочем столе новой ОС Windows 98 ссылки на принадлежащие ей узлы Web, такие, как посвященный туризму узел Expedia. Если это произойдет, мы рискуем на себе испытать, что такое сокрушительная власть Сети.

До сих пор Гейтс настойчиво повторял, что Microsoft не является монополистом и не злоупотребляет своим положением. По его мнению, правительству не следует вмешиваться в процессы распространения программного обеспечения - подобное вмешательство принесет только вред. "Правительство вменяет нам в вину то, что мы включаем слишком много поддержки Internet в свои продукты, а ведь это совсем не так", - заявлял Гейтс в своем недавнем выступлении.

"Microsoft - одна из немногих компаний, которых абсолютно не занимает улаживание каких-либо конфликтов. По-моему, у них просто отсутствует нужный ген в хромосомах", - заявил Стивен Ньюборн, служивший в Федеральной торговой комиссии до 1994 года, а сейчас работающий юристом в вашингтонской компании Rogers & Wells.

"Я считаю, что заносчивость руководителей Microsoft способна только подорвать репутацию компании", - сказал Алан Дитчфилд, начальник отдела информационных технологий страховой компании Progressive Insurance.

Сейчас Гейтс ведет серьезную борьбу. И пока продолжаются переговоры, производители компьютеров вынуждены ждать выхода Windows 98. Что же касается продавцов и производителей аппаратного обеспечения, то они уже жалуются на то, что подобная задержка может обойтись им в миллионы долларов.


Все это мы уже проходили с IBM

Конфликт, разгоревшийся между Министерством юстиции США и корпорацией Microsoft на почве антимонопольных законов, всколыхнул воспоминания об аналогичной битве, произошедшей более 20 лет назад между правительством США и другим индустриальным гигантом, и заставил опасаться серьезных последствий для крупнейшего на сегодня производителя программного обеспечения.

Сравнение с делом о нарушении антимонопольных законов компанией IBM вряд ли придется по душе правительству, Microsoft или ее клиентам. Тогда судебные разбирательства затянулись на 13 лет и стоили сотен миллионов долларов как компании, так и налогоплательщикам, после чего обвинения были сняты как недостаточно обоснованные.

IBM собрала 66 млн. страниц документов, к процессу было привлечено более 200 юристов. "Это дело потребовало огромных затрат ресурсов и колоссального напряжения всех сил", - вспоминает Сэм Альберт, работавший в IBM в годы этого разбирательства. Действия правительства вдохновили конкурентов компании на подачу собственных обвинений, и сотрудникам IBM приходилось вести себя крайне осторожно, чтобы их не заподозрили в чем-то незаконном.

Опасаясь принудительного раздробления на более мелкие компании, IBM провела внутреннюю реорганизацию, которая усложнила задачу интеграции продуктов для клиентов компании. Кроме того, огромные затраты на суд отчасти легли на плечи покупателей.

Впрочем, судебный процесс принес клиентам компании и определенную выгоду - под давлением антимонопольных законов в 1969 году компания отказалась от обязательной совместной продажи аппаратного обеспечения, ПО и обслуживания. Этот шаг привел к резкому росту числа независимых разработчиков ПО, среди которых оказалась и Microsoft.

- Гэри Антес

Комментарий экспертов

Брайан Артур о теории роста прибылей

Ученый-экономист Института Санта-Фе Брайан Артур отстаивает теорию, согласно которой успехи той или иной компании на рынке программного обеспечения (в отличие от традиционного рынка товаров широкого потребления) неизбежно приводят к ее дальнейшему расширению, и в конечном счете она превращается в естественную монополию. Поговаривают, что теория Артура оказала значительное влияние на позицию помощника генерального прокурора США Джоэла Клейна.

Согласны ли вы с тем, что именно конкуренция побуждает Microsoft рационализировать свою деятельность?

История индустрии высоких технологий показала, что у компаний, занимающих на рынке доминирующее положение, нет серьезных стимулов для рационализации своей деятельности. Вспомните время, когда Microsoft лидировала на рынке с MS-DOS - мы топтались на одном месте почти целое десятилетие. Это не означает, что компании вообще не стремятся реализовывать новаторские идеи. Просто нам приходится подолгу ждать, пока им заблагорассудится выпустить на рынок очередную новинку. Первопроходцами в сфере новых технологий такие компании не назовешь, и на это есть серьезные причины. Если вы окончательно закрепились на каком-либо рынке, значит, у вас просто нет стимулов становиться рационализатором, по крайней мере до тех пор, пока следующая волна технологии не понесет вас дальше.

Какое влияние окажут на развитие индустрии высоких технологий в ближайшие пять-десять лет антимонопольные иски, выдвинутые Министерством юстиции и правительством США против Microsoft?

До сих пор сектор высоких технологий в Америке напоминал Додж-Сити 80-х годов прошлого столетия - ковбои не подчинялись никаким законам, которых, к слову сказать, почти и не было. Проблема же состоит в том, что в этот воображаемый город недавно приехала банда, которая прибрала к рукам главную улицу. Поэтому пришла пора наконец установить кое-какие правила.

Этот вопрос очень важен. Он касается не только Microsoft, но и особенностей рационализаторской деятельности, присущих американской экономике в целом. Я считаю, что именно эти особенности и определяют нынешнее преимущество Америки перед Европой и Японией.

Одно дело, когда правительство устанавливает определенные правила, и совсем другое - когда оно пытается регулировать выпуск продуктов, браузеров, осуществлять ограниченное управление компаниями и даже огромными монополиями. Другими словами, правительству не пристало выходить на хоккейную площадку и забивать шайбы. В то же время ему следует принять разумные нормативные акты, которые позволят обеспечить молодым компаниям, начинающим работу в новых, формирующихся отраслях, реальные и равные возможности. Это станет отличным стимулом для дальнейшей рационализации деятельности наших компаний.

Можно ли назвать разумными меры, предложенные правительством, - в частности, предписание, согласно которому Microsoft должно включить в свои продукты браузер Netscape?

Судя по всему, правительство пытается обеспечить в новых сегментах рынка высоких технологий реальные шансы не одной, а нескольким компаниям. Если предположить, что оно преследует именно эту цель, то такие меры действительно имеют смысл. Новые рынки не должны развиваться под диктовку какой-либо одной, даже очень влиятельной корпорации.

Достаточно ли для поддержки конкуренции в секторе высоких технологий соблюдать акты Шермана и Клейтона, препятствующие появлению монополий и запрещающиеставить условием покупки одного продукта приобретение другого? Возможно, в этом секторе требуются новые нормативные акты?

Я согласен с вашим последним замечанием. Высокие технологии - специфическая область, у нее есть две важные особенности. Во-первых, на этих рынках преобладает тенденция к росту, а не к снижению доходов. Они работают по-другому, и поэтому здесь вполне можно ожидать появления монополий. Проблема в том, чтобы все участники рынка имели одинаковые стартовые возможности - мы должны добиться именно этого. Я не имею ничего против закона Шермана, но все отрасли экономики отличаются друг от друга, а значит, нужны новые антимонопольные законы.

Во-вторых, цель компаний, подвизающихся на традиционном рынке обычных товаров широкого потребления, - удержать приемлемую для покупателя цену. Но в секторе высоких технологий цены продолжают падать; при этом правомерно было бы задать вопрос, не наступит ли конец рационализации как таковой. Вы скажете: "Какая разница? Пусть нам пришлось 10 лет ждать появления Windows, но все это время мы бились над DOS". Но если вспомнить, что на рынке высоких технологий представлены также компании из Европы и Японии, то становится ясно, что этот вопрос очень важен, и неудивительно, что правительство уделяет рационализации производства и честной конкуренции так много внимания.


Профессор Фишер о конкуренции и монополиях

Министерство юстиции США включило в число обвинительных документов по антимонопольному делу Microsoft заявление профессора экономики Массачусетсского технологического института Франклина Фишера. В 70-е годы в ходе антимонопольного процесса против корпорации IBM Фишер выступал в роли главного свидетеля по экономическим вопросам со стороны ответчика.

Многие сравнивают сегодняшние события с делом против IBM, столь нашумевшим в 70-е годы. Вы были главным свидетелем по экономическим вопросам со стороны IBM. В чем, по-вашему, сходство и различие между этими двумя процессами?

Очевидно, что и в том и в другом случае в качестве ответчиков выступают производители современных компьютерных технологий. Основное различие в том, что сегодня представители антимонопольного ведомства имеют достаточно глубокие знания в области экономики конкурентной борьбы и монополий. Ранее они недостаточно вникали в эти проблемы.

В чем суть произошедших изменений?

За тридцать лет пришли новые люди; вообще говоря, с развитием экономики острее встал вопрос о необходимости выработки антимонопольных моделей. Кроме того, я считаю, что IBM действительно не была монополистом, и что в каждом конкретном случае либо качество продукции, выпускаемой корпорацией, оказывалось выше, либо цены - ниже. Чиновники не понимали, что как раз и имеют дело с механизмом конкурентной борьбы.

Не могли бы вы привести пример того, как правительство в ходе процесса против IBM "придиралось" к более качественным продуктам?

Диски, которые в то время были размером с большую шкатулку, считывались в огромных ящиках, носивших название контроллеров. В начале 70-х с появлением более развитых технологий IBM и другие компании смогли отказаться от контроллеров и перейти на дисководы, которые вставлялись в соответствующий слот в системном блоке; таким образом удалось значительно повысить скорость работы последнего. У пользователей по-прежнему оставалась возможность приобретать контроллеры и подсоединять их к ЦП, но этот вариант был более дорогостоящим и реализовывался медленнее. Правительство же утверждало, что IBM выпустила устройство с единственной целью - вывести из игры производителей периферийного оборудования.

Как вы считаете, уместна ли аналогия между IBM, встраивающей дисковод, и Microsoft, встраивающей браузер?

Едва ли. Степень технической необходимости этих шагов различна. Тот факт, что идея полной сочетаемости браузера с ОС может быть прекрасна сама по себе, вовсе не означает, что она должна быть реализована, если при этом на людей, предпочитающих иметь дело с другими разработками, будет наложено множество ограничений.

Удовлетворяют ли акты Шермана и Клэйтона сегодняшним требованиям обеспечения условий для свободной конкуренции на рынке ПО?

Тут не мешало бы вникнуть в экономику конкурентной борьбы. В акте Шермана весьма и весьма расплывчато упоминается о попытках создания монополии или о шагах по ограничению торговли. Председатель Верховного суда заметил однажды, что акт Шермана в некотором смысле можно уподобить Конституции. Да, я абсолютно уверен, что акт Шермана при условии его правильной интерпретации учитывает ситуации, подобные сложившейся. Если речь идет о новых технологиях, это вовсе не значит, что производители имеют право искусственно сдерживать конкуренцию методами, ничего общего с новыми технологиями не имеющими.

Как процесс, возбужденный Министерством юстиции и генпрокурором США против Microsoft, скажется на индустрии новейших технологий?

Вопрос в том, будет ли Microsoft контролировать рынок операционных систем нового поколения. Полагаю, что если бы не суд, она смогла бы этого добиться. Конечно, на Microsoft никто не собирается ставить крест, однако теперь компании предстоит вести честную борьбу.


Откуда берутся монополии?

На фоне многочисленных правозащитных акций за немедленное прекращение антимонопольного процесса против Microsoft трое известных экономистов выступили с заявлением, что восстановить свободную конкуренцию на рынке ПО возможно лишь при условии вмешательства закона.

Обвинение воспользовалось теоретическими наработками Брайана Артура из Института Санта-Фе, Франклина Фишера из Массачусетсского технологического института и Дэвида Сибли, представляющего Техасский университет. Заявления Фишера и Сибли Министерство юстиции "подшило" к делу, а Артур консультирует помощника генерального прокурора США Джоэла Клейна.

Экономисты выделяют три фактора, оперируя которыми можно судить о монопольном положении Microsoft на рынке ПО. Во-первых, налицо сокращение стоимости: если выпуск первой копии программы обходится в миллионы, то стоимость производства последующих копий весьма незначительна. Во-вторых, имеет место своеобразная цепная реакция: ценность системного ПО растет с увеличением числа пользователей и независимых разработчиков приложений. И, наконец, так называемый инерционный эффект: стоимость перехода на другую систему (то есть установки, обучения, обеспечения совместимости приложений) заставляет пользователей мириться с уже имеющейся.

Перечисленные факторы препятствуют появлению новых разработок, чем и объясняется безраздельное главенство Microsoft на рынке операционных систем. Ничего плохого в этом нет. "Превосходство над конкурентами - единственная награда, которую рынок жалует своим героям", - говорится в заявлении Сибли.

Вместе с тем установка стандартных программ и определенные контрактные условия, навязываемые Microsoft производителям ПК и провайдерам, создают препятствия развитию конкуренции.

Экономисты задаются вопросом, зачем Microsoft понадобилось налагать ограничения на распространение производителями ПК браузеров других компаний: ясно, что если бы ее предложение было на несколько порядков лучше других, или интеграция браузера с ОС давала дополнительные преимущества, подобные меры не имели бы смысла. Ответ, с их точки зрения, кроется в желании Microsoft защитить свое монопольное положение.

"Насколько я понимаю, правительство ставит задачу обеспечения одновременно для нескольких компаний приемлемых условий конкуренции, и это вполне обоснованно", - утверждает Артур.


Два в одном - вчера, сегодня, завтра.

У корпорации Microsoft богатый опыт поставки разнообразных программ в связке с операционными системами и другими своими продуктами.

Вчера

DOS 5.0

Производители утилит, такие как компания Central Point Software, которая продавала инструментарий для обслуживания персональных компьютеров, оказались в тяжелом положении после того, как почти все соответствующие возможности появились в DOS 5. Вскоре после этого Central Point была продана Symantec.

DOS 5.0/Windows 95

Quarterdeck и Oualitas предлагали семейства продуктов управления памятью, которые позволяли освобождать неиспользующиеся фрагменты. После того как Microsoft включила некоторые подобные возможности в свои продукты, компании были вынуждены переключиться на другие виды деятельности.

Windows 95; технология DOS Extender

Phar Lap Software и Rational Systems выпускали ПО, которое позволяло эффективнее использовать память в компьютеры с процессорами 286 - 486. Когда эти возможности появились в Windows 95, компании Phar Lap и подобным ей пришлось срочно искать новую сферу приложения сил.

ПО уплотнения диска для DOS 6.0

В феврале 1994 года компания Stac Electron выиграла дело против Microsoft по поводу нарушения последней патента на ПО уплотнения дисков. Корпорации пришлось изъять соответствующие продукты из пакета и изменить утилиту DoubleSpace, а также заплатить Stac Electron штраф в размере 120 млн. долл.

Windows 95/IE

Разработчики технологии TCP/IP, такие как NetManage и FTP Software, поначалу испытывавшие серьезные затруднения, нашли, однако, в себе силы расширить семейства своих продуктов.

Сегодня

Windows NT 4.0

Web-сервер, входящий в состав этой ОС, становится таким образом прямым конкурентом продуктов Netscape Communications.

Windows 98

Сейчас в эту операционную систему входит Internet Explorer - следовательно, отпадает необходимость в независимом браузере.

Завтра

NT 5.0

В эту ОС должна войти служба Active Directory, конкурирующая с продуктами Novell и других компаний, а также набор инструментов системного администрирования, благодаря которым соответствующие продукты многочисленных независимых производителей станут не нужны.

SQL Server7.0/сервер оперативной аналитической обработки

Конкуренты, в частности корпорация Oracle, работают над аналогом объединенной системы OLAP/реляционная СУБД.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями