Коллектив аналитиков, который она возглавляет, пользуется в индустрии информационных технологий большим авторитетом. Патрисия побывала у нас в России впервые совсем недавно - она была приглашена на семинар компании Bull, который проходил в Санкт-Петербурге. Случаем воспользовался наш научный редактор Игорь Левшин, который выяснил, что Патрисия живо интересуется Россией и российскими компьютерными компаниями, в частности следит за "приключениями" ставшей хорошо известной на западном рынке "Элвис+". Семинар настраивал на философский лад: европейская компания, среди основных акционеров которой американские и японские акционеры, происходит действие в стране, интерес к которой значительно больше ее вклада в мировой компьютерный рынок... Поэтому разговор так или иначе возвращался к вопросу: существуют ли модели компьютерного бизнеса, привязанные к истории и географии, - европейская, американская, дальневосточная? Или некий усредненный закон мировой экономики обязателен для всех?

Расскажите, пожалуйста, о Patricia Seybold Group.

Я начинала в компании Seybold Publication. Это была компания моего отца - он был одним из пионеров электронного издательского бизнеса. Все дети в нашей семье (два моих брата и я) начинали свою карьеру в этой компании, но постепенно у каждого появилось свое направление. Старший брат, Джонатан, остался верен электронному издательству, средний, Эндрю, занялся мобильными коммуникациями, а я сначала увлеклась офисными системами. Позже мои интересы сдвинулись в сторону сетей, распределенных объектов и Internet.

Позже мы выделились в компанию Patricia Seybold Group, которая базируется в Бостоне. У нас 25 сотрудников. Наши клиенты - большие компании, мы консультируем людей, определяющих стратегию и архитектуру информатизации предприятия: что взять за основу - Unix или NT, стоит ли использовать Java-технологии, какие инструменты предпочесть, какую Internet-стратегию выбрать. Это - первая половина нашего бизнеса. Другая половина - исследования, которые мы публикуем в Internet и в печати.

В том числе статистические доклады?

Нет, статистикой мы не занимаемся. Это - бизнес Gartner Group и других, мы цифр не даем. Мы исследуем программное обеспечение, опробуем его, тестируем и даем свое заключение. Корпорация Oracle приходит к нам с каждой новой версией СУБД. Мы анализируем и версии Windows NT.

Вы пробуете все "собственными руками"?

Да. Но кроме того, много беседуем с пользователями или тестерами, собираем их мнения.

Вы работаете в основном в Соединенных Штатах?

Примерно половина наших клиентов не из США. Офис в Бостоне, но у нас есть несколько дистрибьюторов, и мы, конечно, используем в нашем бизнесе Internet.

Есть ли разница между развитием компьютерного рынка в Америке и в Европе?

Сейчас самое большое различие - во внедрении технологий Internet/intranet. В Америке темп их распространения выше. За последние года два американские компании ввели у себя intranet. Этот процесс более-менее завершен. Обычно он сопровождался заменой всех внутренних сетей с частными протоколами типа SNA или, скажем, DecNet на TCP/IP. Внутренние Web-узлы росли как грибы. Теперь происходит распространение Web-узлов третьего и четвертого поколений - с приложениями обработки транзакций, персонализированные Web-службы, создаются группы общения. Этот процесс идет в США уже год-два. В Европе люди сейчас начали использовать Internet/intranet, у компаний есть свои Web-узлы, но они в массе своей еще не сделали необходимого шага к Web-системам следующих поколений.

Еще одна особенность: у меня создалось впечатление, что американцы быстрее восприняли и NT, и Java. Это немного странно, потому что данные технологии конкурируют, Microsoft воюет с Sun. Но огромные вложения сделаны различными компаниями в Windows NT, и великое множество компаний вложили средства в технологии Java.

Мы говорили об Америке и Европе. Наверное, есть и еще какие-то стили ведения бизнеса, скажем, азиатский?

Осенью я была в Азии и пришла к выводу, что азиаты - корейцы, малазийцы, гонконгцы, сингапурцы, равно как и жители Австралии, очень далеко продвинулись в области информационных технологий. Например, все азиатские банки, с которыми я имела дело, использовали Internet. По объемам инвестирования в ИТ эти страны значительно опережают европейские: темпы роста там намного выше (впрочем, я была там до азиатского кризиса). На мой взгляд, европейцам надо вкладывать в информационные технологии куда больше средств.

Японские компьютерные компании скупают европейские. Как вы к этому относитесь?

Это глобальная экономика, у нее свои законы. Но я вижу, что в последнее время многие европейские и американские фирмы скупают большие отделения японских компаний, например американская корпорация NCR скупила все свои японские отделения, когда их акции упали в цене из-за кризиса. Так что это взаимный процесс.

Есть ли какая-то специализация европейских компаний? Ведь Bull, Siemens Nixdorf, SGS Thomson непохожи на американские компании.

Им приходится быть другими. Им надо конкурировать с IBM, HP, им надо искать свою нишу, чтобы, с одной стороны, дать то, что нужно именно Европе, но с другой - не потерять путь на мировой рынок. Думаю, что европейские компании проделали важнейшую работу, выделив то, в чем их главная сила. Например, безопасность, смарт-карты, управление сетями и системами. Они могут сфокусироваться на этом, заинтересовав новые компании и сохранив старых клиентов. Это хорошая стратегия.

Так что у них есть шанс выжить?

Вы же видите - Bull выжила. Компании уже двадцать лет. Она прошла через многочисленные преобразования и сложности - и выжила. Изменение корпоративных традиций - процесс очень сложный и болезненный. DEC так и не смогла выбраться из трудностей. Я совсем не удивилась, когда Compaq объявила о приобретении DEC. Последние года два, каждый раз открывая дверь офиса DEC, я видела, как много там было людей, они не понимали, что происходит, что они делают, они были смущены постоянными стратегическими поворотами компании. Замешательство я порой наблюдала и в Bull, особенно когда она трансформировались из компании, специализирующейся на мэйнфреймах, в компанию, сделавшую ставку на распределенные вычисления. Она преодолела кризис, одна из причин этого - в исполнительном руководстве компании. Там всегда были люди, прекрасно понимающие технологию. Возьмите Алена Кудэра, главного вице-президента по операциям. Он - один из лучших в мире архитекторов систем, специалист по распределенным объектам. Руководству Bull удалось сохранить ядро технических специалистов. В DEC же возобладало влияние менеджеров.

В последние годы многие европейские производители компьютеров старшего класса уже несколько лет в той или иной степени переориентируются на рынок услуг и системной интеграции - Unisys, ICL, Bull, DEC? Это перспективный путь?

Это очень трудный переход, и Bull этих трудностей тоже не минует. Управление компанией, которая производит оборудование, в корне отличается от управления компанией, поставляющей сервисы. Bull учится делать успешно и то и другое.

То есть такой переходе сопряжен с определенным риском?

Вопрос об успешности в интеграционном бизнесе и в услугах - открытый вопрос. Думаю, можно ждать успехов в управлении сетями, в области безопасности и смарт-картах. Unisys, Bull и DEC, как и многие другие, следуют одной и той же стратегии, суть которой в постепенной замене частных технологий на решения на базе Windows NT. Microsoft продолжает разрабатывать новые версии своей операционной системы, но компании не ждут, пока она будет доведена до должного уровня. Они делают системы, предлагают кластеры, массивно-параллельные системы, добавляют средства отказоустойчивости, масштабируемости, которых пока нет в этой ОС. Пройдет несколько лет, пока NT сможет по этим параметрам дойти до нынешнего уровня Unix. Но то, что это состоится, очевидно.

Давайте немного помечтаем. Что вы думаете об интеллектуальных сетях, интеллектуальных агентах? Это новая волна искусственного интеллекта? Реально ли это?

Я думаю, все это реально. Будет, конечно, много шумихи, как во времена увлечения искусственным интеллектом, интеллектуальные агенты будут работать и действительно появится много полезного. Но, на мой взгляд, здесь необходима одна промежуточная стадия: для нормальной работы агентов нужны метаданные. И вот тут очень пригодится XML - следующее поколение HTML. Говорят, что Java ворвался на рынок стремительно, это так и есть. Но темпы распространения XML в сотню раз выше. Люди во всех странах пишут стандарты метаданных XML для химической промышленности, для медицины, для нефтегазовой отрасли - для чего угодно. Через два-три года огромное число компаний и ассоциаций будут держать свои метаданные в XML. И тогда можно будет давать уже гораздо более интеллектуальные запросы. Поиск станет намного эффективней. Человек сможет попросить компьютер: "найди мне память, да чтобы по разумной цене, чтобы годилась к моей модели Dell и чтобы получить ее побыстрей". Все это можно учесть в тегах XML.

Каким будет компьютерный мир в следующем тысячелетии?

Кругом - сети и сетевые вычисления. Кругом Java. Уже сейчас есть очень масштабные, многофункциональные, высоко критичные приложения, написанные на Java, которые реально работают в больших компаниях. Продолжится процесс размывания границ. Появится очень много маленьких предприятий и компаний, состоящих из одного сотрудника.

Маленькие компании? Пока скорее идет процесс повсеместной консолидации капитала.

Консолидация действительно происходит. Если мы возьмем большие банки, поглощающие друг друга, то это в наше время обычно связано с необходимостью предоставлять наиболее широкие возможности клиентам. Но странно думать, что единственный способ сделать это - становиться все больше и больше. Можно достичь той же цели бесшовной интеграцией с партнерами. Многие сегодняшние приложения состоят из компонентов. Скажем, вы собираетесь в деловую поездку с намерением делать какие-то закупки. Вы входите в Internet и начинаете действовать. Вам надо поменять доллары на рубли. Щелкаете мышью и запускаете приложение, производства такой-то фирмы, которое это делает. Если необходимо зарезервировать номера в отеле и заказать ужин в ресторане - это уже другое приложение. Чтобы выбрать по карте ресторан поближе к гостинице, вы запускаете географическое приложение, которое делает еще какая-то фирма. ПО будет состоять из множества маленьких компонентов, которые написаны разными людьми и стыкуются абсолютно бесшовно на радость пользователю. Я не понимаю, зачем обязательно объединяться, чтобы получить такую функциональность.

Думаю, все эти изменения на руку России, потому что умным людям, которых у вас много, легче будет получить необходимую информацию и пробиться на мировой рынок. Я не вижу причин, почему России не влиться в мировую экономику. Internet тут будет играть положительную роль.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями