Комментарий к статье Дмитрия Гапотченко

Наш еженедельник не так часто отводит почти две полосы материалам, не имеющим отношения ни к компьютерным технологиям, ни, по большому счету, к компьютерному бизнесу. На сей раз сделать это нас вынудила необычайно резкая реакция агентства "Дейтор" на статью Дмитрия Гапотченко "Империя страсти компьютерного бизнеса", опубликованную в еженедельнике 10 марта. Глава агентства, Александр Прокин, прислал главному редактору Computerworld Россия Павлу Христову письмо, в котором выразил надежду, что для наших читателей "было бы очень полезно опубликовать прилагаемую заметку", в которой он изложил свой взгляд на вышеупомянутую статью и личность ее автора. Хотя редакция и не уверена, что приведенная ниже переписка окажется "очень полезной" для читателей, мы не смогли оставить без внимания это пожелание, а потому полностью приводим статью Прокина и наши комментарии к ней. По крайней мере, читатели смогут, хотя бы поверхностно, ознакомиться с некоторыми новыми для них сторонами компьютерного бизнеса.


Статья Дмитрия Гапотченко имеет такое невообразимое количество фактических ошибок, что на нее невозможно не отреагировать, иначе у читателей может создаться уж совсем искаженное представление о действительности.

Мне кажется, что это дает хороший повод поговорить и о состоянии компьютерной журналистики сегодня.

Рынок сервиса. В соответствии с маркетинговым исследованием российского рынка сервиса, проведенным агентством "Дейтор" летом 1997 года, сервисная компания CPS (не путать с одноименным софтверным дистрибутором) является крупнейшим специализированным сервисным центром, превзошедшим по объему выполняемых заказов сервисные подразделения таких компаний, как "Партия-Сервис", R-Style и др. Впрочем, упоминание последних компаний просто дань уважения пристрастиям г-на Гапотченко, поскольку "Партия-Сервис" по объему заказов (в сфере ремонта компьютерного оборудования, в сфере ремонта всего спектра техники ситуация иная) занимает на рынке лишь 5-е место, а основными конкурентами компании CPS (среди специализированных компаний, для которых это основной вид бизнеса) здесь являются компании Сэрсо, Бастон, Электрон-сервис и т.д. (В рейтинге Top100 объем выполненных заказов был лишь одним из множества критериев оценки фирм, поэтому расстановка компаний по итогам рейтинга иная).

Много ли читатели ComputerWorld знают об этих сервисных компаниях? Да почти ничего. Почему? Причин думается две: с одной стороны, нежелание этих компаний заниматься своим PR (public relations), вторая - леность той части журналистов, представление о мире которых складывается лишь на основе посещения презентаций.

Поговорим о PR. Принципиальная позиция компании CPS - не заниматься своим PR-ом. Позиция есть позиция - надо оставить право за компанией проводить такую маркетинговую политику, какую она считает для себя лучшей. Если это действительно не помогает ей сегодня зарабатывать деньги, то зачем? Впрочем, это тема отдельного исследования, возможно разговор об этом пойдет на дискуссии "Состояние рынка сервиса", которая скоро состоится на конференции "Компьютерный бизнес России".

Цель настоящей статьи не оценить: нужен PR той или иной компании или не нужен и не восполнять пробелы в ее работе. Дело исследователей - выявлять реальную расстановку сил на рынке. Дело журналистов - описывать состояние рынка, давать читателям информацию о нем, черпая ее из всех возможных источников. То, что сервисной компании CPS нет в справочниках "Кто есть кто" и "Моя компьютерная Москва", проблема их составителей и Дмитрия Гапотченко, который пользуется этими справочниками, а вовсе не компании CPS, которая научилась хорошо работать без информации о себе в этих изданиях и стала крупнейшим независимым сервисным центром и сервисным центром #1 фирмы Compaq в России (по состоянию на лето 1997 г.).

То, что этого не знает г-н Гапотченко, его проблема, а не "Дейтора" и не этих фирм. Это он не обратился за информацией ко всем возможным источникам, прежде чем судить о рынке сервиса и смешить читателей.

О рейтинге "Top100". Метод проведения исследования, положенный "Дейтором" в основу рейтингования фирм в 1997/98 годах по 12 номинациям (тем самым, итоги по которым в результирующих материалах рейтинга отмечены баллами) основывался не на опросе и не на взаимооценке компаний, а на процедуре аналитического рейтингования. Суть этого метода сводится к тому, что эксперты, привлеченные "Дейтором" из числа наиболее заметных фигур на данном конкретном рынке (сервис, интеграция, дистрибуция и пр.) определяют систему показателей (критериев). Эксперты, кроме того, ранжируют критерии по их значимости.

Затем основные участники рынка (20-25 компаний по каждой номинации) предоставляют данные о себе по предложенному списку вопросов, которые, в случае заметного расхождения с данными, содержащимися в отчетах "Дейтора", подвергаются дополнительной документальной проверке. Полученные таким образом данные обрабатываются по алгоритму ранжирования, автором которого является Павел Горский (исполнительный директор Центра Автоматизированных систем экспертного оценивания). (Замечу, что именно так, на основе фактических данных и рейтинговались сервисные компании, а не на основе "голосования", что утверждает автор статьи).

Результат нетривиальных математических процедур над полученными данными, суть которых защищена научными трудами Павла Горского и неоднократно докладывалась на научных семинарах (например, семинар "Экспертные оценки и анализ данных", ИПУ РАН) вычисляется в виде некоторых условных баллов, имеющих единственный физический смысл - это итоговый рейтинг в соответствии с используемой математической процедурой.

Почему аналитических номинаций в рейтинге было 12, а по остальным номинациям итоги подводились по прежней методике - методом взаимооценки (соответственно, результат - в процентах поданных голосов)? Причин две: дороговизна процедуры аналитического рейтингования и отсутствие задела в исследованиях по таким секторам рынка, как рынок компьютерной прессы, региональные компании, иностранные компании (в целом, а не по отдельным их типам) и т.д.

* * *

Можно и дальше по пунктам анализировать статью г-на Гапотченко, но, думается это утомит читателей - уровень профессионализма этого журналиста, думается, уже ясен.

О существующих версиях событий. Два года назад на конференции "Компьютерный бизнес России" президент компании LVS Леонид Богуславский заметил (и это цитировала пресса): "Есть версия событий для журналистов, и есть - для коллег. Здесь не соврешь". К сожалению, значительная часть журналистов так и не поднимается над первой версией, а с удовольствием довольствуется версией событий, почерпнутых из пресс-релизов, не утруждая себя проверкой полученной таким путем информации. Более того, воинственно относится ко всему, что не укладывается в "стройную картину мира", складывающуюся из воздействия менеджеров по PR нескольких десятков наиболее агрессивных (в положительном смысле, в плане активной маркетинговой политики) компаний. Реальная картина мира - сложнее и эта сложность вызывает раздражение у некоторых журналистов, потому, что заставляет постоянно работать, анализировать и напрягаться. Переписывать пресс-релизы и довольствоваться выдумками исписавшихся коллег - гораздо проще.

К сожалению, Дмитрий Гапотченко не единственный, кто пошел по этому пути. Пример тому - творения нескольких журналистов, рейтинг которых в профессиональной среде начал падать. Привыкшие размашисто оценивать чужой труд, они сами, будучи оцененными своей целевой аудиторией, не выдержали испытания ситуацией "схода с пьедестала" и разразились Web-публикациями, не достойными даже критики. Значит, это явление, которое можно и нужно обсуждать в профессиональной среде, к чему я и призываю ComputerWorld.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями