Карьера инженера

Григорий Милов

Предпринимательство в Соединенных Штатах в последнее время приобрело весьма специфичный оттенок. Проблемы дистрибуции, налаживания инфраструктуры продаж в основном решены достаточно давно. Вновь созданная фирма вынуждена конкурировать в сфере дистрибуции с Ingram Micro или TechData, розничной торговли - с CompUSA, телекоммуникаций - с BellAtlantic, WorldCom, AT&T. Для этого, казалось бы, нужны как минимум адекватные финансовые ресурсы, которые молодым компаниям неоткуда взять.

Тем не менее каждый год на свет появляются десятки тысяч фирм. Для того чтобы понять, как они умудряются "жить и работать", я встретился с одим из представителей новой волны молодых бизнесменов - президентом, основателем и владельцем 100% акций компании Optikos Стивеном Фантоном. По всем параметрам это типичная технологическая фирма. Она занимается разработкой широкого спектра продуктов для оптической индустрии, от мультиплексоров для оптоволоконной связи до программного обеспечения, используемого в производстве оптических инструментов.

Поскольку частные предприятия не обязаны обнародовать свои финансовые показатели, то об истинном размере фирмы судить достаточно сложно. По словам самого Фантона, годовой оборот Optikos в 1997 году составил немногим менее 10 млн. долл. Так как ее основной продукт - интеллектуальная собственность (в тех или иных видах), то и структура затрат существенно отличается от, например, торговой фирмы. И при таком обороте она вполне жизнеспособна.

При каких обстоятельствах тебе пришла в голову идея начать собственное дело?

В конце 70-х годов, когда я работал инженером в компании Polaroid, один из моих старых знакомых сказал, что он стареет, ему сложно руководить людьми и предложил поработать в его компании, а в будущем - принять управление ею. Я обратился к своему непосредственному начальнику с просьбой предоставить возможность оставить на год Polaroid с правом возврата в случае неудачи. Руководство компании пошло мне навстречу. К несчастью, практика показала что фирма, в которую я перешел работать, оказалось неуправляемой. Там работало 18 человек, и ее президент пытался персонально руководить каждым из них. Так что, когда я вернулся в Polaroid через год, у меня за плечами был громадный опыт того, как не надо руководить предприятием.

Через два года я получил сказочное предложение - на новом месте обещали 50-процентное увеличение зарплаты и оплаченный автомобиль. Тем не менее что-то подсказывало, что новая работа - это не то, что мне надо. Polaroid, с другой стороны, очевидно, был не в состоянии предложить мне аналогичную по уровню благосостояния должность. Решение дилеммы оказалось естественным: я решил покинуть Polaroid и начал собственное дело. Практически сразу я нашел двух клиентов, работа с которыми решила финансовые вопросы. Более того, каждый день у меня оставалось несколько часов свободного времени, чтобы думать о развитии бизнеса.

Очевидно, далеко не каждый сотрудник Polaroid может добиться подобной известности, при которой такое изменение жизненного статуса, как консультационная практика, быстрый поиск клиентов, становятся возможны. Как тебе это удалось?

У меня была хорошая школа. Я прошел через последний бастион средневековья в Америке - систему университетского образования. Я закончил MIT, и у меня есть степень кандидата наук (Рочестерский университет). Мой научный руководитель в Рочестерском университете был одним из сопредседателей Американского оптического общества, и он сделал меня одним из его членов. Моей основной задачей тогда, естественно, была настройка проектора во время заседаний общества. Однако через три года в результате выполнения столь почетной обязанности я лично познакомился практически с каждым более или менее заметным инженером-оптиком в Соединенных Штатах. Эти знакомства в дальнейшем очень мне помогли.

У тебя была возможность быстрого роста в рамках Polaroid (или другой сопоставимой компании). Если отвлечься от финансовых вопросов, в чем ты видишь разницу между положением высокопоставленного сотрудника глобальной компании и владельца небольшого собственного дела?

Корпоративный мир далеко не совершенен. В теории талантливый инженер, регулярно генерирующий новые идеи, должен считаться одним из самых ценных сотрудников компании (особенно работающей в области высоких технологий). На практике, однако, рост общественного положения практически всегда связан с управлением людьми. Чем больше людей в твоем подчинении, тем более высоким статусом ты обладаешь. Проблема в том, что продуктивная работа инженера несовместима с управлением большим количеством сотрудников. Мое нынешнее положение - владельца относительно маленькой динамичной компании (25 человек) - позволяет находить время для работы над техническими вопросами. Достижение подобного социального статуса внутри большой международной компании означает управление парой сотен сотрудников и несовместимо с творческой деятельностью.

Чем занимается твоя компания?

Основное поле деятельности Optikos - разработка и дизайн новых продуктов для оптической индустрии. В очень редких случаях мы занимаемся производством или продажами - обычно права на производство, дистрибуцию и продажу продукции передаются какой-нибудь специализированной фирме. Практически весь оборот нашей компании - отчисления за передачу прав. В силу этого одна из важнейших задач компании - эффективная защита нашей интеллектуальной собственности: мы не можем себе позволить судебный процесс, который продлится 20 лет и обойдется сторонам в 50 млн. долл. Поэтому каждый раз при заключении контракта мы стараемся не допускать никаких двусмысленностей в условиях. Личный опыт показал, что судебный процесс отнимает гигантское количество времени и энергии. И прежде всего у руководителей фирмы. Для инженерной компании творческий процесс зачастую останавливается, и потерянное время практически никогда не удается компенсировать суммой, выигранной в зале суда.

Разработка новых продуктов требует не только чисто технических, но и маркетинговых исследований. Как найти правильный баланс между ними?

Большинство дорогостоящих провалов в истории технологических компаний связано с недооценкой значения маркетинга в классическом понимании этого слова, то есть недостаточного внимания к изучению спроса на продукт. В 99% случаев новый продукт не достигает успеха в силу недостаточности или отсутствия спроса. Поэтому каждый инженер, прежде чем приниматься за создание какого-либо технологического решения, должен задаться вопросами типа: кто потенциально заинтересован в данном решении, какой продукт данное решение может заменить, почему он лучше, чем уже существующие, какова стоимость производства. На них непросто ответить. Во многих "чисто технологических" компаниях подобными проблемами никто не задается. Впрочем, даже признанные лидеры в своих областях способны допускать необъяснимые ошибки. Хороший пример тому - одноразовые фотокамеры. В Kodak занимались их разработкой достаточно долго, но в последний момент, на решающей стадии разработки, решили до производства дело не доводить. Только после того как Fuji выпустила аналогичный продукт (японская компания не знала, что делать с огромным запасом залежавшейся фотопленки и не смогла придумать лучшего решения проблемы), стала очевидна позитивная реакция рынка на нововведение. А ведь все технологические решения, необходимые для создания одноразовой фотокамеры, существовали и 30 лет назад.


Сертификат - свидетельство профессионализма

Джил Витиелло
Computerworld, США

В классическом вестерне "Горящие седла" с участием Мэла Брукса группу бандитов перед очередной стычкой спросили, имеются ли у них знаки отличия.

"Знаки? - изумился вооруженный до зубов главарь банды. - Нам не нужны ваши вонючие знаки!"

Такую же позицию занимают и некоторые специалисты в области информационных технологий. Профессионалы, обладающие глубокими знаниями, с презрением относятся к сертификатам, подтверждающим высокую квалификацию. Платить деньги за них - удел специалистов с небогатым опытом. Зачем профессионалам, загруженным работой до предела, беспокоиться о получении какого-то сертификата?

Причины тому, безусловно, - слава и признание. Некоторые сертификаты служат единственным надежным пропуском в сферу информационных технологий. Кроме того, по сообщениям кадровых агентств, зарплата сертифицированных специалистов выше в среднем на 10 000 долл. Таким образом, сертификат - достаточно выгодное вложение денег и заслуживает самого серьезного отношения.

Что подвластно сертификату

В настоящее время самым популярным титулом среди специалистов в области информационных технологий является сертификат системного инженера Microsoft (The Microsoft Certified Systems Engineer, MCSE). Все люди, связанные с компьютерной индустрией (представители кадровых агентств, специалисты по обучению и работодатели), согласны с тем, что сертификат MCSE по своей значимости находится сегодня на первом месте.

MCSE могут получить профессионалы, отлично знающие сетевые технологии и желающие подтвердить свою высокую квалификацию в решении задач планирования, реализации, технической поддержки и сопровождения различных систем, базирующихся на платформе Microsoft Windows NT и BackOffice.

"Звание MCSE служит сегодня универсальной рекомендацией практически для любой организации, - говорит президент компании Learning Tree International Алан Сэлисбери. - Ту же функцию три года назад выполнял и сертификат CNE (Certified Novell Engineer). Чтобы удовлетворить потребность в специалистах MCSE, наша компания вынуждена была организовать недельные курсы в Вашингтоне и других городах.

Успех программы сертификации Novell послужил примером и для других производителей, тоже решивших отметить подобным образом своих специалистов. Сегодня сертификаты можно получить за знание практически чего угодно, начиная от маршрутизаторов корпорации Cisco Systems и заканчивая программированием на Java. Но даже и с учетом нынешнего изобилия выше всего ценятся специалисты MCSE".

"NT - это Эль Ниньо локальных сетей, - заметил в разговоре о складывающихся тенденциях президент компьютерного кадрового агентства Richard Wonder and Associates Рич Уандер. - Windows NT удалось затмить NetWare, поэтому и сертификаты CNE находятся сегодня в тени MCSE.

Всего полгода назад сертификат MCSE казался экзотикой, а сегодня он уже становится обязательным условием. Только в этом случае специалист будет по-настоящему высоко котироваться на американском рынке труда.

Даже если компания не нуждается в истинных знатоках Windows NT, сертификат MCSE все равно позволяет кандидату рассчитывать на прибавку в 10 000 долл. к стартовой зарплате, - подчеркнул сотрудник технического кадрового агентства The Livingston Consulting Group Джулиан Гонсалес. - Сертификат MCSE гарантирует работодателю высокую квалификацию работника".

Поощрение сертификации

Хотя звание MCSE явно претендует на "золото", имеются и два других, которые до сих пор столь же высоко ценятся в компьютерном мире. Это - титулы CNE компании Novell и Notes/Domino Certified Professional, выдаваемые корпорацией Lotus Development. Программы подготовки Novell и Lotus по объему изучаемого материала, срокам и стоимости примерно аналогичны программе подготовки MCSE.

Для обучения и получения сертификата кандидаты должны обратиться либо непосредственно в представительства компаний-производителей, либо в авторизованные центры третьих фирм. Программы подготовки сертифицированных специалистов предусматривают участие в конференциях, посещение курсов обучения и бесплатную подписку на технические журналы. Руководители авторизованных центров третьих фирм утверждают, что в их организации обучаемый сможет получить более объективные знания о слабых сторонах продуктов, на которых обычно не акцентируют внимание на курсах непосредственных производителей.

"Тем профессионалам, которые уже обладают достаточными знаниями, получение сертификата позволит повысить рейтинг на рынке труда", - отметил директор компании Source Services Пол Виллелла.

Часто руководители информационных служб предприятий оплачивают обучение и сдачу экзаменов одному или двум специалистам. Овладение необходимыми знаниями делает таких сотрудников бесспорными лидерами, в совершенстве владеющими технологиями Notes, TCP/IP или клиент-серверными финансовыми приложениями Oracle. Компания делает ставку именно на этих людей. Они становятся руководителями перспективных проектов и, делясь приобретенным опытом с коллегами, повышают общий уровень подготовки.

"Возглавляя направление баз данных, я одновременно являюсь начальником, наставником и консультантом по всем техническим вопросам. Обучение в авторизованном центре позволило мне быстро получить нужные навыки и затем успешно применять их в своей работе", - говорит руководитель группы обработки данных компании 3M Барбара Хорн. Она получила статус The Microsoft Certified Professional, а также сертификаты специалиста по продуктам Microsoft Windows NT Server, Workstation и администратора SQL Server.

Хотя Хорн и не отвечает за администрирование сервера, знание продуктов NT помогает ей четко ориентироваться в среде функционирования баз данных и своевременно устранять неполадки.

Хорн активно передает опыт коллегам по компании 3M. Она получила сертификат после самостоятельного изучения продуктов и сдачи экзамена экстерном. Таким образом, общие затраты 3M в данном случае составили 100 долл. за получение каждой порции учебных материалов и 100 долл. за сдачу каждого экзамена.

Корпоративные расходы на сертификацию специалистов оправдывают себя. Недавний опрос руководителей информационных служб предприятий, проведенный компанией International Data Corp., показал, что сертифицированные специалисты помогают значительно повысить производительность информационных систем и сократить время простоя сетей до минимума. Особенно это касается сложных программно-аппаратных конфигураций клиент-сервер.

Наличие сертификатов существенно повышает спрос на консультантов и экспертов, работающих по контракту. Тем самым подтверждается высокая квалификация исполнителей.

"Если специалист отмечает в резюме наличие сертификата, это смотрится очень выигрышно, - заметила президент Northeast Training Group Сюзан Голдберг. - Люди бережно хранят сертификаты вместе с дипломами о высшем образовании. Эти два документа в чем-то похожи. Хотя ваша квалификация в данном случае может и не повышаться, тем не менее официальная бумага служит свидетельством того, что вы соответствуете определенным стандартам, которые ценятся на рынке труда".

Устаревшие сертификаты

Что произойдет после того, как тот или иной продукт морально устареет? Этот вопрос весьма важен для тысяч обладателей сертификата CNE, чьи предприятия переходят на Windows NT. Их знания, конечно, очень пригодятся в процессе переноса данных, но что будет дальше?

Чтобы после выхода того или иного продукта из употребления профессионалы не теряли своих сертификатов, Институт по сертификации специалистов в области вычислительной техники (Institute for Certification of Computing Professionals) учредил звание Certified Computing Professional (CCP). Для его получения опытные кандидаты должны по своему выбору сдать несколько экзаменов, относящихся к 11 достаточно широким категориям (в том числе по методам обеспечения безопасности, программированию и проектированию систем). В этом году институт отметит 25-ю годовщину с момента выпуска первых специалистов, обладающих званием CCP.

Хотя представители института и утверждают, что титул CCP - лучший сертификат, кадровые агентства и информационные службы предприятий ценят его не слишком высоко. "Институт выдает свидетельства CCP c начала 70-х годов, но до сих пор этим сертификатам ни разу не удалось занять место в верхних строчках рейтингов", - говорит Голдберг.


Джил Витиелло - независимый писатель, проживающий в штате Нью-Джерси

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями