Photo, предпринимаемые в процессе функционирования небольших систем, могут быть реализованы относительно легко, даже если они не укладываются или противоречат изначальной концепции системы.

По мере увеличения масштаба систем все усложняется. После проектирования, разработки и введения крупной системы в действие практически невозможно внести в нее сколь-нибудь значимые изменения, если это не предусматривалось изначальной концепцией. Вернее возможно, только стоимость их реализации может быть соспоставима со стоимостью самой системы

Все вышесказанное можно отнести в том числе и к информационным системам. Если информационная система небольшая - при помощи "грубой силы" можно переделать ее как угодно. Она полностью управляема и находится под контролем. Если она большая - с трудом, но, затратив изрядное количество ресурсов, ее все равно можно дополнить или изменить. Если очень большая, то перед вами "унаследованная система", с которой ничего сделать нельзя и, создавая новые внешние системы, приходится под нее подстраиваться и тащить совместимость с ней очень долго.

С унаследованными системами борются давно и, мягко говоря, с переменным успехом. Причин тому много. Я не буду о них говорить, потому что они хорошо известны и не единожды описаны. Важно другое. Длительная борьба натолкнула специалистов на весьма важный вывод: новые системы надо строить так, чтобы через несколько лет они не оказывались унаследованными.

Сейчас эта проблема становится актуальной и у нас в России, так как все больше и больше компаний начинают планировать свою деятельность не на месяц вперед, а по крайней мере на год-два. Мелкие тактические задачи - как бы что-нибудь быстро-быстро и недорого склепать, да так, чтобы оно более-менее работало, - сменяются концепциями стратегического характера. Понятие инвестиций из абстрактного переходит в чисто практическое русло. Теперь нужно думать, во что инвестировать. Как быстро окупятся эти инвестиции? Окупятся ли они вообще или через несколько лет всю систему придется перестраивать заново? По мере развития рынка происходит укрупнение многих предприятий или их внедрение в смежные сегменты рынка. Соответственно увеличивается масштаб информационных систем и инвестиций, которые необходимы для их построения. И поставленные выше вопросы начинают звучать отнюдь не праздно.

При построении крупных информационных систем, помимо трудноразрешимых проблем проектирования, реализации и ввода в эксплуатацию, встает еще множество вопросов. Какие технологии, какие продукты применить при изготовлении системы, каких выбрать поставщиков и партнеров - вот только небольшой их перечень. Помимо того что эти вопросы требуют правильного ответа во время построения системы, не менее важно продумать ответы на них с расчетом на несколько лет вперед. Что будет с этой технологией? Какова долгосрочная политика фирмы в отношении конкретного продукта? Каким будет положение на рынке выбранных поставщиков и партнеров? И чем крупнее планируемая система, тем важнее найти правильные ответы именно на долгосрочные вопросы. Планирование тем самым из тактического превращается в стратегическое.

Как оно происходит в России? Кто этим занимается? Откуда люди берут исходную информацию для анализа и прогноза? Насколько эта информация верна и полна? Однозначно на все эти вопросы ответить трудно, потому что поставлены они очень широко. Можно только попытаться дать такие же общие ответы, которые на самом деле породят еще больше вопросов. Итак, по порядку.

Кто этим занимается? Здесь как будто все просто. В компаниях, которые могут себе позволить реализацию крупных систем, обычно существуют собственные аналитические отделы. Они и решают вопросы стратегического планирования деятельности всех систем предприятия, в том числе и информационных. Или должны решать. Однако выяснить достоверность прогнозов и рекомендаций аналитических отделов компаний можно только по прошествии нескольких лет, после того как наступит время, на которое был рассчитан прогноз. Поэтому сбор статистики о точности предсказаний и рекомендаций может дорого обойтись предприятию. Лучше учиться на чужих ошибках.

В средних же и малых компаниях стратегическое планирование именно информационных систем не формализуется в отдельную сущность и часто просто отсутствует, благо размеры таких систем это допускают. Иногда, правда, такой подход может привести к плачевным результатам, особенно если основная деятельность компании тесно связана с информационными технологиями.

Каковы источники первичной информации для анализа и прогноза? Источники эти, собственно, известны. Информация от производителей, книги, компьютерные издания, общение с коллегами, Internet и т. д. Хотя первичными здесь являются только сведения от производителей, сообщающих о своих продуктах и планах, и от коллег, уже имеющих опыт реализации подобных систем и отличное от производителей мнение об их продуктах (по крайне мере, о существующих) или планах. Все остальное - уже субъективные мнения, которым можно доверять или не доверять.

Насколько эта информация верна и полна? По-видимому, абсолютно полной и верной может быть только информация первичная, потому что в процессе ее обработки неизбежны искажения. Теоретически, это, наверное, правильно. Тем не менее совсем не значит, что вся первичная информация будет абсолютно полной и правильной, особенно из тех источников, которые я назвал выше. Как научиться выделять верную и находить пропущенную? Возможно ли это в принципе? Насколько критичным для вашей системы может оказаться недостоверность или неполнота используемой вами информации?

В общем, как и ожидалось, попытка даже краткого ответа на базовые вопросы стратегического планирования приводит лишь к возникновению лавины новых.

А планировать-то надо...


Андрей Волков - главный редактор журнала "Системы управления базами данных". С ним можно связаться по электронной почте: volkov@osp.ru.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями