Ну или, по крайней мере, надолго. Не тут-то было. Сегодня я, высунув язык, подобно охотничьему псу гоняюсь за чем-нибудь поновее, покруче... И не потому, что так хочу - не хочу я этого вовсе - а потому, что - заговор.

Заговор против меня и Вас, против наших детей и нашей страны. И не просто, а, в особенности, нашей. Миллиарды долларов, полученных за счет добычи нефти, газа и прочей руды, являющей собой ограниченные природные ресурсы страны - тратятся на создание систем, которым сроку - пара лет. Которые не экономят ничего и не создают. Пусть ГАС-"Выборы" экономит человеко-часы. Но это наши человеко-часы, произведенные и потребленные в стране. Это залог макроэкономической устойчивости общества - потреблять в основном то, что оно само производит. Ничто не возникает из ниоткуда. Ради замечательной системы, стоящей на страже нашей демократии, из страны вывезено нефти, газа, руды, леса... Или будет вывезено. А сама она через год-другой превратится в кучу хлама, который даже в детские дома будет стыдно передать. Это и есть заговор.

В начале девяностых, когда в России грянул Первый компьютерный бум, жизнь людей была - хуже некуда. За маслом и молоком стояли километровые очереди. При этом "московский стандарт" 286-х продавался вагонами. И где теперь эти машины? Только не надо говорить, что именно благодаря их скупым мозгам построен тот фундамент светлого будущего, на котором мы расположились сегодня. Не "благодаря", но "вопреки"... На деньги, потраченные тогда канувшими в лету НИИ и Управлениями, на эту вряд ли окупившую себя технику, можно было... Да многое можно было. Но не сделали. Заговор.

Потом 286-е стали заменять на 386-е, 386-е на 486-е. Вчера Pentium, сегодня Pentium-II и Pentium Pro, завтра... И выбрасывают 286-е не потому, что они не работоспособны. Очень даже работоспособны. Большинство задач, которые сегодня решают пентиумы, вполне по силам компьютерам с процессором 286. Тот же текстовый процессор, та же электронная таблица. Возможности, предусмотренные в этих двух величайших программных продуктах, если и используются, то не более чем парой процентов компьютерно-дееспособного населения. Остальным вполне хватает мощности компьютеров конца восьмидесятых. Но нет. Заговорщики против человечества требуют новых жертв. Если раньше для пристойной работы текстового процессора достаточно было 256 Кбайт, то сегодня счет идет на десятки мегабайт... Программное обеспечение, легко умещавшееся на одной дискете, теперь требует гигабитных дисков. Игрушки, конечно... Но в наших масштабах это неактуально. Индустрия растет как на дрожжах, успешно преобразуя природные ресурсы в горы никому не нужного хлама. Если практически все автомобили ездят до своего физического износа (а у нас в стране и далеко за...), то компьютеры оказываются на свалке задолго до. Новые программы не работают на старых машинах, а старые программы - на новых. Заговор.

Еще есть ПК-серверы. Не прошло и двадцати лет, как их функциональность стала сравнима с функциональностью миникомпьютеров. Серверы на основе персональных компьютеров. Более странной картины нельзя себе представить, особенно, когда в пользу систем на основе ПК отказываются от поддержки мэйнфреймов. По нашей стране ПК-лизация прокатилась паровым катком, не оставив ни единого шанса советским мэйнфреймам и миникомпьютерам. Измученный "достоинствами" ЕС ЭВМ, советский человек кинулся в объятия персоналок. Но не только комфорт прельщал советского человека. Техническое перевооружение - хороший мотив для расходования государственных денежек. Не без пользы для себя. Это флаг, которым так удобно размахивать, когда хочешь поделиться с родным государством. Или просто с нанимателем. "Весь парк компьютеров в нашем банке устарел - пора заменять на новые". Не без пользы для себя. Чем быстрее сменяются поколения компьютеров - тем чаще приходится заменять парк. Тем больше пользы для себя, любимого. А это - заговор. Продавца и покупателя. За наш с Вами счет.

Компьютеров в нашей стране не производится, сборка, пусть первоклассная, не в счет. Значит, за них приходится платить... Природными ресурсами, потому что больше нечем. Стоимость сырья мы не в состоянии приумножить своим трудом. На родине Великого Октября уже никто не помнит, что такое терминал. А все остальное человечество на них работает. Этих устройств - десятки миллионов. Может быть, их теперь заменят на Java-терминалы, или просто на Web-терминалы, а может быть, оставят как есть. Ведь функцию они свою выполняют, а что еще нужно для нормальной работы. Ну на кой, спрашивается, Вам говорящее диво на столе оператора банка? А для выборов, извиняюсь, и вовсе достаточно одного компьютера, связанного с определенным набором почти безмозглых устройств, которые вполне способна произвести отечественная промышленность, так что "компаки" и "деллы" здесь совсем ни при чем. Тем более, что через год их придется заменить. Не без пользы...

У нас слово компьютер стало синонимом слова ПК. Если за рубежом их так и называют - "писи" , а слово "компьютер" имеет более общий смысл, то у нас иного толкования практически нет. Компьютер - это "писюк". И наоборот. Там обсуждают новые веяния, предоставляя старым решениям спокойно делать свое дело. У нас старых нет. Мы их изжили. Мы всегда на переднем крае, на грани фола, на острие эксперимента. Мы живем в постоянной гонке за модными тенденциями... и подбираем все ошибки, через которые проходит человечество. В начале 90-х "за бугром" без особого успеха попробовали системы клиент-сервер и распределенные системы... В итоге мэйнфреймы испытали новый взлет. А мы их - на цветные металлы, которые, в свою очередь, за бугор, в обмен на писюки. Теперь пытаемся из этого... что-нибудь выжать. Получается плохо. Зато не без пользы... За последние двадцать лет ничего нового придумано не было. Все эти интранеты лишь слабое подобие корпоративных систем, основанных на мэйнфреймах. Новый президент Intel утверждает, что поддержка персонального компьютера в год обходится тысяч в десять (втрое-вчетверо дороже самого ПК). А локальные сети, в которых не нуждаются или практически не нуждаются мэйнфреймы, а средства удаленного доступа, которые могут ограничиться модемами на 2400? Да и служат большие машины лет по десять. Президент Intel предлагает удешевить эксплуатацию ПК. А может быть, в ряде задач отказаться от ПК вовсе?

Не пора ли взрослеть. Давайте руководствоваться соображениями целесообразности, не становясь участниками заговора против самих себя. А там, глядишь, придавленные технологическим барьером, заговорщики и сами оставят мысли о власти над миром и займут свои места, соответственно заслугам.


Михаил Борисов - издатель еженедельника Computerworld Россия. С ним можно связаться по электронной почте по адресу mike@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями