Picture По окончании пресс-конференции главный редактор журнала Publish Денис Самсонов и научный редактор еженедельника Computerworld Россия Игорь Кондратьев взяли у Жан-Поля Ригала интервью.

На пресс-конференции Вы сказали, что у Вас есть новые идеи относительно того, как работать в России. Что нового собирается предпринять Apple в России?

Например, мы хотим впервые организовать конференцию разработчиков. В прошлом мы не уделяли им достаточного внимания. Идея состоит в том, чтобы сразу после "Комтека", по возможности быстрее, провести в России подобную конференцию. Другая идея: мы хотим активизировать сообщество пользователей Apple. У нас есть пользователи, применяющие компьютеры Apple в издательской деятельности, образовании. Мы хотим больше общаться с этими людьми: регулярно встречаться с ними, выслушивать их замечания и реагировать на их потребности. Раньше мы этого не делали. Вот, по крайней мере, две идеи, отвечающие новой стратегии Apple в России: беседовать с разработчиками, прислушиваться к потребителям и смотреть, как мы можем помочь им лучше использовать продукты Apple.

Оказала ли кандидатура Дэвида Краускопфа решающее значение при выборе DPI в качестве российского IMC-партнера Apple?

На принятие решения повлияла не одна личность, а сразу две - Дэвид Краускопф и Евгений Бутман. Они удачно дополняют друг друга: Евгений имеет хорошую репутацию в российском компьютерном бизнесе, а Дэвид успешно представляет интересы этого бизнеса европейскому руководству Apple. Прежде у нас никогда не было в России такой слаженной команды. Если вы помните, в руководстве RUI были прекрасные парни, например последний генеральный менеджер Жан-Жак Мокюэр. Однако он не понимал местного рынка, поскольку даже не говорил по-русски.

Apple недавно подверглась основательной реорганизации. Ощутило ли на себе ее последствия европейское отделение компании?

Безусловно. Недавно из Apple было уволено в общей сложности 2700 человек, часть из которых работала в европейском отделении компании. Мы потеряли в Европе примерно четверть общего количества сотрудников. Однако, с другой стороны, в мою группу, отвечающую за бизнес в Восточной Европе, добавили двух новых людей. Таким образом, несмотря на общее сокращение персонала компании, численность моей группы стала больше, чем была два года назад. Как видим, менеджеры некоторых регионов, таких как, например, Восточная Европа, оказались достаточно хорошо защищенными. Я считаю важным отметить, что в настоящее время мы можем предложить потребителям наилучшие за всю историю компании продукты: самые быстрые компьютеры, как настольные, так и портативные. У нас есть Newton 2000, у нас есть e-Mate 300. Скоро мы выпустим на рынок новую операционную систему. И это в значительной мере обнадеживает нас. Да, мы потеряли людей. Но оставшиеся сотрудники настроены на активную работу.

В России и других странах было много негативных публикаций об Apple. Планируете ли Вы как-нибудь изменить эту ситуацию?

Проблемы, возникавшие в прошлом, были связаны с плохим менеджментом. Мы жили в замкнутом мире и ничего не знали о людях вокруг нас, о прессе и т. п. Однако нам следует понять, что пресса плохо освещает деятельность Apple потому, что мы сами плохо с ней общаемся. Теперь мои рекомендации российским коллегам будут очень простыми: организовывать ежемесячные встречи с прессой и отвечать на вопросы относительно наших планов, нашей стратегии, выпуска наших новых продуктов. Нашу стратегию в этом вопросе можно охарактеризовать так: регулярные встречи с прессой и объяснения, объяснения, объяснения. Люди не понимают стратегии Apple, поскольку мы недостаточно разъясняем ее в прессе. Общение - вот ключевое слово. Нам не следует забывать об этом. Мы знаем, что мы - хорошие, но, может быть, никто больше об этом и не подозревает. Поэтому нам надо чаще общаться с внешним миром.

В прошлом наблюдалась порочная практика представления новых продуктов Apple на российском и других растущих рынках с большим запозданием по отношению к их появлению в США. Намерена ли Apple предпринять что-либо в этом плане?

Мне нужно объяснить, почему в прошлом существовало запаздывание между выходом продуктов на американский и российский рынок. Это связано, главным образом, с локализацией продуктов: требовалось примерно полтора месяца для того, чтобы после выхода какого-нибудь продукта на американский рынок в России появилась соответствующая локализованная версия. Теперь мы сократили это отставание, и я могу привести очень удачный пример. Официальное объявление компьютеров Power Macintosh 9600, 8600 и 7600 в США состоялось 17 февраля нынешнего года. Анонс этих же продуктов в России прошел в тот же день, а первые компьютеры здесь можно было купить уже в самом начале марта. Таким образом, речь сейчас идет только о разнице в две недели. Я считаю, что это разумная задержка по времени. Сейчас мы представляем новую серию продуктов, которая будет демонстрироваться на "Комтеке". Мы надеемся, что эти продукты появятся по всему миру одновременно с их выходом в США. Однако локальные версии выйдут чуть позже. Примерно на месяц.

Многие зарубежные компании, поставляющие свою продукцию в России, не занимаются выпуском локализованных версий, объясняя это тем, что из-за их незначительной доли на местном рынке работа по локализации продуктов не окупит себя. Как Вы относитесь к таким суждениям?

Я считаю, что локализация - это, в первую очередь, проблема общения. Я - француз, и если во Франции при покупке компьютера поставщик мне будет предлагать, например, английский вариант операционной системы, я найду другого, который предоставит мне французскую версию. А если бы я был русским, то предпочел бы компьютер с русской версией ОС. Я верю, что наше главное преимущество - в том, что мы предлагаем полностью локализованные версии не только ОС, но и ряда ключевых приложений, причем не только крупных фирм типа Microsoft, но и некоторых российских разработчиков. Пару лет назад мы заключили соглашение с одной российской фирмой по разработке бухгалтерского ПО. Сейчас мы хотели бы продолжить такие контакты. Если в России работают компании, которые не хотят выпускать локализованные продукты, это их право. Но мы будем заниматься этим независимо от нашей доли на местном рынке. Локализация - одно из наших основных преимуществ.

Кто занимается выпуском локализованных версий?

IMC-компании. Конкретно в России локализацией ОС занимается DPI. Конечно, мы контролируем качество локализованных версий: для этих целей в Купертино (США) у нас есть специальный тестировщик. Однако основная работа по локализации выполняется в России.

Какую долю рынка имеет Apple во Франции?

8%.

Это больше, чем в среднем по Европе?

Нет, это близко к средней цифре. Доля рынка Apple составляет в среднем по Европе от 8 до 9%. Однако между положением в разных странах имеется очень большое различие. Например, в Швеции доля рынка Apple составляет что-то около 14%, а в Германии - только 4%. Во Франции у нас - 8%, однако в Швейцарии мы имеем больше 10%.

Чем Вы объясните такую разницу?

Если взять Швейцарию, то с точки зрения занимаемой нами доли рынка это один из самых благополучных регионов. Это объясняется тем, что эта страна - единственная в Европе, где мы уже давно достигли успеха в проникновении на местный рынок образования. В то же время, например, во Франции мы не имели успеха на рынке, поскольку сфера образования контролировалась государственными компаниями, такими как Bull. В Германии подобное положение занимает компания Siemens-Nixdorf, которая контролирует местный рынок просто потому, что является для него "родной". Таким образом, все объясняется чисто историческими причинами. Тем не менее Франция остается одним из самых крупных для Apple рынков благодаря, в том числе, бизнесу в области домашних ПК.

В последнее время некоторые компании активно рекламируют сетевой компьютер, предлагая его использовать, в частности, в качестве домашнего ПК или в сфере образования. Каково отношение Apple к сетевому компьютеру? Чья позиция в этом вопросе Вам ближе: Oracle или Microsoft-Intel?

Свою стратегию в области образования мы называем "life long learning system solutions". Это означает, что мы уделяем внимание всем этапам образования, начиная с детского сада и заканчивая университетом. При этом мы стремимся предлагать на рынок образования такие решения, которые помогают облегчить использование компьютеров. В настоящее время мы предлагаем, например, новое конструктивное решение для рынка образования - eMate 300. Это - мобильный компьютер, разработанный учителями для учителей и студентов. eMate300 предоставляет учащимся удаленный доступ: они могут переносить компьютер из дома в школу и наоборот. Он прост в установке, обеспечивает простой доступ к Internet и к тому же - недорогой. Таким образом, у нас не только новая стратегия в области образования, но мы уже предлагаем для этого рынка реальный продукт - eMate 300 - один из видов сетевого компьютера. Это и есть наш первый шаг на пути к NC. Следующим шагом будет встраивание в нашу ОС Java-компонентов, что позволит получить для образовательного рынка небольшой по размерам, но мощный с точки зрения доступа к Internet и базам знаний компьютер. Что касается ответа на второй вопрос, то позиция Oracle нам ближе. Мы очень хорошо понимаем Oracle, и я думаю, что наши позиции схожи.

Можете ли Вы оценить будущий рост доли Apple на российском рынке?

Ответить на этот вопрос легко, поскольку мы начинаем фактически с нуля. Поэтому Apple не может здесь ухудшить свое положение, мы можем только расти. Реально в настоящее время наша доля на компьютерном рынке России составляет меньше одного процента (точнее 0,8%). Я буду доволен, если к 2000 году она вырастет до 3-4%.

Есть ли какие-нибудь проекты по поставке компьютеров Apple российским корпоративным пользователям?

Мы намерены проникнуть на корпоративный рынок. У нас уже имеются чрезвычайно конкурентоспособные продукты, особенно полезные для корпоративных пользователей. Помимо серверов, предназначенных для работы в среде Macintosh, у Apple имеются решения на базе Unix-серверов. Да, мы планируем продавать свою продукцию корпоративным клиентам. Мне хочется напомнить о нашем наибольшем достижении в России. Это - проект налогового ведомства в Башкортостане, которое было оснащено более чем 2000 компьютерами Apple, объединенными в сеть. Таким образом, мы уже имеем здесь опыт успешной работы с корпоративным сектором и планируем сделать в этом направлении еще больше, имея в виду новые Unix-серверы и серверы для работы в Mac-OS. Следующим нашим шагом в "серверном бизнесе" будет Rhapsody. У нас есть предложения как в плане серверов, так и клиентской части вместе с хорошими программными разработками Oracle, 4th Dimension и других фирм. Да, мы планируем находиться на этом рынке, мы уже работаем на нем и будем продолжать делать это, уделяя особое внимание решениям для Internet и intranet.

А какой компьютер используете лично Вы?

Хороший вопрос. Уже три недели я работаю на PowerBook 3400. Прежде я пользовался 5300. Кроме того, у меня есть также Newton 130. Мне понравился Newton 2000, и я уже подумываю о его покупке.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями