Единое информационное пространство показало свои зубы. Разразился маленький, но публичный скандал в русском Internet. Слово за слово... Ну вы знаете, как это бывает.

Раньше, при Советской власти, публично высказаться было не только боязно, но и практически невозможно. Любые средства, позволяющие произвести тираж больше одного экземпляра, подлежали государственному освидетельствованию и строжайшему контролю. Ксероксов не было, а пишущие машинки, представляя собой идеологическую опасность, были осмотрены и пронумерованы. Образцы шрифтов каждого экземпляра регистрировались и отправлялись куда следует... Чтобы, значит, если кто посмеет родную власть порочить... Сразу к ногтю.

Можно было устно. На кухне, там, или на работе, среди коллег проверенных. Можно было, конечно, и на площади, во время праздничной демонстрации... Только вряд ли кто услышал бы, а если бы и услышал, то отвел бы глаза стыдливо, мол, нет меня, а то и сообщил бы. Куда следует.

Но и в те, темные, времена была, была возможность высказаться публично, открыто, невзирая на лица. На заборе. В центре города. Прямо поверх "Народ и партия..." или "Ленин жил...". Краской из баллончика. На страх агрессору. "Led Zeppelin" или "Спартак чемпион". Ну и, конечно, слова там разные, каждому русскому человеку понятные и имеющие самое широкое применение во всех областях человеческой деятельности - от свинарок и пастухов до "самого солнца". Другие слова было писать опасно, за это можно было не только по морде, но и по прочим уязвимым органам получить. Милицейским сапогом ("демократизаторов" тогда еще не завозили). Те, у кого не хватало... или, может быть, наоборот, хватало, писали. Не взирая.

Сегодня те, кто не отягощен образованием и близостью к компьютерам, продолжают использовать те же немудрящие средства, но и на них, похоже, киберпространство действует. Прихожу домой, а на стене в подъезде промежду "Рэйвом" и "Психоделическим трансом" написано Teleport. Во как. Не понятно.

Те же, кто отягощен, теперь могут высказаться. И высказываются. Как могут. Теперь забор не в центре города, теперь забор на весь мир. И пока надписей мало, пока не превратились наслоения мудрости народной в прихотливый абстрактный рисунок, те, кто причастен, стараются донести до всего света, на всех доступных им языках отражение своего Я. Дорогого, любимого, тщательно взращенного на комплексах и былых неудачах, гипертрофированно раздутое МНЕНИЕ. Берите, люди, пользуйтесь! "Я избранный! Я могу крикнуть на весь мир свое слово. А вы, смертные, которым недоступно высокое искусство Internet, трепещите перед МОЕЙ мощью, МОИМ знанием, МОИМ..."

Печататься на бумаге - хлопотно, да и не эффективно. Даже не ксероксе больше десятка экземпляров влом... Уговорить издателя какого напечатать бессмертное творение своего эго, тоже на кого нарвешься. А тут - свобода. Нет, не та, которая "осознанная необходимость". Но свобода абсолютная. Свобода ходить под себя и гадить на голову ближним и дальним. Internet, это, брат, совсем другое. К нему неприменимы нормальные представления об этике и морали. В Америке порнуху отстояли, отстоим и у нас. И свободу СВОЮ отстоим. Не хочешь - не смотри, не нравится - не читай. Если ты такой неженка, отверни взор от гипертрофированно неестественного центра композиции, добавленного "назаборным" художником к репродукции "Мадонны" на плакате. Тебя это не касается. Каждый имеет право... Творчество на стенах школьного сортира перекочевало на страницы и сайты Всемирной паутины. Духовная неудовлетворенность "творцов" гонит их дальше и дальше, к новым высотам. Дух Фидо живет и побеждает. Фидо - кузница кадров нынешней Internet-тусовки.

При упоминании Фидо у меня возникает одно видение. "Комтек"96". Толпа неопрятных людей, оставляющая после себя горы мусора и неприятный запах пролитого пива и грязноватых организмов. Это свобода. От осознанной необходимости, от чувства ответственности, от элементарных приличий, наконец. Кому не нравится, может не смотреть, не слушать, не нюхать...

"Дьявол и его компьютерные сети" (да простит меня Михаил Константинович, перу которого принадлежит труд с аналогичным названием, за упоминание всуе...). То, что казалось абсолютным благом, как и свойственно всякому общественному явлению, обнаруживает свои, до поры скрытые, стороны. Несовершенной формацией, свободной от предрассудков и недостатков материального мира, но вполне отражением того самого мира явился Internet. Со всеми его предрассудками и недостатками. Как и свойственно любому отражению, изображение получилось похуже (если не сказать "еще хуже") оригинала. Не все недостатки и предрассудки отразились, зато образовалось множество своих, свойственных плохим дешевым зеркалам. Высокое и прекрасное, не нуждаясь в специальном стимулировании центра удовольствия, достаточно консервативно. Зато самые темные сущности, отражения неясных и постыдных желаний - впереди на лихом коне. Только бы без сна и отдыха, без устали и сомнений жать кнопку наслаждения. До полного удовлетворения.

Internet стал не только всемирной информационно-справочной системой, не только способом объединения людей, не только современным способом обмена информацией, не только новой журналистикой. Виртуальное пространство немедленно наполнилось жуликами всех мастей, дешевыми графоманами, непризнанными гениями, маньяками всех статей, которые наконец получили возможность во всеуслышанье, в полный голос... Пока, к сожалению, не потерялись они в массах. Нет еще пока масс в Internet. Творят они пока, в основном, для себя, для чувства глубокого, как говорится, удовлетворения. Пока принято у них плевать в кастрюли на коммунальной кухне Internet. Пока получилось наше всеобщее информационное пространство не океаном благости, но мутной болотной жижей, в которой водятся и свои пескари, и акулы, и прочая жить и нежить. Отстоится. Конечно, отстоится, будет прозрачной и чистой, манящей свежестью и прохладой в жаркий полдень... Но на дне всегда будет ил. В нем всегда будет жизнь. Будут вырываться на поверхность мутные пузыри болотного газа. Без этого нельзя. Это тоже жизнь. Часть экосистемы. Удивительно лишь то, что "великие избранники" и первопроходцы нашего, российского, Internet лучше всего сегодня чувствуют себя, уйдя с головой в жидкое образование не вполне ясного происхождения - то ли ил, то ли...

Мы пришли к единому информационному пространству. Это удивительно, это увлекательно, это открывает неизведанные перспективы. Но давайте не будем превращать его в трибуну для мелких и грязных склок. Для выплескивания мелких и душных страстишек и комплексов несостоявшейся гениальности в пространство. Не будем размешивать в чане размером в мир ту самую жижу неясного происхождения. Давайте помнить о своей ответственности, как журналистов, а личные склоки оставим для частной электронной почты и личной переписки. Вовсе не обязательно демонстрировать свои врожденные пороки на Красной площади, да и на всякой другой площади, тоже.


Михаил Борисов - издатель Computerworld Россия. С ним можно связаться по электронной почте mike@osp.ru.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями