Человек, перу которого принадлежат еще восемь книг, основатель Лондонской школы бизнеса, несколько десятилетий назад отказался от многообещающей карьеры предпринимателя, чтобы стать "просто мыслителем". Крупнейшие компании стремятся заполучить его в качестве консультанта, предлагая высокие гонорары. Его достаточно радикальные взгляды способны шокировать, однако при этом Хэнди всегда был и остается убежденным гуманистом.

У Хэнди свое видение предприятия будущего. Можно, конечно, назвать его идеи утопическими, квазимарксистскими или просто сумасбродными. Сегодня, когда массовые сокращения персонала уже никого не удивляют, трудно вообразить, что лет через десять решения по наиважнейшим вопросам, в число которых входит и "реорганизация предприятия с сокращением расходов на производство" (т. е. с увольнением сотрудников), будут приниматься по результатам голосования среди всех работников компании.

Директора крупнейших мировых компаний вовсе не считают Хэнди сумасшедшим. Они почитают за честь посетить его дом неподалеку от Лондона, Хэнди же наносит им "ответный визит" где-нибудь на ипподроме. Перед встречей каждый из этих преуспевающих людей словно школьник штудирует его книги; впрочем, никто из них не считает, что потратил время впустую.

Познакомившись с неортодоксальными воззрениями этого проповедника делового федерализма, руководители международных коммерческих гигантов стараются использовать его идеи на практике. Кто-кто, а уж Хэнди изучил интересы предпринимателей, так что для него не составляет труда нагнать на них страху.

"Если мы коренным образом не переосмыслим наши подходы к ряду проблем, связанных с трудом и собственностью, то дойдем до разорения, - утверждает Хэнди. - Мы уже занесли одну ногу над краем пропасти, ведь рабочие, равно как и их руководство, частично или полностью утратили те ценности, которые привязывали их к старым добрым патерналистским компаниям".

Невзирая на то что во многих организациях специалисты по информационным системам вынуждены буквально держать круговую оборону, Хэнди убежден в перспективности этой профессии. Опубликованный недавно ежегодный обзор компании CSC Index, посвященный лучшим руководителям информационных отделов предприятий, красноречиво свидетельствует о том, что удержаться на этой должности становится все сложнее.

Выступая в качестве оппонента Петера Друкера, ярчайшего представителя современной школы менеджмента, англичанин подчеркивает, что "мир переживет экономическое землетрясение, которое продлится не один десяток лет и не оставит камня на камне от уклада централизованного машинного века".

Хэнди считает, что в качестве альтернативы квартальным финансовым отчетам, на основании которых сегодня принимается большинство стратегических решений, получит распространение так называемая "федеральная модель" управления предприятием. Не является ли наш герой заодно и поборником Томаса Джефферсона?

Возможно. Суть федеральной модели Хэнди в следующем. Небольшая центральная организация контролирует деятельность крупных самоуправляющихся коммерческих подразделений. Информационные технологии, обеспечивающие ускоренное прохождение информации к коммерческим подразделениям и далее к квалифицированным работникам, также будут организованы в виде федерации со своего рода центром. Центр информационных технологий может устанавливать стандарты и следить за их соблюдением, однако основными функциональными возможностями обладают информационные технологии периферийных отделов.

В XXI веке успех и процветание будут сопутствовать "федералистам", ибо только эта модель позволяет уделить максимум внимания тем, кто составляет подлинное богатство компании - ее сотрудникам. Прежде всего, они должны получить право голоса при определении стратегии корпорации. Но не спешите приклеивать Хэнди ярлык марксиста.

Руководители, желающие удержать свои предприятия на плаву, в первую очередь должны думать об эффективности работы. В частности, каждые пять лет им необходимо сокращать персонал вдвое и вдвое же поднимать зарплату оставшейся половине сотрудников; производительность труда за этот отрезок времени должна увеличиться в три раза. "Жестоко, но это так", - резюмирует Хэнди.

За тех, кто будет получать вдвое больше, можно не беспокоиться. Но что же делать людям, оставшимся за бортом корпоративного мира? Хэнди считает, что место найдется всем. В 2000 году на предприятиях будут числиться только 50% работающего населения. Чем же займутся остальные?

Да и вообще, стоит ли управлять людьми, не работающими на фирме? Хэнди предусмотрительно оговаривает, что эта задача не войдет в число основных направлений деятельности отделов информационных систем. В корпорации XXI века информационные системы будут играть центральную роль. "Информационная архитектура - нервная система компании нового типа, поэтому ее структура и функции должны быть направлены на создание нормальных условий для коммерческой деятельности".

Вот почему Хэнди остается убежденным противником повсеместного отказа от информационных технологий или их важнейших элементов. Он полагает, что корпорация XXI века отторгнет все те направления деятельности, "которые не обеспечивают преимуществ перед конкурентами. Одним из факторов нормальной работы всех отделов корпорации будущего станет система информации и связи".

Таким образом, информация ни в коем случае не должна выходить за пределы компании. "По-моему, делиться информационными технологиями с другими - просто безумие! - восклицает Хэнди. - С какой стати кому-то еще знать об устройстве вашей информационной архитектуры? В любом случае, никто не знает организацию лучше тех людей, которые там работают".


Рон Кондон - независимый журналист, проживающий в английском городе Бромли. Билл Лаберис в течение 10 лет был главным редактором Computerworld; в настоящее время он возглавляет частную издательскую и консалтинговую фирму Bill Laberis Associates.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями