Бросив университет в Нью-Мексико, Ланье сделал ставку на создание своего языка в VPL Research, первой коммерческой фирме, работавшей с виртуальной реальностью. Но даже само будущее стало для него виртуальным. Он приобретал и терял при помощи своих вычислений "десятки миллионов", ни один из которых не остался в его руках.

Пройдя через все это, Ланье остался законченным мечтателем.

В 1994 году в фильме "Разоблачение", с Майклом Дугласом и Деми Мур в главных ролях, с помощью виртуальной реальности было осуществлено появление камеи в ключевой сцене. Персонаж Дугласа в поисках информации, необходимой для спасения своей карьеры, входит в корпоративную базу данных с использованием очков и перчаток для работы с виртуальной реальностью, а также трехмерного представления шкафа с бумагами, в котором хранились нужные данные. Напичканный спецэффектами, виртуальный мир, как и положено, жуток и зловещ.

"Я занимался этим для проверки нашей концепции", - говорит Джерон Ланье, романтик, еще в 1980-х годах пытавшийся перевести виртуальную реальность на коммерческие рельсы.

"До этого, снимая фильм на ту или иную тему, режиссер вставлял туда постельную сцену с тем, чтобы удержать внимание зрителей. Здесь же был фильм о сексе, и нужно было добавить сцену виртуальной реальности, чтобы сохранить интерес публики".

Пользователи, слишком искушенный народ, чтобы ограничивать свои желания виртуальным представлением гор бумажных документов. Распространенное мнение, что пользователи хотят видеть всего лишь электронные версии знакомых представлений (скажем шкафов с бумагами и "копихолдеров"), ошибочно, настаивает Ланье. Весь смысл виртуальной реальности состоит в использовании преимуществ новых способов визуализации сложных данных. "Пользователям нужны инструменты, позволяющие им максимально использовать свои познания", - утверждает Ланье.

Джерон Ланье. Человек, с ненасытным аппетитом. Он заглатывал разнообразнейшие философские концепции и теории, не вдаваясь в детали. Рассматривая будущее, как винегрет возможностей, Ланье загружал его в себя огромными порциями, умудряясь при этом различать каждую составляющую.

Массивные, сложные базы данных 2000 года Ланье видит в виде виртуальных городов, трехмерных визуальных представлений с окрестностями, которые программист или оператор баз данных могут познать тем же самым способом, каким они знакомятся с местом, где живут. Ланье поясняет, что города эти будут иметь самые причудливые формы. В отличие от заполонивших научно-фантастические фильмы выстроенных в сверхпрямые линии сооружений, эти образования будут обладать различными формами, расцветками, даже запахами так же, как и реальные города.

ОЩУЩЕНИЕ КОМПЛЕКСНОСТИ

Сегодняшние города - возможно, идеальный образец комплексного представления очень сложных вещей. Даже после долгого отсутствия человек способен хорошо ориентироваться в городе, где некогда жил, несмотря на сложность и большое количество деталей. Если оперировать не упрощенными научно-фантастическими представлениями из фильма "Разоблачение", а понятиями реального мира - то применительно к базе данных информационные потоки, потоки управления, зависимости и другие отношения между объектами можно было бы представить в виде улиц. Город в какой-то степени был бы плоским, но не двумерным. Имелись бы уровни туннелей. Возможен взгляд с высоты птичьего полета, при этом каждая часть города обладала бы специфичными видами, звуками, узорами и запахами, помогающими ориентироваться в окрестностях.

Естественно, при таких условиях роль профессионалов в области информационных технологий должна конкретным образом измениться. Ланье предсказывает серьезную реструктуризацию в профессиях, связанных с информационными технологиями; появятся новые должности, будут определены новые обязанности. "Рабочие места будущего, особенно в данной сфере, будут создаваться там, где беспомощен искусственный интеллект", - полагает он.

К настоящему времени возможности искусственного интеллекта весьма невелики, и Ланье не рассчитывает на значительные изменения в ближайшее время. Но, если это случится, то произойдут кардинальные перемены на рынке рабочих мест. Многие современные профессии исчезнут, уступив место специальностям, связанным с восполнением недостатков искусственного интеллекта. "Если же искусственный интеллект достигнет очень высокого уровня, тогда исчезнут даже эти специальности, и в распоряжении человека останутся лишь профессия биржевого маклера и рабочие специальности", - со смехом замечает Ланье.

Для этих суперсложных баз данных, получивших право на существование благодаря виртуальной реальности, появится штат людей, чей талант позволит прорываться через виртуальные города и доставлять нужную информацию. Ланье сравнивает эту профессию с современными "курьерами на велосипедах". "Их работа будет заключаться в отображении способов хранения информации во внешнем мире средствами ее представления в виртуальных городах", - поясняет он.

Ланье не согласен, что виртуальная реальность обеспечит конечных пользователей возможностью самим действовать, подобно курьерам на велосипедах. Персонаж Дугласа в фильме "Разоблачение", к примеру, скорее всего, не смог бы с такой легкостью оперировать со столь сложными базами данных.

Города будут слишком запутанными, и не всякий путешественник сможет перемещаться по ним легко и быстро. Спросом будут пользоваться специалисты, обладающие глубокими знаниями конкретной базы данных и способные открыть в ней любую дверь.

"Конструктивные сложности не позволят одному городу охватить все базы данных мира. Потребуется множество различных городов", - прогнозирует он.

А как же поколение велосипедных курьеров? Ланье отмечает, что это только один из уровней искусственного интеллекта. В других областях Ланье предсказывает менее драматичные изменения. Программы будущего, по его словам, останутся "хаотичными настолько, что в любом случае потребуется некое сословие высокооплачиваемых работников, способных обслуживать и интегрировать ранее созданные системы. Ставка на такого рода профессию в следующем тысячелетии, видимо, наиболее оправдана".

Сегодня имя 36-летнего Ланье в начале 1980-х, воспринимавшееся как синоним виртуальной реальности, уже не упоминается в шатких проектах, пытающихся поставить виртуальную реальность на коммерческие рельсы. По его словам, время этой технологии только наступает. Оборудование реалистичной трехмерной графики не имело соответствующих возможностей, и высокие цены тормозили развитие рынка. "Такое положение сохраняется до сих пор", - добавляет Ланье.

С детства выступавший против рутинных представлений Ланье рассматривает потенциал компьютеров с позиций мудрого мечтателя, намного опередившего свое время. Не доучившись в высшей школе, Ланье окончил впоследствии университетские курсы математики и информатики, и страстно увлекся технологиями, оказывающими непосредственное воздействие на общество, демократию, экономику.

К примеру, недавно он начал сотрудничать с немецкими исследователями, занимающимися созданием компьютерной системы, задача которой - оказание помощи добывающей промышленности в разработке земных недр там, где окружающая среда оказывает на человека вредное воздействие. Он продумывает возможность использования техники виртуальной реальности при решении проблем объединения визуальных датчиков для разведывания земных ресурсов.

Разработки Ланье предполагают применение виртуальной реальности для объединения информации, поступающей от различных отображающих состояние недр датчиков на головной дисплей, что позволит повысить эффективность извлечения полезных ископаемых.

Превративший свою жизнь в один сплошной "крестовый поход" за преобразование программирования из разновидности искусства, доступной лишь посвященным, в силу, которую могли бы использовать в своей деятельности широкие массы, Ланье настаивает на том, что техника программирования должна радикально измениться в 21-м столетии.

"Как это ни удивительно, мы все еще продолжаем использовать парадигму разработки программ, порожденную эрой Фортрана", - констатирует он. Ланье выделяет два основных, дополняющих друг друга подхода, которые могут быть использованы для создания улучшенного пользовательского интерфейса и методов совершенствования программного обеспечения. Первый заключается в улучшении машинной интерпретации комплексного представления, что позволит создавать более мощные средства анализа и обработки. Вторым является визуализация, которая модернизирует пользовательский интерфейс, значительно облегчая понимание, запоминание и манипулирование сложными структурами. Объединение двух данных подходов знаменует собой приход виртуальной реальности.

ОТСУТСТВИЕ МАГИЧЕСКОГО СРЕДСТВА

Усовершенствования будут внедряться в течение очень долгого времени, "моей жизни на это может не хватить, - говорит Ланье. - Это действительно очень сложная проблема. На различных этапах будет появляться множество решений, сопровождаемых успехом или неудачей. Нельзя создать какое-то магическое средство, применив которое, можно будет заявить: "С сегодняшнего дня с программами может работать даже ребенок".

Таким образом, нынешнему поколению профессионалов в области искусственного интеллекта не суждено стать свидетелями каких-то громадных изменений, отмечает Ланье.

Однако со временем профессионалами в области искусственного интеллекта будут считаться не проектировщики внутренних баз данных и сетевых корпоративных систем, а молодые люди, которые сегодня разрабатывают корпоративные Web-узлы, т.е. люди, способные сочетать достижения традиционного искусственного интеллекта с новыми тенденциями.

Но необходимо еще раз отметить, что этот переход будет происходить медленно. Учитывая тонкую природу программного обеспечения, предупреждает он, профессии, связанные с искусственным интеллектом, должны по своей сути быть консервативными. "Не думаю, что изменения могут произойти за одну ночь, - рассуждает Ланье. - Этот период соотносится не со временем появления новых технологий, что происходит довольно быстро, а со сменой человеческих поколений, а это гораздо более медленный процесс".

Ланье также указывает на противоречивое отношение руководителей фирм к миру искусственного интеллекта. С одной стороны, говорит он, системы виртуальной реальности должны позволить им лучше разобраться в потенциале технологии - "если вы хорошо видите цель, то вам легче ее добиться", - c другой стороны, повышение визуализации неизбежно приведет к усложнению, и "руководители могут вернуться к тому, с чего начали".

Для Ланье идея виртуальной реальности базировалась не на образах космических путешествий будущего, а на гениальных предвидениях великолепных ученых в области информатики. Он уже давно оценил потенциал визуализации больших, сложных трехмерных баз данных, рассматриваемых в качестве высшей формы программирования и хранения данных. Это был путь к развенчанию мифа о "безумной сложности" компьютерных систем. Ланье верит, что такая концепция - особенно по отношению к предметам, рассматриваемым в процессе перемещения, будь то в коридоре или на улице, - более эффективна для установления сложных и абстрактных ассоциаций.

Возможно, наработки Ланье страдают отсутствием должного уровня интеграции. "Покажите мне более усовершенствованный подход", - восклицает он, смеясь. Для решения этой проблемы Ланье проводит свое время, объединяя и обрабатывая то, что он называет "новой классической музыкой", состоящей из написания текстов, рисования, обучения и даже производства фильмов. Характерной особенностью его первого музыкального диска, Instruments of Change, является использование десятков экзотических инструментов со всего мира наряду с более привычным роялем.

Он работает преподавателем в отделении информатики Колумбийского университета и в школе искусств Tisch Нью-Йоркского университета.

Все более и более расширяя сферу своей деятельности, составной частью которой постепенно становятся многочисленные побочные увлечения и самые смелые мечты, Ланье доволен настолько, насколько это возможно для человека, связанного с высокими технологиями.

"Для нашей цивилизации технология - это наш риск, наша граница, наш Дикий Запад, - утверждает он. - Мы любим новые приключения, которые подгоняют и подталкивают нас".

Сегодняшние города - возможно, идеальный образец комплексного представления очень сложных вещей. Даже после долгого отсутствия человек способен хорошо ориентироваться в городе, где некогда жил, несмотря на сложность и большое количество деталей.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями