Одним из персонажей той статьи была система "Автопоиск", призванная помогать работникам ГАИ выявлять похищенные автомобили. Учитывая, что среди наших читателей немало владельцев собственного автотранспорта, а в рядах представителей компьютерного бизнеса таких, возможно, большинство, более пристальное знакомство с современным состоянием дел в сфере создания автоматизированных систем обнаружения угнанных транспортных средств (а их за период с 1988 по 1995 было более миллиона) будет достаточно интересным. Сегодня одним из разработчиков подобных систем является Научно-исследовательский центр (НИЦ) Главного управления ГАИ, а наиболее известный из его продуктов - АИПС "Розыск" принят сегодня на вооружение многими областями и регионами России. Возможности, особенности организации и принципы функционирования этой системы и стали темой данной статьи.

Первые системы автоматизации процессов учета ДТП появились в нашей стране еще в начале 70-х годов.

К Олимпиаде-80 была создана система "Золотое кольцо", специализирующаяся на сборе статистики о ДТП и формировании банка данных разыскиваемых автомототранспортных средств. К середине 80-х годов данная система трансформировалась в пакет "Автопоиск", который в пакетном режиме занимался сбором информации о пропавших автомобилях, решая таким образом одну из многих задач, стоявших перед ГИЦ МВД.

Постепенно возникла необходимость создания отдельной системы, нацеленной только на задачи ГАИ. Кроме этого, перечисленные системы в большей степени служили для решения информационно-статистических задач, не позволяя идентифицировать автомобиль в реальном масштабе времени (точнее за три часа, отведенных законом на проверку остановленного инспектором подозрительного автомобиля). Как следствие, раскрываемость при работе с системами типа "Автопоиск" составляла менее 30%. Если еще добавить, что более 60% преступлений раскрывается во время надзора за движением - в оперативном режиме - становится ясно, почему в 1992 году специально для таких целей началось создание единой системы, решающей конкретные вопросы выявления в реальном времени пропавших машин. Данная система получила название АИПС "Розыск" и сегодня внедрена не только в московском регионе, но и практически на всей территории России.

Не вор, а пойман

Для комплексной борьбы с угонами одних выборочных фильтраций на дорогах, безусловно, недостаточно - именно поэтому сегодня все машины при регистрации проходят обязательную проверку на угон. Кроме этого, если раньше интерес представляли только данные по номерным агрегатам (двигатель, шасси, кузов), или так называемый VIN (Vehicle Identification Number), а также государственным регистрационным знакам, то сегодня на каждое транспортное средство заводится уникальная запись, содержащая дополнительно номера и даты выдачи бланков всех регистрационных документов, действующих и утерянных водительских удостоверений, в том числе ссылку на информацию о владельце, взятую из других банков данных. Дополнительно с функциями проверки система автоматизации должна обеспечивать взаимодействие со службой "02".

Кстати сказать, все производимые в мире автомобили, согласно принятой конвенции, обязаны иметь свой уникальный идентификационный номер.

Так, на основании сверки идентификационных номеров, примерно год назад была выявлена преступная группировка, специализировавшаяся на угонах мерседесов из Германии, Бельгии, Голландии, перебивке номеров в специальной польской мастерской и переправке их в страны СНГ. В процессе выборочного контроля партии машин, которые по документам проходили, как новые, только что с конвейера, оказалось, что автомобили с такими номерами никогда не производились ни на одном из заводов мира. К сожалению, отдельные отечественные автостроители часто идут своим путем - идентификация не только не соответствует принятой в мировой практике, но и может совпадать для разных моделей, выпущенных на одном автозаводе в разные годы (например УАЗ каждые несколько лет начинал нумерацию кузовов заново). Тем не менее переход на единую классификацию, или VIN, начался и в России, правда, пока придерживаться единой классификации стараются только заводы, выпускающие продукцию на экспорт.

Данные об угнанном автомобиле, согласно новым требованиям, должны храниться не менее десяти лет, что предъявляет дополнительные требования к автоматизированной системе обнаружения пропавших автомобилей. Кстати, сегодня в федеральной базе хранятся данные начиная с 1975 года.

Если раньше в период от 3 до 10 суток поиск осуществлялся только в своем регионе, то сейчас, по новым нормам, угнанную машину в момент обращения заявителя ставят на контроль сразу по всем регионам. Причем снять машину с розыска может только лицо, поставившее ее на контроль, что исключает возможность применения пресловутого "телефонного права".

Всем этим требованиям (проверка при регистрации, поиск в реальном времени, учет практики бессистемной идентификации автомобилей, глобальный поиск по регионам) удовлетворяет система "Розыск", рекомендованная для использования на всех федеральных уровнях в подразделениях ГАИ.

АИПС "Розыск"

Структура АИПС "Розыск" имеет четыре уровня иерархии: самая полная, кроме идентификационных параметров (VIN) включающая данные о владельце, размещается на региональном и частично на терминальном уровне; выборка VIN по всем автомобилям, похищенным на территории России, - на федеральном уровне. По состоянию на середину 1996 года в базе содержится более 500 тыс. записей по похищенным автомобилям, из них 30 тыс. - данные от Интерпола и 90 тыс. - информация по машинам, угнанным в странах СНГ. Четыре уровня иерархии отражают принятую практику организации мгновенного поиска сразу по всем регионам, начиная с района совершения кражи, далее в соседних областях и, наконец, на федеральном уровне, вплоть до установки информационного заслона на границах республик и государств.

Если в предыдущей системе "Автопоиск" основным средством получения информации о проверяемых АМТС была телефонная связь, которую обслуживали только два дежурных оператора на всю страну, то в АИПС "Розыск" можно использовать все имеющиеся в наличии средства связи: локальную сеть, модемы, голосовую связь, X.25 - вплоть до телетайпов. Последняя возможность, несмотря на свою архаичность, оказалась весьма полезной - традиционно в России была хорошая телетайпная связь. Если сегодня широкому распространению сети Internet в стране мешают отчасти "дороги" - слабая пропускная способность линий коммуникаций и их низкое качество, то у АИПС "Розыск" таких проблем намного меньше, что вселяет уверенность в ее работоспособности и возможности широкого использования в самых отдаленных уголках России.

В качестве СУБД для работы АИПС "Розыск" используется система Adabas, функционирующая в OS/2. Реакция системы на запросы, поступающие одновременно от нескольких сотен абонентов со всех концов страны, не превышает 5-6 секунд, 4 из которых расходуются на пересылку. На выбор в основном повлияли цена и наличие собственных специалистов, способных самостоятельно создавать необходимые приложения для СУБД Adabas. Кстати сказать, аналогичная системе "Розыск" служба в Германии также уже много лет имеет на вооружении именно СУБД Adabas. В регионах еще работают реализации на FoxPro, DOS и NetWare. Основной принцип, которым руководствовались разработчики АИПС "Розыск" - чтобы исключить возможность ошибки, лучше использовать уже опробованные решения.

На терминальном уровне задействованы простейшие ПК, вплоть до Intel 286, на региональном в 1993 году был выбран Tricord M40, а на уровне федерального центра работает суперсервер Tricord S-5000, несущий всю федеральную базу АМТС, находящихся в розыске. Сам факт выбора именно этой системы объясняется очень просто: внутри данного сервера находится всем известный процессор Intel, а сама машина - это что-то типа большого ПК. Возможности масштабирования, цена, знание платформы, позволяющее самостоятельно сопровождать и поддерживать компьютер в рабочем состоянии, - все это определило выбор в пользу данной системы.

"Розыск" - серьезное препятствие для угонщиков

После внедрения системы "Розыск", а также в результате реализации комплекса мер по наведению порядка в деле проверки и регистрации автомобилей наметилась, как это ни парадоксально звучит на обывательском уровне, явная тенденция к снижению числа угонов. Например, только за первые два года с помощью АИПС "Розыск" было найдено 40 тыс. автомашин, появилась возможность проверять каждый автомобиль, проезжающий через контрольный пост. Так, в Иркутске автоматизированная система выявления угнанных автомобилей была укомплектована видеосистемой распознавания номеров и внешних параметров автомобилей, позволяющей даже не останавливать машину для проверки. Интересно, что в данном регионе ГАИ выступает гарантом для страховых компаний при заключении договоров с владельцами АМТС - там, где появляется личная заинтересованность, уже не остается места для разгильдяйства, произвола или "телефонного права".

Как следствие всего этого, весьма проблематичной стала легализация ворованных машин. Предваряя возможные вопросы, следует также отметить, что в системе предусмотрены дополнительные проверки на обратную связь - были ли выполнены соответствующие оперативные действия после выявления похищенного автомобиля. Кстати, как мы уже не раз наблюдали на примере других средств автоматизации, типа систем управления корпорацией или просто бухгалтерского учета, - российская специфика очень часто не позволяет использовать и сопровождать зарубежные системы, решающие аналогичные задачи. Слишком изобретательны в России субъекты цепочки "владелец-вор-инспектор-владелец", и слишком часто возникают на отечественных дорогах нестандартные ситуации, чтобы можно было бы эффективно использовать зарубежные программы, изначально ориентированные на законопослушных граждан.

Применение многоуровневой иерархической структуры, использующей дополнительные межрегиональные и межреспубликанские связи, значительно расширяет географию поиска, успешно выявляя машины, угнанные из Москвы и осевшие в глухой деревне. Очень многие контрольные посты милиции сегодня оборудованы ПК, имеют телетайпы и рации. Анализ и сопоставление серии раскрытий дает возможность "раскопать" (неплохая и, главное, точная аналогия с data mining) действующие каналы по переправке угнанных автомашин. Например, несколько однотипных раскрытий в районе Балабаново (Калужская обл.) дали возможность выявить канал переправки ворованных автомашин на находящийся неподалеку аэродром и далее в Армению.

Проблемы

Как и во многих других областях, основные проблемы остались нерешенными на уровне межрегиональных или межправительственных соглашений между странами СНГ, а не в области технического обеспечения. Часто системы лучше "понимают" друг друга, чем чиновники соответствующих ведомств ГИЦ МВД.

Косность отдельных руководителей на местах, никак пока не связывающих интенсификацию работы ГАИ с применением высоких технологий, также мешает более широкому использованию систем типа "Розыск". Кстати, здесь во многом уместна аналогия со всеми государственными структурами - если руководитель не получает преимуществ от системы непосредственно на своем рабочем месте, то быстрого и эффективного внедрения ожидать не приходиться.

Обучение работе с системой особых проблем не вызывает - все просто и рассчитано на инспекторов, работающих часто отнюдь не в комфортных условиях. Правда, на первых этапах внедрения наблюдалась некоторая настороженность - новая техника, дополнительные обязанности, однако существует и прямой стимул использовать систему: больше выявлений - больше поощрений, повышение по службе и т.п.

Перспективы

Как известно, любая система начинает эффективно работать, когда в ней нет лазеек, зато имеется комплексное решение проблемы со всех сторон. Поэтому главная задача, отчасти уже решенная сегодня, - объединение всех функций, включая розыск угнанных автомобилей, в единую федеральную информационную систему, на основе сети межрегиональных и региональных центров. Учет всех зарегистрированных машин, учет водительских удостоверений, вплоть до фотографий и досье по совершенным ДТП или нарушениям правил дорожного движения - неотъемлемая часть работы такой единой системы. Известно, что часто преступления совершаются на автомобилях, поэтому сегодня необходимо также более тесное взаимодействие с другими службами и автоматизированными системами охраны правопорядка.

Жизнь не стоит на месте - меняется характер преступлений, связанных с автотранспортом. Качественно изменился состав угонщиков - уже сегодня это группы с четко разграниченными обязанностями, разделяемые по возрасту и выполняемым функциям. Угон чаще всего делается под конкретный заказ.

Все это предъявляет еще более жесткие требования к быстродействию и масштабности поиска. Сегодня на первый план, как уже отмечалось, выходит задача создания единой среды, позволяющей работать с федеральными банками данных и с базами данных из соседних подразделений (таможня, уголовный розыск, РУОП), как с одним хранилищем информации. Уже сегодня работа только с федеральной базой ГАИ дала возможность раскрыть ряд преступлений на основании лишь одного факта: бланки регистрационных документов, выданные в Ингушетии, вдруг "всплыли" в Самаре и Осетии. Оказалось, что похищенные незаполненные документы паспортов технических средств были использованы впоследствии в других регионах при регистрации угнанных автомобилей - никаким путем сравнений, выполненных вручную, такие преступления обнаружить было бы невозможно (разве что случайно).

Кстати, одна из проблем, которую я до сих пор обходил, - это хроническое недофинансирование ГАИ, особенно на федеральном уровне. Шутка ли - бюджет одного лишь ГАИ Татарстана в несколько раз превышает российские федеральные ассигнования на разработку систем, аналогичных АИПС "Розыск". Отчасти решить эту задачу можно за счет предоставления доступа к системе "Розыск" различным коммерческим компаниям - комиссионным магазинам и страховым компаниям. Правда, помимо увеличения потока запросов это повлечет за собой необходимость убедиться в "законопослушности" служащих этих структур.


С Дмитрием Волковым можно связаться по телефону: (095) 529-1551.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями