Галина Никитина

Решили некоторые европейские страны жить вместе, без границ. Но ведь деньги-то пока никто не отменял. Не наступил еще коммунизм, даже в Швейцарии (наверное, поэтому не захотели они присоединиться к Европейскому Союзу). Раньше было просто: по эту сторону границы - одни деньги, по другую - другие. А если границы нет? Правильно, деньги должны быть одни и те же. Вот только какие? Название им, правда, уже придумали - евровалюта, или просто - евро (euro). А вот что это такое - никто не знает. Когда ее введут, где, и как это будет происходить - тоже пока никто не понимает. Но понять придется, впрочем, и перейти тоже. Вот тут и возникает огромное количество вопросов.

Давайте в качестве примера возьмем Германию. В первую очередь потому, что немцы славятся своим педантизмом и законопослушанием. И прислушаемся к мнению сотрудников различных компаний, вплотную приблизившихся к необходимости разрешения этой ситуации.

EC еще только оговаривает процедуру перехода на новую общую валюту, а компании (как показал опрос, проведенный Comuterwoche) уже встревожены и ощущают некоторую растерянность.

Большинство пользователей не знают, когда и где начнется преобразование их информационных систем.

Отсутствие знаний о потенциальных проблемах вводит в заблуждение некоторых пользователей, считающих, что на конвертирование не потребуется времени.

Недооценка масштабов проблемы позже может обернуться неприятностями. Крайне опасно не учитывать необходимость затрат времени, рабочей силы и средств, нужных для проведения изменений.

Системные администраторы попали в абсурдное положение: они вынуждены ставить перед подчиненными задачу по разработке проекта, суть и стоимость которого невозможно точно определить.

Прежде всего весьма существенные изменения придется претерпеть финансовой индустрии. По оценкам Федеральной ассоциации банков Германии, отделам информационных технологий банков в среднем придется тратить на решение этой задачи примерно четверть своих ресурсов.

Многие финансовые институты в настоящий момент пытаются определить, какие бизнес-процессы, организационные процедуры и системы обработки данных будут затронуты при переходе на евровалюту.

Все платежи, бухгалтерские расчеты и прочие процедуры должны быть своевременно преобразованы, поскольку с 1999 года придется поддерживать сразу обе валюты (евро и местную).

Многие проблемы, связанные с заменой валюты, весьма похожи на те, которые возникают при переходе с двухцифрового обозначения года на четырехцифровое, намеченное к использованию в системах следующего столетия.

Обмен должен быть завершен к 31 декабря 1999 года. У большинства пользователей тогда в запасе будет еще, по крайней мере, два года до окончательного перехода на евро. Но некоторые эксперты считают, что обмен валюты - проблема более сложная, чем проблема 2000.

К тому же, когда наступит время реализации преобразования, недостаток персонала может заставить пользователей вести два последовательных проекта.

Остается рекомендовать организациям извлекать пользу даже из трудностей и помимо преобразования валютных единиц и представления годов одновременно настроить бизнес-процессы в соответствии с новыми условиями европейской экономики.

Этот подход, в частности, выбрала компания Debis Systemhaus, подразделение системной интеграции компании Daimler Benz, создавшей специализированный центр, Eurolab, который предлагает инструментарий и методологию введения евровалюты для широкого круга компаний, в том числе и для банков. Кроме того, в центре также проводятся исследования с целью анализа бизнес-процессов, сложившихся в конкретной компании, и влияния, которое может оказать на эти процессы переход на новую валюту.

В то же время IBM советует банкам воздержаться от недовольства. Сотрудники компании считают, что Европейский монетарный союз (European monetary union, EMU) начнет свою деятельность после 1999 года. В противном случае будет много потерь, особенно среди небольших частных банков.

Что касается аппаратной части, то переход на единую валюту затронет все транзакции оплаты по кредитным карточкам (ATM, банкоматы, банковские принтеры и билетные автоматы).

Это также отразится на системах поддержки внешних взаимодействий, например на системах связи с основными потребителями и корреспондентскими банками.

Наибольшую тревогу, однако, вызывает проверка и настройка тысяч внутренних приложений. Необходимо определить, что произойдет с каждым конкретным приложением при переходе на евро. Никакие инструментальные средства здесь не помогут, следует принимать решение от приложения к приложению.

В системах, которые уже устарели, придется провести серьезные изменения, связанные с расширением полей и добавлением идентификаторов валюты. При этом особое значение приобретает дружественность программы с точки зрения поддержки и качества ее документации.

Еще один важный вопрос - может ли программа работать одновременно с несколькими валютами. Эта возможность особенно актуальна для двухвалютной фазы, которая должна продлиться с января 1999 года до конца июня 2002 года.

В действительности таких систем мало. Даже "чистые" системы для внутрибанковского обмена, как правило, допускают работу только с одной валютой.

Следовательно, возможность использования нескольких валют станет первоочередной целью во многих банках на пути подготовки их систем к переходу на евро.

В небольших частных банках и на мелких предприятиях, однако, особенно остро стоит вопрос о том, имеет ли смысл вкладывать силы и средства в адаптацию всех приложений.

Двойная валюта потребует не только дополнительного места на этикетках, но и сведет на нет эффект от "психологических цен" типа 1,99 марки.

Кроме того, будет трудно реализовать директивы EC, которые обязывают торговцев в течение переходного периода писать на этикетках цену в обеих валютах. Существующие сейчас этикетки слишком узки, чтобы поместить на них сразу две цены, а введение второй вызовет двойной расход бумаги.

Впрочем, все не так уж и плохо. На протяжении долгого времени системы, которые позволяли указывать цены в двух валютах, использовались в магазинах, расположенных в районах, прилегающих к государственным границам.

Кроме того, современные электронные системы распечатки цен уже имеют необходимые ключи, свободные поля данных и программное обеспечение, допускающее указание цены в двух валютах.

Но в то же время анализ систем, "лежащих" на полках магазинов, показывает, что большинство из них определенно требует замены кэш-регистров (полей, предназначенных для указания цен).

Задача определения и указания цен, а также стоимость конвертации кэш-регистров - вот главные причины, по которым коммерческий сектор требует стратегии "большого удара", означающей единовременный переход на одну.

Стратегия стратегией, но проблема замены валюты действительно весьма сложна. В течение многих лет кэш-регистры использовались только для увеличения цены. Они также служили в качестве систем управления инвентаризацией и для отслеживания количества проданного товара.

Если этот процесс будет хотя бы слегка затронут введением евро, то изменятся различные концепции хранилищ данных для анализа цен и потребности в товаре.

Другой вариант - это независимое сопровождение (outsourcing) и повсеместная замена внутренних приложений на стандартное программное обеспечение, благодаря которому некоторые институты надеются понизить трудоемкость необходимых мер.

Ассоциации и производители советуют банкам предельно внимательно провести "инвентаризацию" и определить, можно ли их заменить на современные решения - хотя наивно было бы думать, что существует универсальное решение, способное устранить необходимость в индивидуальной настройке.

Фактически переделка информационных технологий это не та работа, которую можно завершить всего за полгода. Процесс преобразования валюты будет идти долгие годы, а с ним и тщательная ревизия информационных систем.

В современных конверсионных проектах приходится предусматривать вероятность работы с валютой тех стран, которые в конце концов могут быть не допущены до введения евро, невзирая на их намерения это сделать.

Еще больше работы ожидает службы обработки данных, когда в EMU в самый последний момент будут приняты страны, отвечающие критериям конвертации.

Юридическая неразбериха ужесточает требования к информационным системам.

До сих пор неясно, будет ли евро признаваемой законом независимой валютой, действующей наряду с другими деньгами, или на переходном этапе в качестве версии евро будет использоваться денежная единица какой-либо страны, например марка.

На первый взгляд, осуществить преобразования очень просто. Число А преобразуется в число Б. Но это будет происходить настолько часто, что возникнут определенные затруднения.

Во-первых, пользователям придется определить, какие из развернутых на их предприятиях систем так или иначе работают с информацией о денежных средствах. Затем просмотреть все программные приложения и базы данных и выявить идентификаторы валюты.

Кроме того, может случиться так, что на некоторые из затронутых приложений просто нет документации, и в этом случае положение станет просто критическим, особенно если разработчики этой системы уже не работают в компании.

Несмотря на такие трудности, около 90% банков (данные International Data Corp.) не считают, что переход на евро разрушит информационную инфраструктуру.

По сведениям Financial Times, в Deutsche Bank рассчитывают израсходовать на введение евро 450-500 млн. марок - сумма, которую английский Barclays Bank также считает вполне реальной.

Франкфуртский банк Commerzbank оценивает затраты в 200 млн. марок, а Ассоциация сберегательных банков (Savings Banks Association) полагает, что издержки в целом составят от двух до трех миллиардов.

Bayerische Vereinsbank оценивает свои затраты гораздо скромнее в 150 млн. марок.

Период двойной валюты, к которой большинство банков относится без энтузиазма, обойдется особенно дорого. Многие банки постараются заменить национальную валюту на евро в самый последний момент - в ночь с 31 декабря на 1 января 1999 года.

Подобного рода "большой удар" обойдется им всего в четверть суммы.

Неизбежны также издержки, связанные с изменениями бизнес-процедур. Природа бизнеса также преобразится.

Кредитные союзы и сельскохозяйственные кредитные кооперативы доверят управление политикой конвертирования валюты широкомасштабной проектной группе. Она будет определять стратегию и тактику решения задачи для сотрудников Федеральной ассоциации промышленных и сельскохозяйственных кредитных кооперативов, различных бухгалтерских центров и DG Bank и региональных центральных банков.

Кроме уровня управления объединенные смешанные проектные группы согласовывают технические детали перехода. Они анализируют все сферы деловой деятельности банков, включая обработку данных. В их ведении находится все - от процесса настройки до корректировки программ и переконструирования машин (ATM, банкоматов, считывателей кредитных карточек и т.д.) и форм. Эти группы к концу года разработают спецификации с техническими требованиями - при условии, что не возникнет никаких политических сюрпризов. Они также определят порядок проведения обучения сотрудников и связь с потребителями.


Из официальных документов...

VIII. Третий этап становления Европейского монетарного союза и переход к единой валюте

Европейский монетарный институт (EMI) будет ликвидирован после создания Европейского центрального банка (ECB). Вместе с национальными центральными банками ECB образует Европейскую систему центральных банков (ESCB), которая примет на себя ответственность за монетарную политику на третьем и последнем этапе становления Экономического и Монетарного союзов. В соответствии с условиями Третьего этапа, не только ECB, но и национальные центральные банки не будут зависеть от институтов и организаций Сообщества, а также от национальных правительств или иных организаций, которые выполняют эти функции согласно Договору.

На встрече в Мадриде, состояфшейся 15-16 декабря 1995 года, Европейский союз пришел к единому мнению относительно названия европейской валюты, которая будет введена на Третьем этапе, и подтвердил, что Третий Этап Европейского монетарного союза начнется с 1 января 1999 г. Сценарий перехода на евро полностью соответствует детальным предложениям EMI, которые указаны в отчете "Переход на единую валюту", опубликованном 14 ноября 1995 года. В нем указаны четыре основные даты.

? По возможности в самом начале 1998 года Совет соберет глав государств и правительств, для того чтобы выяснить, какие из государств, его членов, выполнили условия, необходимые для участия в единой Европе. Сразу после этой встречи будут организованы ECB и ESCB, которые и начнут подготовку к проведению своих операций в начале Третьего этапа становления Европейского монетарного союза.

? 1 января 1999 года, в день официального старта Третьего этапа, будет зафиксирован обменный курс валют стран-участниц Союза. Национальная валюта и евро станут экономически различными выражениями одной и той же валюты. Национальные банкноты станут дензнаками со статусом законного платежного средства только до введения банкнот евровалюты. ESCB начнет проводить единую монетарную политику в евровалюте.

? К 1 января 2002 ESCB введет в обращение евробанкноты и начнет обмен национальной валюты.

? Обмен на единую валюту по всем операциям должен завершиться в течение шести месяцев со дня ввода банкнот и монет евровалюты. Национальные банкноты и монеты утратят свой статус законного платежного средства, и единственным законным платежным средством станет евро в единой Европе


Кто примет участие в валютном союзе?

К маю 1996 г. только Люксембург полностью соответствовал критериям преобразования, установленным Маастрихским соглашением для членов Европейского валютного союза.

Эти критерии требуют, чтобы рост инфляции в странах-участницах не превышал 3%, дефицит бюджета составлял не более 3% валового внутреннего продукта (ВВП), а максимальный государственный долг - 60% ВВП, в то время как долговременная процентная ставка должна быть ниже 10,3%.

Следующие страны намерены принять участие в европейском валютном союзе:

Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Финляндия, Франция, Швеция

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями