Но не звучит. Самое удивительное, что все к этому привыкли и как-то притерпелись.

Наверное, труднее всех приходится создателям WWW-серверов. Число русских кодировок, в которых Web-мастера предлагают просмотреть свою страницу, ограничивается только трудолюбием последних. При внимательном изучении вопроса создается впечатление, что отечественные локализаторы использовали все возможные варианты перестановок 128-ми символов второй половины кодовой таблицы, число коим - 128! (очень много).

Например, автору известны как минимум пять более или менее распостраненных вариантов русской кодировки для Macintosh. Среди них "официальная" кодировка, используемая русифицированной версией Системы и самым распространенным русификатором Dialect, и та, которая является "официальной" по мнению большого Apple и применяется в интернациональных утилитах. Понятно, что ни первая ни вторая не совпадают с кодировками для Windows, DOS или Unix, так же как и перечисленные кодировки друг с другом.

Какое-то время автор был склонен видеть в таком положении дел прямую диверсию. И хотя подобный удар в спину сделал бы честь профессионалам из Лэнгли, все же более вероятная причина случившегося - банальное недомыслие.

Не могу уверенно судить о других платформах, но, полагаю, события развивались примерно по такому же сценарию, что и с Macintosh. А с Macintosh было следующее. Первую русскую кодировку для Мака создал г-н Ш., один из первых поставщиков этих компьютеров в Россию. Чем руководствовался г-н Ш. при выборе нестандартной кодировки, неизвестно. Однако известно, что утверждая кодировку для русской Системы, чиновники европейского отделения компании руководствовались интересами нескольких десятков человек, использовавших к тому моменту русификатор г-на Ш. с созданной им кодировкой. "Благодаря" этому мудрому выбору сегодня десятки тысяч пользователей Мака в России вынуждены мучительно решать проблему совместимости с другими платформами.

Это, на первый взгляд "копеечное" для отдельного пользователя неудобство вырастает в реальную проблему при построении смешанных сетей даже в масштабе небольшого предприятия. Долгое время от этого больше всего страдали издательства. Знаю массу случаев, когда именно из-за постоянных проблем с конвертацией русских символов издательства вынуждены были для набора текста вместо дешевых PC приобретать относительно дорогие (порядка полутора тысяч долларов) модели Macintosh.

С развитием Internet проблема перерастает в общенациональную. С позиций технологии intranet глобальную компьютерную сеть страны можно рассматривать как одну большую корпоративную. Здесь и банки, и правительство,и армия,и "красная кнопка" и еще Бог весть что. А уж компьютерных платформ со своими кодировками - полный зоопарк. А теперь представьте себе, что вы не можете прочесть каждый третий факс, потому что он послан с аппарата другой системы. При неизбежном скором переходе большинства документооборота в электронный вид, подобные ситуации станут повседневной реальностью. И добро бы дело ограничилось деловыми письмами, но банки, правительство, "кнопка" и т.д. и т.д. и т.д.

Как, наверное, уже понятно, автор клонит к тому, что кодировка это не пустяк, а дело государственное. И решаться эта проблема должна на государственном уровне, причем как можно скорее. Ведь с каждым проданным компьютером затраты, необходимые для перехода к единой кодировке, растут.

Благо, законодательной базы для введения единой кодировки более чем достаточно. Можно применить закон о защите прав потребителя, можно объявить все тексты, набранные в нестандартных кодировках, зашифрованными и воспользоваться известным указом президента. В конце концов, достаточно всем государственным учреждениям перейти на использование единой кодировки и не рассматривать электронные документы в нестандартных кодировках. После этого шага все более или менее завязанные на государство структуры, т.е. все структуры, будут вынуждены перейти к единому стандарту.

Из всех претендентов на роль "государственной" наибольшие шансы имеет КОИ-8. Хотя бы потому, что именно эта кодировка зафиксирована в ГОСТе. То, что КОИ-8 не связана ни с одной из популярных операционных систем, можно рассматривать как преимущество. Ни один из поставщиков программных продуктов и компьютеров не сможет пожаловаться на предвзятое отношение со стороны государства. Перестанут работать программы, имеющие в тексте "закладки" на ту или иную кодировку. Разработки, демонстрирующие столь вопиюще плохой стиль программирования, не могут не иметь массы других огрехов, и жалеть о них не стоит. Понятно, что программы, написанные в хорошем стиле, хранят кодировки в виде ресурса и требуют весьма незначительной модернизации. Кстати, оперативно проведенная программа модернизаций, значительных и незначительных, смогла бы наглядно показать, почему пользоваться легальным программным обеспечением хорошо, а нелегальным плохо.

Должна заметно оживиться продажа шрифтов. При одновременном переходе на новую кодировку пользователи просто не успеют украсть столько шрифтов, сколько им нужно, и кое-что будет куплено. Подобное финансовое вливание просто необходимо художникам-шрифтовикам, работающим пока на чистом энтузиазме.

Измученные дороговизной жители Москвы переезжают в Васюки... Именно это и обидно. То, что нормальное, правильное и выгодное отношение к такой важной части информационной индустрии, как кодировка, в наших условиях кажется утопией. А в реальной жизни мы по-прежнему лаптем щи хлебаем, в решете воду носим. А кодировки у нас плодятся как тараканы за печкой.

Создается впечатление, что наши локализаторы использовали все возможные варианты русских кодировок.


Денис Самсонов - главный редактор журнала "Publish/Русское издание". С ним можно связаться по электронной почте: denis@osp.ru

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями