и достигается с такой решительностью, что не остается шансов проиграть, будь то "буря в пустыне" или борьба с курением. Любовь к здоровью выгнала страну на спортивные площадки и заставила бросить курить в один день - вот скорость, о которой даже не мечтали Горбачев с Лигачевым, борясь за трезвость.

В один день, 8 февраля, Билл Клинтон подписал закон о телекоммуникациях, тем самым вдохнул новую струю в развитие информационной сети и одновременно вызвал на себя огонь критики со стороны правозащитников.

Закон лоббировался не только телекоммуникационными компаниями, но и некоторыми религиозными противниками "мракобесия" в Internet и по телевидению. Закон, обязующий местные телефонные компании открыть их локальные сети для конкурентов, позволит потеснить традиционных поставщиков с рынка информационных услуг.

Но вовсе не это положение закона вызвало резко негативную реакцию со стороны ряда общественных организаций и компаний. Закон предусматривает ответственность провайдеров за предоставление порнографии и насилия несовершеннолетним, что наказывается штрафом до 250 тыс. долл. и двумя годами тюремного заключения. Производители телевизоров обязаны включать в свои устройства специальную плату, позволяющую родителям блокировать просмотр порнопрограмм и программ, демонстрирующих сцены насилия, и тем самым уберечь будущее нации. Безусловно, нам эти меры могут показаться вполне естественными и даже необходимыми, но тем не менее большая группа правозащитников в США, среди которых Американский Союз Гражданских Свобод, Союз Журналистов, Глобальная Образовательная Информационная система СПИД и десятки других, объявили о проведении специальной акции, чтобы привлечь внимание к нарушению свободы слова и волеизъявления. Все противники нового закона выкрасили свои WWW-страницы в черный цвет и поместили на них знак "голубой ленты". Ко многим серверам закрыт доступ. Internet погрузился в темноту.

Главная причина, отличающая сложившуюся ситуацию от того, что могло бы произойти в России, заключается в природе американского законодательства и механизмах его работы. Законы в Америке, как, впрочем и везде, формулируют лишь основные правовые начала, не детализируя условия их применения. Отличить репортажи с мест боевых действий от демонстрации и пропаганды насилия, невозможно теоретически, как невозможно от порнографию от секса. Для некоторых Шекспир вместе с "Отелло" - расист и убийца, а в "Ромео и Джульетта" - только насилие, убийства и секс несовершеннолетних; Толстой со своей "Войной и миром" и Достоевский с Раскольниковым, попав в "Паутину", могут стать поводом к судебному разбирательству.

Общие принципы, декларируемые из самых благородных побуждений, всегда эксплуатировались как во благо высоких целей, так и вопреки им. Америке, "стране контрастов", это свойственно - сколько оригинальных судебных разбирательств последних лет удивляли нас. Можно ли было предположить, что секс в виртуальном пространстве Internet (как, впрочем, и утаивание факта склонности к полноте) - это повод для развода, а подмигивание сотруднице - по меньшей мере домогательство. Все их законы являются законами прямого действия, чего нет у нас. Именно поэтому юридические формулировки в США подвергаются максимально критическому исследованию, и любое возможное нарушение прав и свобод вызывает не только негативную реакцию, но и активное гражданское сопротивление.

Причины, побудившие к акции сопротивления, у всех разные. Кому-то нужно продавать свои услуги или программы, кого-то интересует бизнес, кого-то - забота о будущем - разные причины, благородные и меркантильные, объединили массы людей.

Однако есть еще одна, самая важная причина. "Паутина" обязана своим существованием энтузиастам, главная цель которых - свободное общение; именно они строят виртуальные миры. Реальный мир, даже если у Творца и была такая цель, этого никогда не позволит. Мир открытых границ, полной свободы, неограниченных возможностей создается творцами, и потому дорог им. Любое вмешательство в их фантазии со стороны политиков воспринимается как вторжение в личные владения. Создатели виртуального мира понимают несовершенство своих моделей, но жить по чужим законам, будучи "богами", слишком трудно.

Впервые виртуальный мир столкнулся с законом, наказание по которому отнюдь не виртуально. Два мира не могут существовать отдельно, напротив, влияние виртуального на реальный постоянно возрастает и поэтому со временем они будут сталкиваться с гораздо более значимыми проблемами. Опыт первого закона, сталкивающего эти миры, крайне важен.


Анатолий Шкред - директор Издательского Дома "Открытые системы. С ним можно связаться по электронной почте: anatoli@osp.ru.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями