В разрешение спора между Мининформсвязи и МЭРТ относительно проекта венчурного фонда вмешался президент

Комплекс мер по государственной поддержке российской ИТ-отрасли, обсуждавшийся в течение последних полутора лет, согласован всеми заинтересованными органами. Прежде всего речь идет о государственной программе строительства технопарков, постановление о которой правительство должно выпустить со дня на день, инициативе об упрощении процедуры экспорта программного обеспечения и законопроекте о внесении поправок в налоговый кодекс. Эти поправки создадут специальный налоговый режим для компаний, экспортирующих программное обеспечение. Даже Минфин уже не отвергает возможности существования подобной системы поддержки.

Леонид Рейман: «Минэкономразвития получило достаточно конкретное поручение рассмотреть эти документы и постараться в ближайшее время учредить этот инвестфонд»

Единственное предложение Мининформсвязи, вокруг которого возникли споры, это проект учреждения венчурного фонда. Бумаги о его создании поступили в Правительство без визы МЭРТа. В решение вопроса вмешался президент, который потребовал, чтобы соответствующий механизм заработал уже в этом году. 16 февраля Владимир Путин совершил поездку в Нижний Новгород, где прошло заседание президиума Госсовета, посвященное развитию ИКТ в нашей стране. Перед ним глава государства встретился с представителями отрасли.

Среди них была и президент компании Cognitive Technologies Ольга Ускова. Еще в прошлом году Ускова публично обрушилась с критикой на МЭРТ по поводу торможения инициативы Мининформсвязи. А в этот раз имела возможность пожаловаться лично президенту.

«Я думаю, что Госсовет в состоянии, наверное, придать ускорение этому процессу», — попросила она.

«Я в состоянии это сделать, — ответил Путин. — Госсовет у нас для более масштабных задач создан. Это технический вопрос административного характера».

Когда же речь о фонде зашла на президиуме Госсовета, то спор между министром информационных технологий и связи Леонидом Рейманом и заместителем министра экономического развития и торговли Андреем Шароновым состоялся публично.

Шаронов так пояснил суть разногласий: «Мы придерживаемся общего подхода к созданию венчурного инновационного фонда, который должен быть один, не носить отраслевого характера и действовать по принципу инициативы от частного бизнеса. То есть венчурный фонд должен управляться представителями Правительства и в реактивном режиме давать долю при появлении частной доли, а не наоборот, как сейчас предлагает Министерство связи».

Кроме того, МЭРТ предлагает, что управляющую компанию для фонда выберут его частные инвесторы самостоятельно, но по правилам, установленным государством. «А почему они должны управляющую компанию выбирать?» — не соглашается Рейман, придерживающийся идеи государственного контроля.

В вопросе выбора управляющей компании президент, суда по всему, принял позицию МЭРТа: «Так во всем мире работают. Фонды так везде работают». Но его не устроили сроки реализации идеи.

«Владимир Владимирович, вопрос только в одном: создавать ли сегодня отраслевой ?айтишный? фонд или завтра — универсальный фонд», — попытался объяснить задержку Шаронов. Выяснилось, что президенту все равно, каким будет фонд: отраслевым или общим, главное, чтобы он был создан уже в этом году. Деньги Путин пообещал найти.

На следующий день во время встречи президента с Германом Грефом разговор о фонде продолжился.

«Единственное, что пока нас задерживает, это неготовность фонда фондов. Нам нужно создать фонд, который был бы больших размеров. Конечно, 100 млн. долл. (в проекте Мининформсвязи — П.К.) — это несерьезно. Серьезные венчурные инвестиции за счет таких средств не сделать», — сказал Греф. Объем большого фонда должен составить 2,5 млрд. долл.

Однако Греф не готов был сказать, когда же фонд фондов будет готов. На бумажную работу, по его словам, должно было уйти два месяца. Президент предложил министру закрыть этот вопрос во втором квартале. Греф пообещал лишь закончить подготовку документов, но сказал, что их принятие зависит не от него: «Нужно будет выпустить постановление Правительства». В ответ президент выразил полную уверенность, что правительство документ примет: «А кто такое Правительство? Вы и есть Правительство, а с Михаилом Ефимовичем, я думаю, что мы договоримся».

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями