В преддверии приближающегося 2017 года с высоких трибун (в том числе и с самой высокой трибуны) прозвучали призывы запустить в России цифровую экономику. Для чиновников это стало прямым указанием к ускоренному формированию правовых и технологических условий взаимодействия государственных институтов и бизнеса в электронном формате. Но чем обернутся подобные инициативы для предприятий, какие новые возможности получит от них бизнес? В идеале расширение функций электронного правительства облегчит цифровизацию деловых и производственных процессов в компаниях. Это также даст им дополнительные возможности адаптироваться к бизнес-моделям Индустрии 4.0 и построить фабрики будущего – «умные» фабрики.

Создание в России условий для старта четвертой промышленной революции должно оздоровить конкурентную среду на внутренних отраслевых рынках и одновременно повысить конкурентоспособность отечественных предприятий на внешних рынках. Но произойдет ли все перечисленное в действительности, зависит также от того, успеют ли сами предприятия вовремя перестроить стратегические планы по цифровизации производств и модернизации ИТ-инфраструктуры под новые условия. А здесь очень важно правильно выбрать и обозначить приоритеты, найти точки роста и области приложения сил.

Эксперты предсказывают, что будущее экономики, отвечающей формату Индустрии 4.0, определят порядка десятка ключевых технологий и тенденций. Среди них: использование в производстве принципиально новых материалов (таких, например, как графен); движение в сторону киберфизических систем; распространение Интернета вещей и Промышленного интернета; переход к предикативной аналитике, часто трактуемой как аналитика на основе Больших Данных; цифровое проектирование и моделирование с использованием «умных» моделей и бионического дизайна. Мировые рынки продуктов и услуг, связанных с реализацией некоторых из названных технологий, растут примерно на 30% в год.

Эти технологии также способны придать производственным процессам аддитивный характер, когда каждая инициатива, накладываясь на другую инициативу, увеличивает суммарный эффект от использования новых подходов и решений через интеграцию на общих платформах BIM, PLM и др. Иначе конкурентоспособность продукта вскоре станет попросту невозможной.

В условиях цифровой экономики количество изменений, вносимых в проект высокотехнологичного изделия до его выхода на тестирование и запуска в массовое производство, очень велико. Порой учитываемых изменений становится так много, что себестоимость при производстве продукта традиционными методами резко растет и выходить с ним к потребителю бесполезно – рынок уже проигран.

Спасение – в передовом производстве, где создаются «умные» модели, где учитываются все фазы жизненного цикла, где поставлен на цифровую основу весь системный инжиниринг, а потребительские качества закладываются в изделие на уровне математических моделей и тестируются на виртуальных полигонах.

И всё это при необходимости должно быть поддержано суперкомпьютерными вычислениями. Только очень мощные машины будут способны работать с «умными» моделями, поскольку и на этапе их создания, и в процессе завершения работы над ними будут генерироваться Большие Данные. При разработке любого сложного изделия цифровыми средствами будут учитываться до триллиона характеристик для тысяч деталей из сотен различных материалов. Для каждой детали придется рассчитывать оптимальные параметры в зависимости от характера последующего использования продукта и требований, заложенных в матрицу целевых показателей и ограничений. Вычисления – фундамент для цифровой экономики, логика, процессы, модели которой выражены в алгоритмах.

 

Без сомнения, в условиях цифровой экономики конкурентную борьбу выиграет тот, кто скорее освоит эти алгоритмы. Только так российские предприятия смогут в кратчайшие сроки вывести на мировой рынок конкурентоспособный продукт, причем продукт нового – цифрового – поколения.

— Алексей Есауленко

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF