Трудно назвать другую отрасль, где ценность единства информационной среды была бы выше, чем в медицине. Ведь от эффективности процессов здесь зависит не только экономический результат, но и здоровье пациентов. ИТ-ландшафт крупной современной клиники может быть чрезвычайно богат: аптечные и медицинские, лабораторные и радиологические системы, CRM и СЭД, бухгалтерские программы и телемедицинские комплексы, электронные медицинские архивы и системы поддержки принятия врачебных решений. Плюс сложнейшее медицинское оборудование, выдающее цифровой контент: от аппарата УЗИ до позитронно-эмиссионного томографа. Ограниченные возможности обмена информацией между отдельными компонентами столь сложной инфраструктуры не дают ни существенно улучшить управление лечебным учреждением, ни заметно повысить качество оказания медицинской помощи. Поэтому наиболее актуальные решения для здравоохранения на ближайшую перспективу — интеграционные.

Непаханое поле, или Задачи интеграционного ПО в медицине

«Организация электронной базы, где в структурированном и удобном для поиска виде хранятся истории болезни, а также справочно-паспортные данные пациента, протоколы обследований, данные контроля за состоянием его здоровья, результаты анализов, сведения об исполнении назначений и процедур, уже минимизирует время поиска нужной информации и в разы снижает вероятность ее утери», — говорит Андрей Рудзянский, начальник службы информационных технологий, телекоммуникаций и связи Центральной клинической больницы гражданской авиации.

Внедрение технологий штрихкодирования и интеграция с лабораторной системой позволяют в автоматизированном режиме передавать результаты анализов биоматериала в историю болезни и в дальнейшем отслеживать динамику их изменения. Современная аппаратура функциональной диагностики также предоставляет возможности передачи информации и добавления результатов мониторинга к истории болезни. Проблемы сохранности и оперативного доступа к данным, получаемым на оборудовании лучевой диагностики, решает отдельная система хранения медицинских изображений, где в хронологическом порядке формируется архив записей. ПО радиологического оборудования помогает исследовать полученные изображения по различным параметрам и характеристикам, строить срезы и 3D-реконструкции. Оборудование для эндоскопических исследований позволяет передавать непрерывное изображение, отслеживать функционирование внутренних органов в реальном времени, проводить оперативное вмешательство и вести его видеозапись. И это далеко не полный перечень потенциальных объектов интеграции, благодаря которой вся сохраненная информация становится доступной с рабочего места лечащего врача — в электронной истории болезни.

Виктория Сапрыкина, главный специалист Института хирургии  им. А. В. Вишневского
«Первая трудноразрешимая в разнородной среде задача, с которой сталкиваются интеграторы, — наведение порядка со справочниками», Виктория Сапрыкина, главный специалист Института хирургии им. А. В. Вишневского

Владимир Казинов, генеральный директор DiViSy Group, отметил, что интеграция наводит мосты между различными медицинскими информационными системами (МИС), связывает МИС с лабораторными информационными системами (ЛИС), системами для хранения и работы с медицинскими изображениями (Picture Archiving and Communication System, PACS), а также с медицинскими приборами и инженерными системами, производители которых создают собственные протоколы обмена данными и управления. Таких производителей много, поэтому интеграция — весьма трудоемкая работа, но она того стоит. Только в США отсутствие интероперабельности медицинских устройств ежегодно приводит к лишним расходам на здравоохранение, которые аналитики Института West Health оценивают примерно в 36 млрд долл.

«Основная цель интеграции — это экономия времени на обработку информации о пациенте, — полагает Михаил Плисс, менеджер по работе с заказчиками госсектора компании «Oracle СНГ», в прошлом исполнявший обязанности вице-президента по ИТ группы компаний «Медси». — Когда в одной медицинской системе появляются данные из других, врач без дополнительных запросов может оценить общую картину состояния здоровья пациента и быстрее назначить нужное лечение». Информационный поток становится более эффективным.

Однако объединения лишь медицинских модулей сегодня уже недостаточно. Текущее законодательство и реформы, проводимые в сфере здравоохранения, диктуют необходимость учитывать всю информацию, обрабатываемую в информационных системах клиники, в том числе в бухгалтерских и кадровых, чтобы реально оценивать финансовые результаты деятельности медицинской организации. Интеграция должна стягивать медицинскую и управленческую информацию, сохраняя при этом способность лечебного учреждения адекватно оказывать медицинскую помощь населению и не ухудшая условий работы медперсонала.

«Интеграция в клинике призвана обеспечить сведение воедино любого рода информации, генерируемой оборудованием, — персональной и деловой, — говорит Николай Зезюлинский, директор по развитию бизнеса компании «ФОРС». — Главный врач в любой момент должен иметь возможность видеть картину по клинике в целом и по отдельным разрезам в частности».

Но на практике это встречается крайне редко, так как бизнес-процессы в большинстве стационаров и поликлиник автоматизированы лишь частично. Когда МИС не охватывает всего цикла деятельности медицинского учреждения полностью, от регистрации пациента до его выписки, неизбежно возникают информационные разрывы. По мнению Зезюлинского, полноценная интеграция позволит устранить такие разрывы и обеспечить возможность доступа к любой нужной информации, включая дистанционный просмотр результатов медицинских исследований и анализов пациентов, выполненных в разных медучреждениях. Это откроет новые возможности для телемедицины. «Проведение врачебных консилиумов в режиме онлайн должно стать обычной практикой, особенно в трудных случаях», — считает он.

Однако сами по себе интеграционные решения не устраняют разрывов в информационных потоках, отметил Плисс. Информационные системы не могут спасти от ошибок в менеджменте. Если информационный поток не описан и не выстроен вне информационной системы, если нет соответствующей процедуры, регламента или договоренности врачей, то и интегрированная информационная система все равно останется неэффективной.

«Интеграционную платформу стоит рассматривать в том числе как единую точку входа и выхода информации, независимо от качества и количества систем для ввода первичных данных», — полагает Виктория Сапрыкина, главный специалист Института хирургии им. А. В. Вишневского. В медицине, как и в любой другой сфере, интеграционное ПО повышает качество данных и оперативность их получения, предоставляет возможность решать задачи экономики, статистики, отчетности, а также моделирования и прогнозирования, используя полные данные. «Первая трудноразрешимая в разнородной среде задача, с которой сталкиваются интеграторы, — наведение порядка со справочниками», — говорит Сапрыкина. По ее словам, интеграционная платформа может служить инструментом для совмещения (mapping) справочников или точкой ввода справочников для последующего распространения в системах, в том числе вновь внедряемых.

«Обычно интеграционные системы востребованы для решения двух типов задач: для построения единого информационного пространства в рамках лечебного учреждения или медицинского холдинга; для консолидации на уровне региона медицинской и другой информации, относящейся к здравоохранению», — рассказывает Владимир Островский, руководитель проектов по МИС корпорации InterSystems.

В первом случае целью является объединение имеющихся в лечебном учреждении информационных систем (медицинских, финансовых, управленческих), уход от двойного ввода, получение данных для эффективного управления учреждением. «В таких проектах важна переориентация организации на использование появляющейся в момент оказания медицинской помощи первичной информации для последующего анализа деятельности», — говорит Островский. Интеграционное решение позволяет собрать эту информацию из различных источников и комплексно ее анализировать. Такой подход принципиально отличается от тех методов, когда управление строится на основе статистических данных, собранных задним числом и часто не отражающих реальную картину процессов в медицинской организации.

Во втором случае главной целью становится объединение информационных потоков на уровне региона, настройка обмена данными с федеральным уровнем Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ). «Отличительной особенностью таких проектов является наличие в регионе большого числа различных информационных систем, часто вообще не поддерживающих какие-либо стандарты интеграции», — заметил Островский.

Типы интеграционных решений

Какие же типы интеграционных решений применяются сегодня в медицине для решения перечисленных задач и можно ли назвать их оптимальными?

Базовый уровень внутрисистемной интеграции обеспечивает обмен данными между решениями одного разработчика — к примеру, когда из МИС поступает направление на проведение исследования, а в ответ из ЛИС приходит результат исследования. Такая горизонтальная интеграция уже достаточно широко распространена, что значительно улучшает качество информации и скорость ее получения лечащим врачом и пациентом, отметила Сапрыкина. Иногда к МИС подключают PACS, это позволяет автоматически наполнять электронную медкарту разнородными данными. Но интеграция с финансовым и кадровым блоками, а также системами, развернутыми в отдельных отделениях, обычно практически отсутствует.

Несомненно, для наиболее полноценного функционирования медицинской системы необходима межсистемная интеграция, связывающая МИС с ПО других разработчиков, а также с немедицинскими системами. Для российской медицины актуальна вся цепочка интеграции «МИС — ЛИС — РИС/PACS — медицинские и инженерные приборы и оборудование», утверждает Казинов: «Причем эта цепочка должна базироваться на фундаменте: клинические протоколы и медицинские стандарты с полным документированием медицинских манипуляций и с дистанционным доступом к ним во время их проведения. Этот фундамент необходимо создать совместно с главными внештатными специалистами Минздрава РФ».

На практике различные информационные системы клиники зачастую не сопряжены друг с другом, не говоря уже о сопряжении с медицинскими устройствами. «Ощущается, с одной стороны, некоторая невостребованность единого информационного пространства, а с другой — привлечение к решению подобных вопросов квалифицированного интегратора зачастую экономически нецелесообразно», — говорит Рудзянский.

Андрей Рудзянский, начальник службы информационных технологий, телекоммуникаций  и связи Центральной клинической больницы гражданской авиации
«В первую очередь я бы потребовал от представителей медицинской отрасли ответственно

и с пониманием отнестись к вопросам информатизации своих учреждений», Андрей Рудзянский, начальник службы информационных технологий, телекоммуникаций и связи Центральной клинической больницы гражданской авиации

С точки зрения архитектуры различают два основных типа интеграционного ПО: решения «точка — точка», когда для каждого отрезка взаимодействия пишется отдельный протокол, и решения на основе сервис-ориентированной архитектуры (SOA), когда разрабатывается специальная интеграционная шина. «Второй тип решения гораздо затратнее и уместен тогда, когда достигнутый уровень автоматизации достаточно высок, внедрено много различных информационных систем и требуется обеспечить их бесшовное взаимодействие, — пояснил Зезюлинский. — В крупных клиниках, как правило, идут именно таким путем». Если же стоит более простая задача, к примеру по интеграции медицинского оборудования с МИС, то можно ограничиться и первым типом решения. Но по мере усложнения ИТ-инфраструктуры SOA-подход все равно придется применять. Оптимальное решение позволит справиться с поставленными задачами наименее затратным способом.

Крупные производители часто загодя снабжают свои решения основными коннекторами. «При покупке медтехники очень важно обращать внимание на наличие встроенных механизмов интеграции, — рекомендует Зезюлинский. — Иначе задача может оказаться технически невыполнимой — интерфейс попросту будет некуда подключать».

«Более целесообразно использовать не горизонтальную интеграцию, а обмен данными через интеграционный компонент, который позволит включать любого провайдера / потребителя информации в единое информационное пространство, заменять или перенастраивать его исходя из конечной цели», — полагает Сапрыкина. К тому же такой подход позволяет сохранить ранее вложенные средства и сделать используемые годами системы частью единого информационного пространства. При этом, добавила она, должна быть возможность обеспечивать настройку бизнес-логики движения и взаимодействия информации, контроль целостности данных и гарантированной их доставки, а также возможность построения аналитики на базе информации, аккумулируемой на уровне инструмента интеграции данных.

По словам Островского, как при реализации проекта внутри отдельной клиники, так и в случае регионального проекта оптимально использовать интеграционные продукты промышленного уровня, обладающие необходимыми интеграционными компонентами и адаптерами. Они позволяют быстро выполнить интеграционный проект, задействуя различные методы обмена данными в зависимости от возможностей информационных систем, с которыми выполняется интеграция. «Идеальным является применение международных стандартов для интеграции, но возможны и файловый обмен, веб-сервисы, прямой доступ к базе данных и так далее, — говорит Островский. — Специализированные интеграционные продукты значительно эффективнее, чем прямая интеграция между системами или самописные псевдоинтеграционные решения».

Основное отличие интеграционных платформ, шин от продуктов, представленных на рынке некоторое время назад, — наличие развитого инструментария для создания и сопровождения интеграционных решений. Он содержит широкий спектр адаптеров (включая медицинские адаптеры HL7, DICOM, IHE и др.) и средств мониторинга. Также очень важным является наличие в продукте полноценной архитектуры для надежного обмена сообщениями, в том числе в асинхронном режиме. «Именно эта обвязка и позволяет быстро выполнять проекты по интеграции и, главное, сопровождать их впоследствии, легко выявляя и устраняя возникающие проблемы и сбои», — пояснил Островский. Между тем на рынке появляются продукты, которые позиционируются как интеграционные платформы, но на деле не обладают описанными выше функциями. «Это сводит на нет преимущества систем для интеграции и вообще дискредитирует саму идею реализации интеграционных проектов с помощью специализированных продуктов», — сожалеет Островский. Одним из способов подтвердить уровень интеграционного продукта, по его словам, является участие в так называемых коннектофонах. Цель этих ежегодных мероприятий — проверить способность продуктов различных производителей успешно выполнить интеграцию по определенным протоколам и стандартам.

Сегодня применяются «интеграционные шины» самого разного класса и уровня зрелости, говорит Плисс. Есть те, что могут только синхронизировать и преобразовывать данные, а есть те, что могут интегрировать описанные бизнес-процессы. Существуют и специализированные интеграционные решения для медицины, но отечественных решений для связи разнородного ПО среди них нет, а западные разработки в России насчитывают в среднем не более пяти внедрений. По мнению Плисса, причина в том, что российские врачи в массе своей еще не доросли до осознания необходимости интеграции медицинской информации. «По моей субъективной оценке, в этом процессе мы отстаем от Европы лет на 20, от США — на 30, и даже от Индии — уже лет на 15», — сказал он.

Безопасность превыше всего

Медицинская информатика сегодня — уже достаточно хорошо регламентированная в мире отрасль, и общие требования к медицинским интеграционным решениям в целом такие же, как к медицинским информационным системам, то есть самые высокие: ведь от ошибок в медицинских данных может зависеть здоровье или жизнь пациента. «Если говорить о детальных требованиях, то врачам и специалистам по информатизации, конечно же, удобнее работать с теми системами, что поддерживают именно медицинские протоколы обмена информацией в базовом функционале, из коробки. Таких решений уже много», — отметил Плисс.

Специфику медицинской отрасли в первую очередь составляют требования по безопасности пациента, подчерк­нул Казинов. Существуют стандарты, определяющие и уровень надежности, и уровень безопасности, — например, IEC 80001 (менеджмент рисков для информационных сетей, связанных с медицинскими приборами) или Surgery safety checklist, разработанный Всемирной организацией здравоохранения. Важным вопросом, по словам Казинова, является также совместимость с клиническими протоколами ведения пациентов, так как врач не должен разрываться между работой на медицинском оборудовании, например во время операции, и интерфейсом информационной системы, как не должен и в сложные моменты задумываться о том, какую кнопку надо нажать на экране. «Нужно максимально автоматизировать заполнение отчетных форм, таких как, например, наркозная карта пациента, а это возможно только при интеграции медицинской аппаратуры и МИС», — указывает он. Интеграционные решения позволят руководству медицинских учреждений, регионов и Минздрава РФ получить доступ к первичной медицинской информации, что существенно повысит эффективность управления здравоохранением.

Требования к интеграционным решениям в медицине включают прежде всего обеспечение необходимого уровня информационной безопасности, а кроме того, система должна быть отказоустойчивой, удобной в эксплуатации, расширяемой и функциональной, считает Рудзянский.

«Это должна быть промышленная платформа, использующая общепринятые стандарты обработки, приема/передачи данных, которая отвечает требованиям по обработке персональных данных уровня К1, позволяет контролировать целостность данных и обеспечивает программную и аппаратную отказоустойчивость, — подчеркнула Сапрыкина. — Но главное — за таким решением должна стоять команда разработчиков, аналитиков и технических писателей, понимающих существующий рынок со всеми его нюансами и под него подстраивающихся. Помня о стандартах отрасли, необходимо в то же время проявлять гибкость в подходах. Иногда приходится не жестко предъявлять требования, а искать золотую середину».

Рудзянский также обращает внимание на необходимость учитывать уровень профессионализма разработчиков и степень их знакомства со спецификой медицинского документооборота. «К сожалению, есть немало примеров «внедрения» откровенно недоработанных информационных систем, которые только затрудняют работу врачей», — сетует он. Причинами, по его мнению, могут стать и некомпетентность принимающего решение человека, и коррупционная составляющая, и недобросовестность разработчиков, и экономия медучреждения на ИТ-сфере. Все эти негативные факторы в итоге приводят к тому, что конечные пользователи начинают откровенно саботировать работу в системе или относятся к ее эксплуатации формально. В этом случае о достоверности и актуальности вносимых данных речь уже не идет, а врач «для галочки» производит абсурдные с точки зрения обработки информации действия по перепечатке текста, только что написанного им от руки в бумажной истории болезни, в поля экранной формы.

Главная специфика отрасли состоит в повышенных требованиях к информационной безопасности, которые предъявляются к защите персональных данных в соответствии с Федеральным законом № 152, считает Зезюлинский. По его словам, многие клиники вынуждены сейчас отказываться от своих систем именно по причине несоответствия требованиям этого закона. «Важно, чтобы системы, обеспечивающие информационную безо­пасность, были удобными в эксплуатации и для врачей, и для пациентов, которые могли бы легко и просто получить нужный документ без перезагрузки системы и длительного ввода логинов-паролей», — подчеркнул он.

С другой стороны, на рынке достаточно успешных решений, представленных как отечественными, так и зарубежными интеграторами, ежегодно проводятся тематические конференции и выставки. «В первую очередь я бы потребовал от представителей медицинской отрасли ответственно и с пониманием отнестись к вопросам информатизации своих учреждений», — сказал Рудзянский. Нужно иметь в виду, что помимо приобретения программного продукта потребуются его интеграция и дальнейшее сопровождение с привлечением квалифицированных специалистов, модернизация серверного оборудования и вычислительной сети, обучение пользователей и видение дальнейших перспектив развития системы.

Купить номер с этой статьей в PDF