Представление о профессии директора информационной службы в бизнесе уже сложилось, однако есть области, где оно еще не оформилось окончательно. И медицина — одна из таких областей.

Энтузиасты внедряли ИТ-решения в медицинских учреждениях задолго до появления на свет концепции Единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ). Однако масштабная информатизация в российском здравоохранении началась значительно позже, чем в других сферах, — всего лишь два года назад, когда был запущен проект ЕГИСЗ. Причем этот процесс осложняется несколькими факторами.

Во-первых, к двум областям знаний, которыми необходимо владеть ИТ-руководителю, — управлению и технологиям, добавляется третий сложный компонент — медицина, с большим трудом поддающаяcя формализации и стандартизации. Во-вторых, медицинские организации чрезвычайно разнообразны и специфичны, однако основу системы здравоохранения образуют государственные медучреждения, а в их штатном расписании, как правило, отсутствует позиция, подходящая для CIO. В-третьих, в отрасли еще не решен вопрос: а не правильнее ли отдать всю деятельность, связанную с ИТ, на аутсорсинг?

Пока что профессиональное сообщество не пришло к общему решению по этому и многим другим вопросам. Тем не менее в сотнях клиник информатизацией так или иначе занимаются... Кто же эти люди? Каков CIO в медицине сегодня?

Борис Зингерман, заведующий отделом информационных технологий Гематологического научного центра

«Крупный медицинский центр по объему и разнообразию ИТ-задач и проблем порой превосходит организации других сфер деятельности, но статус CIO в медицине гораздо ниже, чем в бизнесе», Борис Зингерман, заведующий отделом информационных технологий Гематологического научного центра

Борис Зингерман, Гематологический научный центр

Должность: заведующий отделом информационных технологий

Образование: математик

Число человек в подчинении: 8

Принимаете ли Вы участие в вопросах стратегического управления клиникой? Практически нет

На стыке трех областей

Набросать портрет типичного ИТ-руководителя медицинской организации нелегко — CIO стационара, например, и CIO научного медицинского центра не очень похожи. Зона ответственности, позиции в клинике, должностные обязанности и основные роли, которые приходится выполнять ИТ-руководителю, сильно зависят от специфики и масштаба организации, а также от того, насколько важным считает главный врач применение современных информационно-технологических решений.

В небольших медицинских организациях за ИТ обычно отвечает медик, один из заместителей главврача, он и определяет политику информатизации: закупку техники, доступ в Интернет, выбор и внедрение готовых информационных систем, а также взаимоотношения с поставщиками ИТ-услуг. При нем, как правило, есть один-два молодых специалиста, ориентирующихся в основном в «железе» и занимающихся поддержкой оборудования и пользователей, рассказывает Борис Зингерман, заведующий отделом информационных технологий Гематологического научного центра.

Борис Кобринский, руководитель Научного центра новых информационных технологий Научно-исследовательского клинического института педиатрии

«Типичный ИТ-руководитель в технологически развитом федеральном медцентре — это человек, хорошо понимающий технологии и разбирающийся в медицинских проблемах», Борис Кобринский, руководитель Научного центра новых информационных технологий Научно-исследовательского клинического института педиатрии

Борис Кобринский, Научно-исследовательский клинический институт педиатрии РНИМУ им. Н. И. Пирогова

Должность: руководитель Научного центра новых информационных технологий

Образование: 2-й МОЛГМИ (ныне РНИМУ) им. Н. И. Пирогова, ФПК МИРЭА

Число человек в подчинении: 20

Принимаете ли Вы участие в вопросах стратегического управления клиникой? Нет (только в отношении применения ИТ)

По его словам, в считанных единицах медицинских организаций есть сотрудник, чей статус можно определить как CIO. Обычно специалисты, ответственные за «компьютеры», по своему положению, должностным полномочиям и выделенным в их распоряжение ресурсам до этого высокого статуса не дотягивают. «Причина в том, что информационные технологии в здравоохранении, как правило, не являются важным элементом в деятельности организации и финансируются чаще всего по принципу затыкания дыр, — полагает Зингерман. — Надо сдавать счета-фактуры в Фонд обязательного медицинского страхования — поставили указанную ФОМС систему, надо сдавать данные в Пенсионный фонд — поставили систему, указанную Пенсионным фондом, и посадили человека в ней работать».

Вопрос же целенаправленного внедрения медицинских информационных систем (МИС) ставится редко, отметил он. Это удел крупных больниц, федеральных центров и научно-исследовательских институтов, где традиционно возникали отделы АСУ или ИТ, занимавшиеся внедрением компьютеров, зачастую под весьма специфические научные задачи: моделирование, поддержка принятия решений, математическая статистика. Из руководителей этих отделов, образованных 20–30 лет назад, и выросли нынешние CIO крупных медицинских oрганизаций.

Михаил Эльянов, ИТ-руководитель Диагностического центра № 5 г. Москвы, президент АРМИТ

«Сильный CIO — одна из ведущих персон в медицинской организации при условии его полной поддержки главврачом», Михаил Эльянов, ИТ-руководитель Диагностического центра № 5 г. Москвы, президент АРМИТ

Михаил Эльянов, Диагностический центр № 5 г. Москвы

Должность: программист (после ликвидации должности начальника информационно-вычислительного отдела)

Образование: высшее техническое

Число человек в подчинении: 8

Принимаете ли Вы участие в вопросах стратегического управления клиникой? Уже нет

«В большинстве своем это математики «в возрасте», с научными амбициями, прожившие весь «век компьютеризации» чуть ли не от первых вычислительных машин и внедрявшие за это время множество систем под разными «операционками»», — описывает сложившуюся ситуацию Зингерман. Многие из них являются авторами собственных МИС, которые внедряются и адаптируются под актуальные задачи медицинской организации. Исторически они отвечают в медорганизации за все, в чем «участвует компьютер» — от экономики до научных презентаций. «Крупный медицинский центр по объему и разнообразию ИТ-задач и проблем порой превосходит организации других сфер деятельности, но статус CIO в медицине гораздо ниже, чем в бизнесе», — отметил он.

«Типичный ИТ-руководитель в технологически развитом федеральном медцентре — это человек, хорошо понимающий технологии и разбирающийся в медицинских проблемах», — поясняет Борис Кобринский, руководитель Научного центра новых информационных технологий Научно-исследовательского клинического института педиатрии. В зону его ответственности, как правило, входят подготовка и предложение решений по информатизации учреждения, выбор методов и средств для решения задач. В отдельных случаях он принимает решения по развитию МИС, оборудованию и сетям. Совместно с клиницистами он выбирает для клиники типовые МИС, принимает решение об их доработке либо разработке с учетом потребностей ученых и оказывает им помощь в статистической обработке данных для научных исследований. По образованию CIO может быть медиком либо математиком или «айтишником».

Врачей-кибернетиков, которых готовят ведущие медицинские вузы, на позициях CIO пока крайне мало.

Функции ИТ-поддержки:

• Организация приобретения/получения средств вычислительной техники, компьютерных аксессуаров, расходных материалов (разработка спецификации, выбор поставщиков, подготовка конкурсных и тендерных заявок).

• Замена расходных материалов.

• Подготовка материалов по инвентаризации и списанию средств вычислительной техники (СВТ).

• Участие в принятии решений по вопросам выбора и приобретения системного программного обеспечения. Организация приобретения, настройка и запуск системного ПО.

• Участие в принятии решений по вопросам выбора и приобретения прикладного ПО. Организация приобретения прикладного ПО, формулирование требований по его развитию и совершенствованию.

• Внедрение новых информационных систем.

• Организация гарантийного и послегарантийного ремонта СВТ*.

• Установка и пусконаладка приобретенных СВТ*.

• Техническое обслуживание и сопровождение компьютерных систем медучреждения. Замена изношенного и морально устаревшего оборудования*.

• Развитие, техническое обслуживание и сопровождение локальных вычислительных сетей*.

• Разработка и реализация политики информационной безопасности медучреждения. Защита от спама, вирусов, вредоносных программ. Обеспечение защиты персональных данных*.

• Системное администрирование. Резервирование и восстановление данных*.

• Организация работы с Интернетом*.

• Определение совместно с руководством плана работ в сфере ИТ. Проектирование ИТ-инфраструктуры.

• Разработка внутренних нормативных актов, регламентирующих использование и сопровождение ИТ в медицинской организации.

• Сопровождение и актуализация банка данных информационных ресурсов и систем.

• Подготовка отчетов по всем аспектам использования ИТ для руководства медорганизации и органов управления здравоохранением.

• Организация обучения персонала работе с установленными компьютерными системами. Консультации сотрудников по вопросам использования ИТ, применения статистических методов и пакетов программ.

• Сопровождение, актуализация (создание) сайта медучреждения.

* Может быть передано на аутсорсинг, по мнению Эльянова.

— Михаил Эльянов, президент АРМИТ

Исполнитель или локомотив?

Михаил Эльянов, ИТ-руководитель Диагностического центра № 5 г. Москвы и президент Ассоциации развития медицинских информационных технологий (АРМИТ), выделил два условных типажа CIO: «чистый исполнитель» и «локомотив развития ИТ» в медицинской организации. Первый делает только то, что ему велят, и шарахается от любого развития, поскольку оно связано с интеллектуальными усилиями, а возможно, и с увеличением объема работы. Второй внимательно cледит за основными тенденциями и вносит свои предложения, становясь одним из участников процесса развития организации, поскольку информатизация ведет к изменению самих медико-технологических процессов. В результате он часто вступает в конфронтацию с другими руководителями подразделений. «Сильный CIO — одна из ведущих персон в медицинской организации при условии его полной поддержки главврачом», — подчеркнул Эльянов. В отсутствие такой поддержки существование «локомотива развития» в стенах медучреждения будет недолгим.

Возможна ли унификация?

Функции ИТ-директоров в медицинских организациях сегодня выполняют руководители спецлабораторий и начмеды, заместители главврача и системные администраторы. Может быть, благодаря созданию единой государственной системы в отрасли наметится тенденция к унификации разнообразных ролей, которые они выполняют? По мнению Кобринского, определенная унификация будет иметь место под давлением требований сверху о введении информационных технологий и их связи с федеральными сервисами, но особенности сохранятся, в частности, для больших стационаров и федеральных госучреждений.

Зингерман сомневается, что cоздание ЕГИСЗ приведет к унификации роли CIO. Он считает, что ситуация в крупных медцентрах, как и роль CIO в целом, серьезно изменится не под влиянием ЕГИСЗ, а скорее вследствие ухода в облака. «Большинство тех задач, которые сегодня решают подчиненные CIO, вероятнее всего, отомрут. Но пока об этом рано говорить», — отметил Зингерман. В небольших организациях, где CIO — один из замов главврача, все, видимо, останется как есть. Мнение Кобринского в отношении небольших медорганизаций диаметрально противоположно.

«АРМИТ уже много лет бьется над тем, чтобы продавить через Минздрав методические рекомендации по организации ИТ-службы и тем самым помочь главврачу решить вопросы информатизации, не изобретая велосипед», — сообщил Эльянов.

Переводчики с медицинского

Каким станет CIO в медицине со временем? Рано или поздно эпоха энтузиастов в сфере медицинской информатики должна уйти в прошлое, на смену ей придет время специалистов, подготовленных по профессиональным отраслевым стандартам. Однако в России пока этого ничто не предвещает.

«Слышу об этом уже лет 20», — говорит Эльянов, который совсем не уверен, что эра энтузиастов ИТ в медицине близится к завершению. Кобринский надеется, что энтузиасты сохранятся и в будущем: «Иначе трудно себе представить развитие новых направлений, особенно прорывных».

Зингерман и сам чувствует себя таким «пещерным монстром-энтузиастом». Он убежден в том, что этот энтузиазм играет важную роль в формулировании, а часто и решении тех задач, которые стоят перед информатизацией в медицине: «Именно нынешние «как бы CIO», очень плотно интегрированные в структуру медицинских организаций, определяют развитие специфических МИС как заказчики, а часто и как исполнители. Они главные переводчики с «медицинского» языка на «информационный», и эта их важная роль должна сохраниться. Во что она превратится организационно, пока сказать трудно».

Профессиональный CIO в медицине — не просто грамотный «айтишник», он должен ориентироваться и в медицине, и в управлении, и в бизнесе. Какой глубины должны быть его знания в этих областях? Кобринский полагает, что создание стандартов, определяющих необходимый уровень знаний CIO в медицине и менеджменте, вряд ли возможно: «Уровень профессиональных требований к медицинскому CIO будет во многом зависеть от специализации конкретного лечебного учреждения и степени его погружения в проблемы ИТ и данной организации. Но без знания или понимания медицинских вопросов он будет способен принимать лишь стандартные решения».

Что отдать «на сторону»?

Представители Минздрава РФ неоднократно заявляли, что информатизацию как непрофильную для медучреждений деятельность следует вывести на аутсорсинг. Самый разумный вариант, по мнению Эльянова, совмещение: часть задач выполняет внешняя компания, а часть, связанную с медицинской спецификой, — CIO и его сотрудники. Организаций, готовых взять медучреждение на полноценное обслуживание, очень мало, напомнил Эльянов, в основном это медицинские информационно-аналитические центры

(МИАЦ). Но разве МИАЦ способны обслужить все учреждения здравоохранения РФ? Намного больше компаний, готовых выполнять лишь самые «понятные» задачи, вроде ремонта и системного администрирования. Но есть ли в лечебных учреждениях средства для оплаты услуг внешних исполнителей?

Впрочем, в основной массе небольших медицинских организаций с простыми типовыми потребностями в ИТ эта непрофильная деятельность еще только-только нарождается. А вот крупные больницы и федеральные НИИ уже могут задуматься: какие функции реально передать на аутсорсинг, а какие обязательно должны остаться внутри медучреждения?

Решение этого непростого вопроса зависит от того, какие функции выполняет ИТ-служба медицинской организации в настоящее время. По словам Кобринского, при определенных условиях и финансировании на аутсорсинг можно передать многое, но в ведении собственной ИТ-службы все равно останутся системы поддержки принятия врачебных решений, а в федеральных медцентрах — еще и вопросы построения моделей и обработки данных.

«Теоретически на аутсорсинг можно отдать всё. Вопрос в скорости реакции, квалификации и стоимости услуг аутсорсеров», — говорит Зингерман. Он полагает, что необходимо искать разумный баланс между внутренней и внешней ИТ-поддержкой. На практике преимущество пока скорее на стороне собственной службы, но в перспективе оно явно будет смещаться в сторону аутсорсинга.

Проблема в том, что в больших организациях ИТ-служба по совместительству решает много других задач: аналитика, постоянная адаптация систем к новым условиям, реакция на новые нормативные акты, всевозможная «компьютерная помощь» и поддержка руководства, сотрудников и их научной деятельности, ведение сайта, мониторинг «информационного пространства» и другие. «Традиционно любая проблема, в которой как-то задействован компьютер, первым делом «спускается» в ИТ-отдел. Это, конечно, трудновато отдать на аутсорсинг», — констатировал Зингерман.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF