Интерес к технологиям Больших Данных в России достаточно велик, но вот практических результатов в этой области достигнуто пока немного. Почему так происходит? Широки ли горизонты использования этих технологий в российском бизнесе? И что сможет сделать государство, чтобы российские предприятия обратили более пристальное внимание на Большие Данные и получили реальную пользу от их сбора, хранения и анализа? Об этом мы беседуем с Марком Шмулевичем, заместителем министра связи и массовых коммуникаций РФ.

Марк Шмулевич, заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ
Марк Шмулевич, заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ

Насколько велик потенциал использования Больших Данных в нашей экономике?

Большие Данные — одна из наиболее перспективных областей, которая в какой-то момент станет необходимой для успешного развития российской экономики. В каких областях могут помочь технологии Больших Данных? Очень во многих. Яркий пример — продажи, та же розница. Деятельности крупных розничных сетей уже сегодня помогает анализ больших объемов данных. Он позволяет выявлять шаблоны, с помощью которых удается, опираясь на ранее накопленный опыт, понять, что если посетитель сайта определенным образом изменил стиль своих покупок, то, скорее всего, это связано с вполне конкретными факторами, а значит, можно предложить ему соответствующие товары. Еще один пример: анализ поведения клиентов интернет-магазинов с целью стимулировать покупки посредством правильной контекстной рекламы и генерации выгодных предложений на лету.

В России, так же как и в Америке, массовый спрос на технологии Больших Данных будет наблюдаться именно со стороны коммерческих организаций. В нашей стране он пока не так заметен, хотя мы наблюдаем тенденцию к росту. Задача государства — увидеть эту тенденцию и обеспечить поддержку рынка, подготовив необходимых специалистов. Сделать это не так-то просто: многих актуальных сегодня профессий в сфере ИТ не существовало в природе еще несколько лет назад, в том числе и науки о данных (data science. — Прим. ред.) в сегодняшнем понимании.

 

Чем, на ваш взгляд, можно объяснить пока еще низкий спрос российских коммерческих организаций на технологии Больших Данных?

Их спрос вполне соответствует нынешнему этапу развития культуры использования технологий Больших Данных с учетом общего запаздывания по сравнению с общемировыми тенденциями в области ИТ, которое наблюдается в России. Нет никаких принципиальных отличий российской коммерческой компании от американской в области использования Больших Данных. Целый ряд компаний предоставляет дополнительные платные сервисы на базе того же Hadoop (Hadoop — свободно распространяемый набор утилит, библиотек и программный каркас для разработки и выполнения распределенных программ, работающих на кластерах из сотен и тысяч узлов. — Прим. ред.). Спрос на Большие Данные стимулирует и правительство ряда стран, включая США.

Замечу, что сегодняшние решения для работы с Большими Данными не требуют больших аппаратных ресурсов. Технологии обработки Больших Данных могут работать в кластерах, собранных из обычных ПК. Более того, Hadoop обеспечивает автоматическое резервирование, давая возможность не беспокоиться о надежности компьютерного оборудования. Другими словами, чтобы развернуть решения для работы с Большими Данными, не нужно серьезных инвестиций. Внимание потребуется к подготовке специалистов, и наше государство учитывает это, например, в разработке профессиональных стандартов. Кроме того, есть еще пространство для новых исследований и разработок в области Больших Данных, которые могут вестись и в российских научных институтах.

Какие факторы способны стимулировать российские предприятия шире применять технологии Больших Данных?

Безусловно, первый и главный фактор — желание предприятий не потерять свою конкурентоспособность и приобрести конкурентное преимущество. Те, кто уже сегодня научится извлекать пользу, применяя технологии Больших Данных, получат на время серьезное преимущество перед конкурентами. Некоторые компании уже взяли на вооружение Большие Данные. Например, компания «Яндекс» применяет их, в частности, для оптимизации работы технологий контекстной рекламы. Подобных примеров ярких внедрений в других секторах российской экономики мы пока видим немного, хотя, на мой взгляд, каких-либо экономических факторов, ограничивающих распространение этих технологий, нет.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF