Какова разница между отечественной должностью «ИТ-директор» и зарубежной с аббревиатурой CIO? И хотя никаких официальных стандартов на эту тему не существует, в общественном сознании они дистанцированы друг от друга. Чем же формально и фактически отличается ИТ-директор от CIO и каково расстояние между этими двумя позициями — один шаг или пропасть? Чрезвычайно оживленная дискуссия на эту тему развернулась на портале GlobalCIO, и ключевым словом в ее рамках стал термин «стратегия».

Далеко не всегда ИТ-руководитель имеет статус, аналогичный статусу западного CIO (Chief Information Officer), — заместителя генерального директора или вице-президента, отвечающего за информационную поддержку бизнеса и получающего в этом качестве существенно более широкие полномочия, нежели те, на которые может рассчитывать «обычный» ИТ-директор. CIO можно рассматривать как высшего, с наибольшим статусом ИТ-менеджера на предприятии, выше — только глава компании и топ-менеджеры в ранге первых и старших вице-президентов и заместителей генерального директора, отвечающие за отдельные бизнес-направления.

Чем же формально и фактически отличается ИТ-директор от CIO и каково расстояние между этими двумя позициями — один шаг или пропасть? Чрезвычайно оживленная дискуссия на эту тему развернулась на портале GlobalCIO, и ключевым словом в ее рамках стал термин «стратегия».

«Следует отметить, что любые высказывания про различия ИТ-директоров и CIO будут относительными и субъективными, так как эти два статуса не формализованы никакими стандартами», — отмечает Александр Олейник, директор Высшей школы бизнес-информатики ГУ-ВШЭ. По функционалу в этих позициях больше общего, чем отличий.

Тем не менее, исходя из сложившихся в профессиональной среде представлений, можно разделить эти должности следующим образом: в отличие от ИТ-директора, который фокусируется на инфраструктурных вопросах, CIO занимается в значительной мере вопросами стратегического развития ИТ. Отсюда различия и в статусе, и в полномочиях, и, конечно, в ответственности.

«На мой взгляд, CIO — это в первую очередь стратег, и основная его цель — повышение эффективности бизнеса, — полагает Станислав Вишневский, директор по развитию информационных систем «АДВ Маркетинг Сервисез». — Он находится на одном уровне с другими топ-менеджерами, если принимает участие в разработке корпоративной и бизнес-стратегии и наделен полномочиями в принятии ключевых для бизнеса решений по развитию ИТ и их интеграции в цепочку создания стоимости компании».

На нашем рынке уже давно есть позиция директора по ИТ, а позиция (или часто приписка) CIO появилась недавно. И понимание того, что должен делать CIO, только приходит к работодателю. Несмотря на это, даже от директора по ИТ часто требуется разное. В одном случае он должен решать только инфраструктурные вопросы ИТ-оборудования, прикладного ПО и сервисов, в другом — вопросы внедрения и сопровождения информационных систем, в третьем — совмещать функции технического директора и директора по информационной безопасности. Да, он должен предлагать новые идеи и решения, но при этом часто не вовлечен в основной стратегический процесс и находится в лучшем случае на тактическом (в части формирования функциональной ИТ-стратегии) или даже операционном уровне.

«Для меня обсуждение разницы между позициями ИТ-директора и CIO сводится к ответу на вопрос «Кто этот человек?» — ремесленник или лидер и провидец», — говорит Михаил Тарасов, ИТ-директор компании «ЭкоПрог». Атрибуты же должности по большому счету ничего не означают: важнее, какую роль ИТ-руководитель играет в организации.

Дмитрий Бацюро, директор по ИТ группы компаний «Атлантик»
Шаг или пропасть?

Готовыми руководителями не рождаются и не выходят из стен вуза. Сначала будущий ИТ-директор работает на рядовой позиции и растет как ИТ-специалист. Затем он становится, например, старшим системным администратором или ведущим программистом и начинает постепенно набираться управленческого опыта. С этого момента он растет уже не только как ИТ-специалист, но и как ИТ-руководитель. Попутно со знаниями и навыками из общего менеджмента он должен освоить управление ИТ-службой: уметь заставить работать не просто программный модуль, а ИТ-службу в целом. Если принимать во внимание только эту составляющую роста, то ИТ-директором можно считать того, кто достиг наивысшей, финальной точки движения в этом направлении, — специалиста, умеющего комбинировать технологии и поддерживающий их персонал таким образом, чтобы предоставлять бизнесу требуемые услуги.

Однако есть еще одна составляющая роста, и она находится за пределами ИТ. Речь идет о переходе от удовлетворения потребностей бизнеса в ИТ-сервисах к формированию таких потребностей, то есть о помощи бизнесу в осознании своих потребностей и порождении спроса на полезные ему ИТ-сервисы. Для того чтобы правильно формировать эту потребность, необходимо расширять свой кругозор и разбираться в том, как на самом деле функционируют отдельные составляющие бизнеса, как они взаимодействуют друг с другом, как можно это взаимодействие оптимизировать сначала организационно, а затем уже технически. Организационная составляющая ведет к овладеванию навыками моделирования и оптимизации бизнес-процессов, управления операционной и проектной деятельностью на уровне компании, а не только ИТ-подразделения. Как назвать руководителя, владеющего этими умениями? Уже CIO или еще нет?

Если идти по нарастающей, то этот руководитель, разобравшись в операционном и проектном менеджменте на уровне компании, а также в ее стратегии, уже может брать на себя ответственность за не совсем смежные с ИТ направления. Например, за организацию с нуля новых офисов, проведение маркетинговых акций. Он все плотнее срастается с высшим менеджментом компании, где сфера интересов и компетенций каждого отдельного руководителя не ограничивается его профессиональной областью, а пересекается с остальными. Вот теперь это CIO? Или уже нет?

На самом деле «руководитель отдела ИТ», «ИТ-директор», CIO, «вице-президент по информационным технологиям» — не более чем термины, которыми можно обозначать различные вехи в развитии менеджера. В России точное местоположение каждого из них на этом пути развития еще не устоялось. Нередко вижу на чьей-нибудь визитке должность: «Директор по ИТ, CIO». Так, может быть, чем играть размытыми терминами, лучше просто каждому примерить на себя ту часть пути, которую он еще собирается преодолеть, и дать самому себе ответ на вопрос: «Сколько осталось — один шаг или целая пропасть?»

Соответствие этой роли можно узнать по плану работ, представляемому ИТ-руководителем своему начальству. Если план долгосрочный и автор в состоянии объяснить, как план (ИТ-стратегия) отвечает стратегии бизнеса, то его составлял CIO. Иными словами, ответ на вопрос «Кто ты: ИТ-директор или CIO?» — это состояние, а не должность.

Статус же, во-первых, зависит от самого ИТ-руководителя: либо он ремесленник и им остается, либо растет как лидер. Во-вторых, он зависит от конкретной команды топ-менеджеров. Несмотря на заслуги, ИТ-директору стоит поискать другое место работы, если он посчитает, что сделанное им не адекватно оценкам со стороны остального менеджмента.

«Важно то, как себя позиционирует руководитель, какие задачи он готов решать и реально решает», — подчеркивает Александр Краснов, заместитель генерального директора по ИТ компании «Разгуляй». Способен ли он общаться на одном языке со всеми другими топ-менеджерами и решать бизнес-задачи, используя свои инструменты? Способен ли он решать задачи, которые выходят за рамки ИТ, готов ли нести ответственность за свой блок, инициирует ли он решение тех или иных проблем, даже если они выходят за рамки ИТ? Насколько он самостоятелен в принятии решений, готов ли отстаивать необходимые, но непопулярные решения и быть за них в ответе, способен ли вести за собой персонал, держит ли данное слово? Этот список можно продолжить. «С моей точки зрения, все зависит не от того, каково название позиции, а от того, какой человек ее занимает. И разумеется, сказанное справедливо и для любой другой высшей должности», — резюмирует Краснов.

«Если под CIO подразумевается топ-менеджер, отвечающий за бизнес-процессы, информационные потоки, стратегию инноваций в компании, то им может стать и директор по развитию, и любой другой руководитель, достаточно подкованный в данных направлениях, — считает Дмитрий Бацюро, директор по ИТ группы компаний «Атлантик». Но так сложилось, что за рубежом без понимания, что такое бизнес-процессы и с чем их едят, а также без навыков проектного управления на верхний уровень руководства пробиться сложно. В России же в силу относительно низкой культуры менеджмента многие руководители имеют очень слабое представление об этих областях. ИТ-руководителям, напротив, бизнес-процессы нередко приходится развивать, автоматизировать и т. п. Вот и получается, что в России вероятность увидеть на позиции, называемой CIO, выходца из ИТ гораздо выше, чем на Западе.

«Вызреть» до CIO

Каким образом ИТ-руководитель может стать CIO? Обязательно ли для этого переходить в другую компанию, где позиция CIO уже предусмотрена штатным расписанием? Возможно ли добиться перехода «количества в качество» — реального повышения статуса ИТ-руководителя в результате удовлетворенности топ-менеджментом его эффективной работой?

«Основной путь перехода от ИТ-директора к CIO в данной терминологии, как мне кажется, — смена места работы», — полагает Вишневский. Альтернативный вариант возможен лишь при изрядной доле везения — например, если на должность первого лица компании придет «продвинутый» руководитель и обоснует владельцам необходимость новой позиции. Но в этом случае необходим еще высокий уровень развития ИТ и их проникновение в ключевые бизнес-процессы в самой компании.

«Кроме того, можно добиться изменения своего статуса, если проводить свой внутренний PR и повышать степень доверия к себе. Но этот путь, в зависимости от внутренних условий, у кого-то может занять месяцы, а у кого-то — годы и вообще не привести к желаемому результату», — признает Вишневский.

«Переход на уже предусмотренную штатным расписанием позицию CIO — более простой и надежный способ», — согласен Олейник. Если компания выросла и руководство созрело для введения позиции CIO, то всегда существует опасность, что на эту должность пригласят внешнего специалиста.

«Вряд ли ИТ-директора возьмут на должность CIO в другую компанию. Работодатель посчитает, что если в предыдущей компании кандидат не смог выбиться в стратеги, то и в новой с такими обязанностями скорее всего не справится», — высказывает опасение Сергей Горицкий, заместитель начальника управления информационного обеспечения «Воткинского завода». Обычно в первую очередь смотрят именно на опыт аналогичной работы. Что же касается реальных компетенций такого руководителя, то их может быть вполне достаточно для перехода с повышением статуса.

В крупном бизнесе чаще всего позиция CIO как стратега уже предусмотрена. Но попасть туда обычному ИТ-директору «с улицы» малореально: нужно либо зарекомендовать себя на такой позиции в другой компании, либо долго выжидать, пока кресло CIO освободится. Получается, что «вызреть» до уровня CIO проще всего в средних компаниях, но вот найти подходящую не так просто.

«Смена места работы, для того чтобы стать CIO, вовсе не обязательна. Можно применить тактику «быстрых побед», которая частично сработала в моей организации», — рекомендует Бацюро. Будучи сначала именно руководителем ИТ-службы, чьей задачей было предоставление ИТ-сервисов, но никак не участие в стратегии, он стал предлагать генеральному директору идеи по повышению эффективности процессов, прозрачности финансового учета и т. п. В результате, когда некоторые идеи были апробированы и их эффективность была доказана, Бацюро вошел в состав совета директоров компании. После этого он смог продвигать свои идеи уже на законных основаниях.

«В российской практике «вменяемые» генеральные директора, готовые менять свою точку зрения и развиваться в ногу с компанией и ее руководителями, пока редки», — сетует Бацюро.

«По моему мнению, реализовать себя как стратега можно только в компании, которая либо является филиалом международной структуры, либо сильно ИТ-зависима, либо имеет сложную, «тяжелую» структуру», — отмечает Сергей Полторак, руководитель отдела ИТ компании «Бовид». В остальных случаях, даже при условии, что в компании относительно благоприятный климат для внедрения ИТ, стратегические компетенции удается применить редко.

Кроме того, лишь при полном взаимопонимании между собственником бизнеса и ИТ-директором и совпадении взглядов на роль второго их взаимодействие будет приносить ощутимые плоды. В этом заключается огромная проблема: с одной стороны, мало специалистов CIO, с другой — мало и руководителей, понимающих их необходимость. А стремиться стать CIO и после этого не найти себе применения мало кому хочется.

В целом же вопрос «Директор по ИТ или CIO?» для многих остается скорее философским, чем вопросом реальных компетенций и функционала. Роль даже ИТ-директора (не говоря уже про CIO) в России слишком размыта, да и уровни зрелости компаний в части ИТ до сих пор сильно различаются.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF