Еще несколько лет назад аналитики начали отмечать устойчивую тенденцию оттока ИТ-директоров в другие области деятельности. Как показал опрос ИТ-руководителей, проведенный в 2009 году американской редакцией CIO Magazine,15% из них планировали покинуть сферу ИТ. С тех пор эта тенденция только усилилась.

Как выяснилось, главной причиной оттока становится получение «технарями» бизнес-образования, что радикально расширяет сферы их интересов. В целом почти половина ИТ-руководителей, получивших степень MBA, выражают желание попробовать себя в другой руководящей роли. При этом они весьма амбициозны: самыми распространенными являются претензии на роль первого или хотя бы второго лица компании.

Конечно же, в России подобные тенденции не столь выражены, однако и у нас они находят свое отражение. Случаи перехода ИТ-директоров на позиции бизнес-руководителей далеко не единичны.

«С точки зрения долгосрочной перспективы переход ИТ-директора на бизнес-позицию является более чем оправданным», — уверен Нестор Комарницкий, финансовый директор компании «Империал Тобакко Волга». Это сейчас крайне активно обсуждается, должен ли ИТ-директор подчиняться непосредственно первому лицу компании, нужен ли ему непосредственный контакт с акционерами. А лет через 15–20 облака проникнут во все области ИТ, существенно размыв сферу ответственности ИТ-департаментов. В результате вполне реалистичен прогноз, что ИТ-служба станет небольшим подразделением либо в составе службы логистики, либо в составе инфраструктурного департамента, который будет обеспечивать работоспособность всего — от коммунальных услуг до информационных систем.

Нестор Комарницкий, финансовый директор компании «Империал Тобакко Волга»

Я по образованию экономист-международник и до некоторого момента работал в консалтинге как внедренец информационных систем. Мне было 28 лет, когда в 2004 году я получил предложение возглавить ИТ-службу и провести внедрение ERP-системы на металлургическом комбинате «Азовсталь». Такие предложения человек получает не чаще, чем раз в жизни. Кроме того, перед командой менеджеров стояла амбициозная задача создать предприятие западного образца — как с точки зрения процессов и эффективности, так и прозрачности.

Отработав в ИТ с 2004 по 2010 год я решил, что пришло время вернуться в бизнес — за прошедшие годы я «наелся» ИТ, и настала пора задуматься о будущем, перейдя на бизнес-позицию. К сожалению, в рамках старой компании такой переход осуществить не удалось, поэтому, чтобы решить задачу, пришлось сменить работодателя.

Наиболее логичным был переход на должность финансового директора с дальнейшей перспективой горизонтального и вертикального роста по бизнес-позициям. Хочу сказать, что я не отошел полностью от информационных технологий: ИТ-департамент находится в моем подчинении.

Следует понимать, что у ИТ большого будущего может и не быть. В этом случае о смене сферы деятельности придется задуматься всем здравомыслящим ИТ-директорам. И лучше сделать это сейчас, а не в предпенсионном возрасте.

«Возможно, я излишне впечатлен книгами вроде «Does IT Matter?». Тем не менее позиция Николаса Карра и его последователей мне близка, особенно с учетом того, что подтверждение озвученных ими тенденций на предприятиях уже наблюдается», — отмечает Комарницкий.

«Эксперты отрасли высказывают мнение, что ИТ-директор приносит максимальную пользу компании в течение первых пяти лет. Вполне возможно, что такая оценка близка к истине», — считает Олег Вайнберг, директор по инновациям сети магазинов «Кей». Квалифицированный ИТ-директор за это время способен полностью выстроить работу своего департамента, попутно внедрив крупную ERP. Получается, что, с одной стороны, за это время ИТ-руководитель хорошо узнает бизнес (а иногда и получает бизнес-образование), а с другой — собственно ИТ-деятельность для него заканчивается. Люди просто перерастают свою должность. Разумеется, в этом случае следует либо переходить на иную позицию, либо покидать компанию.

«Когда видишь неоптимальность бизнеса и понимаешь, как это можно исправить, возникает желание это сделать», — добавляет Вайнберг. Проблема заключается в том, что провести желаемые изменения можно, лишь находясь на «правильном» месте. Если пытаться проводить изменения в бизнесе, находясь на позиции ИТ-директора, организация этого не примет. Это кратчайший путь к «профессиональному выгоранию».

В российской бизнес-практике ИТ-руководители, как правило, развивают ИТ-инфраструктуру предприятия, не оказывая сколь-либо существенного влияния на формирование общей стратегии бизнеса.

Бесценный актив

Опыт ИТ-директора — бесценный актив, считают участники дискуссии, проходящей на портале GlobalCIO (http://www.globalcio.ru/workshops/43/)

Владимир Галков, заместитель директора по ИТ «Волгогазтелекома»

Перейти с позиции ИТ-директора куда-то «выше» действительно сложно, так как для должности топ-менеджера необходим опыт продаж. Я не сталкивался с учредителями, которые готовы были на должность высшего руководителя поставить человека, в чьи обязанности никогда не входила продажа продукта, производимого организацией, или хотя бы удержание клиентов политическим способом.

Для учредителей их собственность — бизнес. И он в первую очередь источник прибыли, даже если это любимое дело жизни. Доверить его человеку, не показавшему успеха на ниве добычи денежных знаков, сложно. Поэтому у учредителей на горизонте всегда будет более достойный кандидат, чем ИТ-директор.

Леонид Воронин, директор департамента системной интеграции корпорации «Маяк»

Построив математическую модель для описания всех процессов предприятия (а она явно необходима для осмысления того, что и как делать ИТ-директору), сравнительно легко работать в любой точке этой модели. Все зависит именно от наличия опыта в бизнес-позиции или приобретаемого дополнительного образования в ней же. В какой-то момент задачи ИТ становятся совершено «простыми» и заниматься только ими неинтересно. ИТ-директор, став экспертом в своей области, может применить знания и умения везде, в том числе и на практически любых бизнес-позициях.

Александр Митенко, заместитель председателя правления, начальник управления ИТ «Роял Кредит Банка»

ИТ-директор, отладивший деятельность своего подразделения наилучшим образом, фактически должен был создать модель действующего бизнеса по продаже ИТ-услуг. И куда ему развиваться, как не в руководителя отдельного предприятия, оказывающего услуги не только «родителю», но и сторонним организациям? Это единственный путь к повышению эффективности отлаженных ИТ-процессов.

ИТ-директора же, которые переросли ИТ и не хотят больше заниматься данной деятельностью, — не такая уж и редкость. Уход в другие сферы позволяет удовлетворить неуемную любознательность человека, вошедшего в ИТ именно из-за инновационной составляющей и огромного пласта знаний, необходимых для деятельности в ней.

Если ИТ-директору нравится заниматься исключительно технологиями, то недостатков в его должности нет. Если же появляется желание внести изменения в бизнес-процессы или подкорректировать стратегические цели предприятия, то с позиции ИТ-директора подобное воздействие не будет легитимным.

Еще одна особенность работы ИТ-директора — явно нарушенный баланс между работой и личной жизнью. Фактически он должен быть готов работать круглосуточно, тогда как у других менеджеров работа более размеренна. «Сейчас я занимаю должность финансового директора, и у меня не бывает ночных звонков, информирующих о возникновении проблем, или незапланированных выходов на работу в праздничные дни. Как известно, для ИТ-директора такие ситуации нередки», — говорит Комарницкий.

Разумеется, при желании можно найти и явные преимущества работы в сфере ИТ. Здесь постоянно происходит что-то новое, необходимо следить за появляющимися тенденциями — как в сфере программных, так и аппаратных платформ. Если человеку нравится жить в постоянной динамике, то в других отраслях, характеризующихся более низкими темпами изменений, такие условия получить проблематично.

 

Стать источником рисков

Нельзя сказать, что для ИТ-директора переход в бизнес является карьерным ростом. Скорее, это просто изменение сферы деятельности. Можно выделить три фундаментальных фактора, при наличии которых развитие в сторону бизнес-руководителя становится возможным.

Первые два — широкая база как личных контактов, так и знаний, не ограничивающихся сугубо техническими областями. Третий по счету, но не по значимости — доверие со стороны того руководителя, к которому приходишь на работу. Имея кредит доверия, можно достигнуть успеха, несмотря на наличие или отсутствие какого-либо предыдущего опыта.

Алексей Комков, заместитель генерального директора по продуктам и технологиям компании

«Т-Платформы»

Каждые несколько лет я стараюсь сменить поле деятельности, освоить новые направления. Подобные переходы очень обогащают и позволяют в новых для себя условиях действовать нестандартно, что весьма ценится.

Я работал в ИТ-подразделениях предприятий самых разных сфер бизнеса, включая ряд известных ИТ-компаний, регулярно осваивая смежные направления деятельности. Я прошел путь от рядового программиста до руководителя российского офиса корпорации Cadence Design Systems и сейчас отвечаю за управление всем циклом разработки продуктов компании «Т-Платформы» и формирование стратегии их продвижения на российском и зарубежном рынках. Я задействую свой опыт и продолжаю развивать профессиональные навыки. Профессионализм коллег, решающих тактические задачи маркетинговой поддержки бизнеса компании, позволяет мне быть уверенным в успешной реализации этой стратегии.

«Применительно к должности ИТ-директора часто говорится о соотношении технической и управленческой составляющих, — отмечает Вайнберг. — Если человеку становится интереснее управлять людьми и структурами, то переход возможен. Если для него ИТ — это скорее увлекательная игрушка, чем инструмент для достижения бизнес-целей, то на должности ИТ-директора ему будет комфортнее».

ИТ-руководители зачастую являются технократами. «Нужно понимать, что бизнес — это в первую (а также во вторую и третью) очередь люди», — уверен Комарницкий. Поэтому главным навыком становится умение общаться, налаживать контакт и находить точки соприкосновения.

Наконец, требуется изменение мировоззрения. Основная задача ИТ-директора — тратить деньги. Пусть находя наиболее эффективные решения, позволяющие решать задачи бизнеса, но тем не менее — тратить. Основная задача, например, финансового директора — деньги экономить. В целом же задача бизнес-руководителя заключается в генерации тех задач, выполнение которых приводит к повышению эффективности и прибыльности.

Как подчеркивает Алексей Комков, заместитель генерального директора по продуктам и технологиям компании «Т-Платформы», основная задача ИТ-руководителя — поддержка бизнеса, минимизация рисков и развитие ИТ-инфраструктуры в соответствии с общей стратегией предприятия. В силу вынужденного консерватизма он опирается на проверенные временем и хорошо зарекомендовавшие себя решения и какие-либо креативные идеи чаще всего принимает в штыки.

Другое дело — бизнес-руководитель. Являясь своего рода локомотивом развития компаний, он неизбежно генерирует различные риски и отвечает за их последствия. Может показаться, что переход от ИТ- к бизнес-руководителю не потребует трансформации личности. Однако, как показывает практика, человек не всегда оказывается к нему готов. Профессиональные привычки, приобретенные за долгие годы, непросто побороть при смене сферы деятельности.

Олег Вайнберг, директор по инновациям сети магазинов «Кей»

Вариант ухода в другую компанию на позицию ИТ-директора не слишком интересен. Пришлось бы просто снова отлаживать всю систему ITIL/ITSM, выстраивать службу поддержки, внедрять ERP и т. д. — с методологической точки зрения последовательность действий ясна и довольно рутинна. Возможно, я действительно засиделся на одном месте, но подобрать достойный вариант крайне непросто: у нас достаточно крупная организация, и найти компанию такого же уровня с не менее интересными задачами — весьма большая проблема.

 

«Одним из важных качеств является умение вести переговоры — в частности, это то, чего мне пока не хватает», — сетует Вайнберг. Разумеется, необходимы навыки лидерства, познания в мотивации; неплохо иметь статус MBA, хотя отношение к нему в России неоднозначное.

Зачастую ИТ-директора очень долго живут вне корпоративной политики, что негативно влияет на их гибкость. Когда человек начинает заниматься развитием бизнеса, его работа кардинально меняется. Вдруг обнаруживается, что истина не абсолютна — это всего лишь вопрос договоренностей. Приходится учиться вести переговоры, искать коалиции, полагаться на других людей.

Еще одним подводным камнем является то, что окружающим будет трудно воспринимать ИТ-директора в ином качестве. Если же бывший ИТ-директор переходит в новую компанию с изменением ранга, то ему труднее завоевать доверие нового работодателя.

 

Свой среди чужих

На какие позиции имеет смысл рассчитывать ИТ-руководителю, решившему сменить сферу деятельности? Конечно же, все зависит от его вовлеченности в бизнес и опыта за плечами.

«Практически любой ИТ-руководитель способен успешно руководить одним или несколькими направлениями бизнеса, однако лишь немногие в полной мере готовы встать во главе компании», — считает Комков. Ведь для этого необходимо обладать стратегическим мышлением, уметь целостно видеть бизнес компании и рынок, на котором она работает, быть готовым к принятию нестандартных решений. А это, в силу специфики их работы, свойственно далеко не всем ИТ-руководителям.

«При должном самообразовании можно претендовать на позиции финансового директора и директора по логистике», — полагает Комарницкий. Это те области, где ИТ-директор очень плотно работает со своими коллегами из соответствующих подразделений. Так или иначе, он оказывается задействованным в этих направлениях.

«ИТ-директор может свободно работать директором по операциям, поскольку досконально знает бизнес-процессы, директором по изменениям, если ему хватает соответствующих компетенций, или директором по инновациям», — предлагает Вайнберг. Возможен вариант занятия должности директора по развитию, если его деятельность не ограничивается исключительно поиском помещений для новых офисов.

Случаев успешных переходов опытных «айтишников» на бизнес-позиции не так уж и мало. «У большинства людей, идущих таким путем, есть общая черта, — продолжает Вайнберг. — Им не сидится спокойно на месте, они не могут сидеть и ждать указаний относительно направления развития».

С неудачами также приходится сталкиваться, но они бывают тогда, когда желание участвовать в бизнесе не подкреплено способностью перестроить мышление. «Если при смене деятельности человек в душе останется ИТ-директором, неудача неизбежна», — подчеркивает Комков.

Переход в ИТ-компанию — это самый простой способ стать бизнес-руководителем, поэтому многие ему следуют. Имея базу знаний в ИТ, именно там проще завоевать доверие и проявить себя как бизнес-менеджер.

«Когда я планировал переход, то начал вести переговоры именно в этом направлении», — делится Комарницкий. — Однако потом принял решение, что не следует делать промежуточных шагов, ведь моей конечной целью была бизнес-позиция в промышленности».

В целом, если говорить об ИТ-директоре, не имеющем опыта на бизнес-позиции, ему можно рекомендовать именно «пересадочную станцию» в виде ИТ-компании. Такой переход будет менее рискованным, нежели любой другой.

Кроме того, у ИТ-директора, пришедшего на одну из руководящих должностей в ИТ-компанию, есть важное преимущество: он прекрасно понимает, чего ждут заказчики от поставщиков ИТ-продуктов и услуг. Оказавшись по другую сторону баррикад, он продолжает разговаривать со своими бывшими коллегами на одном языке.

Но не менее значимую роль имеющийся ИТ-опыт играет для бизнес-руководителя в любой другой отрасли. Прежде всего человек понимает отличие данных от информации, осознает, что тенденции важнее конкретных величин. Как минимум это находит выражение в постановке правильных задач ИТ-подразделению. Любому ИТ-специалисту очевидно, что между терминами «точность» и «ясность» огромная разница. Например, если человек видит что-то ясно, то, скорее всего, информация агрегирована. И наоборот — четкое видение каждого пикселя не позволяет разглядеть картину в целом.

Наконец, бывший ИТ-директор знает стоимость получаемой информации и прекрасно понимает, что любопытство руководителя — весьма дорогое хобби.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF