Об эволюции технологий виртуализации, тенденциях и факторах, препятствующих российским предприятиям использовать более эффективные методы виртуализации, основанные на облачных вычислениях, рассказывает Роберт Фариш, глава представительства IDC в России

Каким в IDC видят дальнейшее развитие виртуализации?

Если виртуализацию условно разбить по версиям (1.0, 2.0, 3.0 и т. д.), то мы сейчас находимся где-то на уровне 2.0, причем эта оценка справедлива не только для России, но и для всего мира. Виртуализация 1.0 — это начальный этап, когда гипервизоры были не совсем зрелыми, а большинство работ, которые выполнялись, были скорее экспериментами в области виртуализации серверов. С переходом на версию 2.0 гипервизоры стали более зрелыми, на этом уровне уже ведется промышленная эксплуатация систем, и большинство компаний, которые пользуются виртуализацией, уже смогли получить эффект благодаря оптимизации затрат на покупку аппаратных комплексов, сокращению расходов на охлаждение, электроэнергию и площадь под ЦОД.

Виртуализация 3.0 — это полностью виртуализированный ЦОД, включая все устройства, которые там работают, и внешние ресурсы, с которыми соединены внутренние ресурсы компании. Облачные технологии начинаются тогда, когда начинаются облачные услуги, то есть такие услуги, которые предоставляются через Интернет и полностью абстрагируются от физической инфраструктуры.

Если разница между первой и второй версиями достаточна проста и понятна, то к версии 3.0 нам еще предстоит пройти долгую дорогу, на которой очень много маленьких ступенек, их нам предстоит преодолеть. По прогнозам IDC, примерно через пять лет облачные вычисления станут синонимом виртуализации версии 3.0, то есть у нас будет полностью виртуализированный динамичный ЦОД, который позволит подключать и контролировать все ресурсы, находящиеся во внешних облаках.

Что мешает предприятиям перейти на версию 3.0?

Пока рынок к этому не готов. Компаний, которые уже используют технологии виртуализации 3.0, много меньше, нежели тех, что используют обычные технологии и, в частности, простую виртуализацию. Например, на рынке уже представлены системы, позволяющие любому бизнес-подразделению купить себе ресурс в облаках без участия ИТ-отдела. Это очень передовой и революционный подход не только для России, но и для всего мира. Однако сегодня на рынке по-прежнему предлагается больше других технологий — тех, которые в облаках пока не работают. Например, базы данных Oracle не виртуализированы полностью. Это значит, что сама индустрия не может еще предложить клиентам такой уровень услуг.

Нередки случаи, когда вчерашние плохие провайдеры аутсорсинговых услуг сегодня становятся плохими облачными провайдерами. Что должно произойти, чтобы компетенции поставщиков услуг вышли на качественно новый уровень?

Если говорить об аутсорсинге ИТ-инфраструктуры, то его в России практически не существует. Этот сегмент является незрелым по объективным причинам — было создано крайне мало хороших ЦОД, и не было мест, где можно было бы оказывать качественные услуги. Поэтому у этого рынка не было роста, и в России не развивался надлежащий уровень необходимых навыков и компетенций. Я думаю, акцент сейчас не делается на публичные облака, заказчики предпочитают задействовать внутренние ресурсы своих компаний. Впрочем, это имеет свои преимущества: организация внутренних облаков позволяет ИТ-отделу лучше и быстрее решать «облачные» вопросы и экономить средства. Чтобы российские заказчики смогли реализовать достаточно серьезные облачные проекты, нужна физическая инфраструктура, но ее я пока в России не вижу.

Правда, облака не имеют границ. Заказчик теоретически может приобрести облачные услуги у ведущих мировых поставщиков облачных сервисов. Но россияне не используют облачные предложения, например, таких компаний, как Amazon или Google, потому что заключить с ними контракт в рублях с точки зрения российской финансовой отчетности не так просто. В этих условиях создается благоприятная почва для появления посредников. Более того, они уже есть. Увы, наличие посредников только усложняет предоставление облачных сервисов, поскольку растет цена услуг, а следовательно, теряется их эффективность.

Поделитесь материалом с коллегами и друзьями

Купить номер с этой статьей в PDF